Воскресенье, 22.10.2017
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Кавказская Албания [0]
Ислам в Лезгистане [10]
Геополитика на Кавказе [1]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2011 » Май » 18 » ДАГЕСТАН В СОСТАВЕ КАВКАЗСКОЙ АЛБАНИИ
13:58
ДАГЕСТАН В СОСТАВЕ КАВКАЗСКОЙ АЛБАНИИ

Социально-экономическое развитие Дагестана к середине I тысячелетия до н. э. шло такими темпами, что возникновение классов и государства на территории края становится неизбежным. Таким раннеклассовым государством была Кавказская Албания. Поэтому период, связанный с вхождением в это государство, представляет исключительный интерес для истории Дагестана.

Исследователи, разрабатывая те или иные проблемы, затрагивали и вопрос о границах Албании. Некоторые из них в ее состав включали и значительную территорию Дагестана до реки Сулак. Этот вывод на основе анализа данных античных авторов научно обосновал еще в 30-х гг. известный советский историк профессор С. В. Юшков в фундаментальной статье «К вопросу о границах древней Албании». Античные авторы дают противоречивые сведения по вопросу о границах Албании, однако их данные - это незаменимые источники по интересующей нас теме.

При определении границ древней Кавказской Албании, в частности, когда речь идет о ее южных границах, следует учитывать такой факт: какие именно области нынешнего Азербайджана включали в себя Атропатена, Великая Армения и Картлия (Иберия). Если учесть, что значительная территория нынешнего Азербайджана входила в состав одновременных с Албанией вышеуказанных политических образований, то станет совершенно ясно, что в Албанию входила значительная территория Дагестана.

Согласно данным античных авторов, на западе Албания граничила с Иберией. Исследователи подчеркивают, что Иберия и Албания могли непосредственно соприкасаться лишь к северу от Камби-сены, где-то в среднем течении Алазани. Таким образом, надо полагать, что в древности границы Албании соприкасались с Иберией на значительно большем протяжении, чем теперь границы Дагестана с Грузией.

На территории Дагестана обнаружено немало сельскохозяйственных орудий, свидетельствующих о развитии земледельческих культур. Страбон отмечает, что в Албании росли самые нежные и всякие растения: есть даже вечнозеленые.

Албанское население занималось и скотоводством. Страбон пишет: «Точно так же и животные у них как домашние, так и дикие, имеют хороший рост».

В Дагестане разводили самые различные породы скота; овец и коз, быков, лошадей, свиней и ослов. Уделялось большое внимание и коневодству.

Об уровне ремесленного производства Албании свидетельствуют сообщения античных авторов о превосходном для этой эпохи военном снаряжении, о керамическом производстве. Развито было прядение и ткачество.

Развитие земледельческо-скотоводческого хозяйства, торгово-рсмесленного производства, усиление внутреннего и внешнего обмена - все это создало условия для возникновения городов - центров торговли в Албании.

Подробное описание городов и значительных населенных пунктов Албании дает Птолемей, который перечисляет их до 29. Упоминаемое у Птолемея количество городов и других населенных пунктов в Албании намного превышает количество названий населенных, пунктов соседних государств. Ряд городов по его карте локализуется на приморской равнине Дагестана, у устьев рек.

За устьем реки Соаны (Сулака) расположен город Телеба, у устья реки Герр - город Гельда, у устья реки Кессии - город Албана, город, за которым находится устье реки Кира. Поселения, расположенные на удобных путях и в местах, благоприятных для развития ремесла и торговли, с У-У1 вв. до н. э. постепенно превращались в города и становились торгово-экономическими центрами страны.

Крупным политическим центром Албанского государства являлся город Албана, который, видимо, не случайно назван по имени страны. Археологические раскопки на территории Топрах-Калы, где локализовалась Албана, показали, что это крупный город античной эпохи.

«Город Албана, - пишет А. К.Бакиханов, - лежащий, по сказанию древних историков, между реками Албанус и Кассы, можно принять за Дербент, реку же Ллбанус - за Самур». «Возникает невольно мысль, - пишет С. В. Юшков, - не был ли г. Албана до Плиния и, во всяком случае, в более древние времена главным городом, который дал название и стране».

Перенесение столицы Албании в Кабалаку из Албана, надо полагать, связано с нашествиями с севера.

Необходимо отметить, что и в V в н. э. в Чоге находился албанский патриарший престол.

Видимо, речь идет о городах, расположенных на территории Азербайджана, когда Птолемей пишет: «Города и деревни Албании, расположенные между Иберией и рекой, вытекающей с Кавказа и впадающей в Кир, который течет по всей Иберии и Албании, отделяет от них Армению: Тагода, Бакрия, Сануя, Деглана, Нига».

«Между указанной рекой (Алазаном. - М. Г.) и рекой Албаной, которая течет также с Кавказа, - пишет Птолемей, - расположены города Мосега, Самунида, Оибула, Иуна, Эмбопей, Адиабла, Албана, Мамеохия, Оссина, Слода, Барука».

Города локализовались и во внутренней территории Дагестана.

Часть городов, раскинувшихся между Албаной и рекой Кесси-ей, - Хабала, Хобота, Мозиата, Мисия, Хадаха, Алам - находилась в Дагестане.

Во внутренней части Дагестана были расположены и другие города. Между рекой Кессией (Самуром) и рекой Герром (Гамри-озень или Уллу-чай) - Тиавна, Табилака, между рекой Герром и Со-аной -Тилбида.

К сожалению, античные авторы о внутренней жизни этих городов ничего не сообщают. Несомненно, что они являлись торгово-ремесленными и административными центрами. Они были одновременно и центрами внешней торговли. Так, город Хани, по описанию Страбона, славился производством оружия, выделкой бронзовых сосудов.

В городах Албании, наряду с местным населением, жили иностранцы - греки, сирийцы, иудеи, которые занимались ремеслами и торговлей.

На возникновение городов в Албании указывают и археологические раскопки. Такими городами были Топрах-Кала, Урцеки и др. «Судя по обломкам керамики, — отмечают исследователи, — Бе-лиджинское городище Топрах-Кала может быть отнесено к периоду многоплеменного государства Албании, к последним векам до нашей эры и первым векам нашей эры».

Во11-Ш вв. до н.э.-III в. н. э. Урцекское поселение вырастает в город, планировка которого отражала классовую структуру общества. Укрепленная цитадель занимала вершину возвышенности, по склонам ее возведены жилые, хозяйственные и общественные постройки. «Городище Урцеки, - пишут Дж. А. Халилов, И. А. Бабаев, -отождествляется с раннесредневековым городом, упоминаемым у Моисея Каганкатваци, столицей царства гуннов в Дагестане - Вара-чаном. Нет сомнения, что до этого он был одним из крупных городов Албании».

Сведения античных авторов о существовании городов в Албании, которые подкрепляются археологическими материалами, неопровержимо свидетельствуют о том, что албанское государство со II в. до н. э. являлось классовым обществом, ибо отделение города от деревни является характерной чертой именно для антагонистического общества.

Развитие земледельческо-скотоводческого хозяйства, а также торговли, способствовало углублению имущественной и социальной дифференциации, выделению «царей». О социальном строе Албании на первом этапе ее существования Страбон писал: «Прежде каждый народец с особым наречием имел своего царя».

При интерпретации этого сообщения Страбона надо иметь в виду, что античный автор использовал сведения, содержащиеся в сочинениях Патрокла, возможно, и других авторов, посетивших в III в. до и. э. западное побережье Каспия.

По-видимому, эти слова отражают этап, когда вожди албанских племен еще не были объединены под эгидой албанского царя - Ба-силевса, что, как полагают, произошло в Ш в. до н. э. Профессор С.В.Юшков считал, что возникновение Албании без преувеличения можно отнести к V в. до н. э.

С 111-11 вв. до н. э. Албания выступает уже как государство, имеющее крепкую центральную власть. Это нашло отражение и в религии. Исторические, этнографические материалы дают целый

пантеон ботов, во главе которых стоят боги центральной части страны.

Упоминаемые Страбоном царьки, надо полагать, имели свой аппарат правления. Во время военных действий власть их особенно усилилась. В торговых сделках, видимо, они выступали от имени племени.

На социально-экономическое развитие Албании в 1У-П1 вв. до н. э. не мог не повлиять такой фактор, как связи ее с древнейшими рабовладельческими государствами Востока и Закавказья - Урарту, Иберией (Картлией) и др. Известно, что Урарту оказало огромное влияние не только на Закавказье, но и на Северный Кавказ.

Касаясь общественного строя Албании, следует отметить, что здесь были представлены различные социальные группы. Самым .близким к царю лицом Албании был жрец, о котором Страбон сообщает следующее: «Жрецом служит наиболее уважаемое, после царя, лицо, стоящее во главе служителей храма, из которых многие вдохновляются и пророчествуют».

При интерпретации вышеприведенного сообщения Страбона особого внимания заслуживает то, что жрец является наиболее уважаемым, после царя, лицом, владевшим обширной, населенной служителями, землей.

Комментируя сообщение Страбона о святилище, академик А. Крымский писал, что «оно представляло собой крупный многолюдный жреческий город с большими политическими полномочиями». По словам академика И. А. Джавахишвили, «этот храм должен был служить главнейшим, весьма известным местом почитания божества».

Храм, который располагался на границе с Иберией, по-видимому, был не единственным. Следует полагать, что в районе Чога, ко-. торый в албанскую эпоху являлся патриаршим центром, также находилось святилище.Болыиая часть древних христианских храмов, как правило, строилась на месте языческих копищ, чтобы народ легче привыкал к новому режиму.

Термин жрец, которым Страбон обозначает господствующий слой в Албании, был широко распространенным социальным термином на эллинистическом Востоке. Поэтому Страбон, сам являясь по происхождению малоазийцем, албанских жрецов представлял более сходными по социальному положению со жрецами восточных

стран. И, говоря о роли жрецов в социально-экономической жизни Албании, можно проводить аналогии со жрецами остальных стран Востока.

«Совершенно ясно и бесспорно, - пишет академик Н. М. Никольский, - что сумерийские, вавилонские и ассирийские сановники и жрецы были рабовладельцами, и что значительная часть их владела также и участками земли как «отцовскими», т. е. доставшимися по наследству, так и благоприобретенными».

В армянском источнике религиозные служители Албании известны под терминами «иерей», «епископы». Первые находились в подчинении последних и несли им различные «подарки».

«Иерей» управлял одним крупным селом и двумя малыми. Общинники не имели права выступить против иерея. Свободные общинники не могли взять или изгнать иерея без епископа. Население обязано было нести иерею определенные повинности.

Таким образом, жречество в Кавказской Албании, как и в рабовладельческих государствах Древнего Востока, не только составляло господствующий класс, но и играло значительную роль в экономической и политической жизни страны.

К господствующему сословию принадлежали и «царьки» 26 на-родцев, о которых писал Страбон. По-видимому, об этих царьках речь идет у древнеармянских авторов Егише и Ф. Бузанда. Они пишут о «нахарарах и вождях, завербованных Васаком в стране иберов, о войсках липнов и чилбов, Ват, Гав, Гылвар и Хырсан, и Хечматак, и Пасык, и Посых, и Пкжован, и все войска Таваспарана горного и равнинного».

Атрибутом сложившегося государства являются и военные силы. У албанов уже в IV в. до н. э. существовало войско. Арриан (II в. н. э.), повествуя о битве при Гавгамеллах в 331 г. до н. э., сообщает, что в составе Ахеменидской армии был албанский отряд. В IV в. до н. э. в первый период, когда в Албании на основе племенного союза начала складываться государственная единица, сформировалось войско.

Страбон пишет об албанах: «Они сражаются и пешими, и на конях, в легком вооружении и в панцирях, подобно армянам». Далее о вооружении албанского войска Страбон сообщает: «Албанцы сражаются дротиками и луками, имеют панцири, большие щиты и шлемы из звериной кожи, подобно иберам». Страбон свидетельствует, что «войска они (албаны) выставляют больше, чем иберы: они вооружа-

ют шестьдесят тысяч пехоты и двадцать две тысячи всадников, - с таковыми силами выступили в борьбу с Помпеем». Плутарх сообщает, что снаряжение большинства сражавшихся с римлянами албанов было изготовлено из звериных шкур. Это свидетельствует о том, что главную военную силу в Албании представляли воины-горцы.

О высоком уровне вооружения албанов в I в. до и. э. говорят и сравнительные данные их вооружения с армянским и иберийским. В результате археологических раскопок на территории Дагестана добыты разные виды вооружения.

Не меньший интерес при изучении социального строя Албании представляет сопоставление уровня ее развития с развитием соседней Иберии. Говоря о развитии Иберии, Страбон писал, что в этой стране различались четыре рода. «Описанный социальный процесс имел место и в соседней Албании», - пишет Н. Адонц. «У албанцев, как и у иберов, - продолжает Н. Адонц, - обязанность жреца несло самое почетное лицо, после царя, и он управлял обширными, плотно населенными, священными землями и храмовыми рабами. Несомненно, что правосудие и военная команда обстояли так, как в Иберии, т. е. они виерялись второму, после царя, лицу. В Иберии верховная власть опиралась на союз родов или их глав, а в Албании - на союз царьков или князей».

Основной социальной единицей Албанского государства являлась сельская община со всеми специфическими чертами восточной общины.

Нам известно, что сельская община - это переходная ступень от бесклассового к классовому обществу. Возникновение Албанского государства поэтому не могло не оказать влияния и на общину.

Для обозначения общины в дагестанских языках сохранились и древние термины: в аварском «бо»,- в даргинском «х!уреба» (лите-рат. х(ураба), которые, по мнению исследователей, возникли еще в эпоху военной демократии. Безусловно, эти термины в албанский период имели другое содержание.

Сельская община Албании у Моисея Каганкатвади названа «миром», а общинники - «мирянами». Для обозначения общинников в Дагестане у Йакута находим термин «хамашира», который в переводе В. Ф. Минорского обозначает «свободный».

Общинники, пользовавшиеся самоуправлением, сохраняли, конечно, известную независимость, однако не были избавлены

от эксплуатации со стороны государственной власти Албании. Независимость их была формальной. Следует полагать, что их привлекали на выполнение различных работ, они несли повинности.

В Албании также контролировалось и фиксировалось поступление от общинников поземельного налога.

К зависимому населению Албанского государства относились и рабы. «До арабского влияния, - пишет профессор С.В. Юшков, -рабство в Дагестане имело ярко выраженный характер». В то же время оно было патриархальным. Следует полагать, что при определении общественного строя у албанцев главную роль играет не абсолютное количество бывших рабов, а значение, какое они имели в производстве.

Подозревать Страбона и других античных авторов в необъективности по вопросу о рабстве в Албании нет оснований. Но вполне возможно, что они под впечатлением сильно развитых у себя рабовладельческих отношений уменьшали их роль в Албании, как и в соседней Иберии, и оставили лишь скудные данные. Следует иметь в виду тенденцию античных авторов подчеркивать отсталость других народов.

Известные из античных источников храмовые служители (гие-родулы), о которых, в частности, сообщает Страбон, являлись раба-

В армянском источнике категория зависимого населения, обозначенная термином «простолюдин», вероятнее всего, должна была быть рабами.

У арабских авторов служители дагестанского владения Лакз обозначены термином «м. так». Подобным термином обозначались рабы в древней Армении.

Лингвистический анализ социальных терминов в дагестанских языках позволяет судить, что рабовладение в Дагестане своими корнями уходит в глубь веков.

Наличие в словах «лук!» и «лагь» (которыми в дагестанских языках обозначается раб) звуков, характерных для иберийско-кав-казских языков, по мнению лингвистов, дает основание предполагать, что они относятся к одной основе исконно дагестанского лексического фонда и являются древними социальными терминами.

Основными источниками рабства в Албании, видимо, были: 1) рабы, образовавшиеся из свободных общинников в результате закабаления; 2) рабы, образовавшиеся в результате войн.

В греко-римскую эпоху Албания не платила Римской империи столько дани, сколько она обязалась участвовать в совместных римских походах, в результате которых немалая доля пленных доставалась албанской военной знати, превращавшей их в рабов.

Эллинистический период был временем широкого распространения пиратства. Эллинистическое пиратство, будучи одним из основных поставщиков рабочей силы - рабов - играло весьма существенную роль в системе рабовладельческой экономики Средиземноморья. О пиратстве северокавказских племен довольно любопытные сведения сообщает Страбон.

Труд рабов использовался в основном на стройках. Античные города и другие сооружения воздвигались рабами, строительство которых при слаборазвитой технике было необычайно трудным.

Древнеармянекий историк Ф. Бузанд (V в. н. э.) отмечает: «Но когда персидские войска пошли походом на армян, то с ними был также и албанский царь Урнайр со своим отрядом. Албанский царь вступил в разговор с теми, кто находился при нем, и сказал: «Ныне же я вас предупреждаю, чтобы вы помнили, что когда мы заберем в плен армянские войска, то многих из них надо оставить в живых, мы их свяжем и отведем в Албанию и заставим их работать как гончаров, каменотесов и кладчиков для наших городов, дворцов и других нужд».

В этом ясно можно видеть факт использования в древней Албании труда рабов-военнопленных в строительстве и ремесле.

В связи с дальнейшим развитием производительных сил, ростом ремесленного производства, торговли, а также возникновением городов - торгово-ремесленных центров, определенный процент населения Албании составляли ремесленники, которые специализировались по производству предметов роскоши, военного снаряжения.

Большой интерес для выяснения социальных отношений, господствовавших в Албании, представляет выяснение вопроса о земельных отношениях. Сопоставляя известное об Албании с государственным устройством соседней Иберии, можно предположить о существовании в Албании «царской земли», поскольку античный автор сообщает о существовании «священной жреческой земли».

Крупными земельными собственниками в Албании, как и в других переднеазиатских государствах, выступали храмы, которым принадлежали обширные земельные владения. Земля, которой владели жрецы, у Страбона названа «священной». Эта земля, находившаяся под управлением верховного жреца, была густо населена. Здесь жили храмовые служители (иеродулы), работавшие на храм.

Храмы появляются в классовом обществе и становятся центрами религиозной, а иногда экономической и политической жизни. Храмовые жрецы владели огромными богатствами, землями, рабами, вели торговые операции.

Землей была наделена и военная знать. В античных источниках об Албании не находим термина для обозначения частновладельческой земли.

У арабского географа Йакута в разделе, где он говорит о социальном расслоении в Лакзе, встречается термин, который в переводе Л. Караулова обозначает «ал-акра», а у профессора В. Ф. Минорско-го-«акара».

Термином «агарак» обозначалось частновладельческое хозяйство в древней Армении. Он восходит к сумеро-аккадскому «акаг» (акар) со значением посев, пахотное поле, луг.

Можно допустить, что и в древней Албании частновладельческая земля обозначалась подобным термином.

О других формах земельной собственности античные авторы ничего не сообщают. Можно лишь только допустить существование в Албании священных земель, которые находились в пользовании служителей культов. Надо полагать, что эти земли составляли основу для расширения храмовых владений Албании. До нашего времени в некоторых частях Дагестана сохранились древние святилища1. О том, что в Албании были святилища, свидетельствуют античные авторы.

Наличие транзитных торговых путей, пролегавших через Албанию, вовлекают ее население в товарообмен эллинистическо-римс-кого мира. Это положение иллюстрируется многочисленными монетными и другими находками в различных пунктах древней Алба-

:ц до нас сохранились под именем исламских (мусул: там географических пунктов), но это поздние налла!

гекяющие домусуль

нии. На мировом рынке иноземные монеты играли роль международного эталона. В ходу у албанцев в этот период были монеты римские и аршакидские.

В эпоху Помпея индийские товары шли из Индии в Бактрию, отсюда - к Каспийскому морю, а далее - по Куре и Фасису - к Черному морю. Этот путь использовался с раннеэллинистических времен. Посредниками в индийской торговле на Кавказе были албаны, иберы и др.

В свою очередь, население Албании экспортировало различные изделия ремесленного производства. Еще в первые века нашей эры население Албании изготовляло полотняные, льняные ткани. Из Албании, как отмечали античные авторы, вывозили в сопредельные и отдаленные страны рыбу, клей, ткани из верблюжьей шерсти. Последние пользовались большим спросом за пределами Албании.

Албания являлась посредницей торговых, сношений Северного Причерноморья, Юга России со странами Средней и Передней Азии.

В античную эпоху интерес народов к западному побережью Каспия, где происходила международная торговля, был значительным. Как указывают античные авторы, па прикаспийской дороге утидор-сы торговали индийскими и вавилонскими товарами, а изделия албанского рыбного промысла вывозились в Экбатаны (современный иранский г. Хамадан) и в другие страны.

По свидетельству греко-римских, древнегрузинских и древне-армянских источников. Албанское государство в последние века I тыс. до н. э. и первые века I тыс. н. э. стояло на довольно высоком уровне экономического развития.

Торгово-ремесленных центров, о которых сообщают Плиний и Птолемей, было немало в Албании. По данным последнего, в Албании число городов и наиболее значительных центров достигало 29. В албанских городах жило большое количество иностранцев - греков, армян, сирийцев, иудеев и др. Ремесленные центры располагались на торговых путях, связывающих различные внутренние части Албании с соседями. Факт наличия десятка городов в этом государстве говорит о многом.

Активное участие Албании в международной торговле в последние века до нашей эры и в первые века нашей эры хорошо иллюстрируется нумизматическими и археологическими материалами. Среди импортировавшихся в Албанию предметов, как указывают архе-

ологические данные, большое место занимают предметы украшения (каменные бусы, подвески), среди которых в достаточном количестве встречаются подвески из голубой египетской (александрийской) пасты. К предметам восточного импорта исследователи относят драгоценные и полудрагоценные камни (жемчуг, гранат, рубин и др.), которые применялись местными ювелирами.

В этот период в Албанию импортировались также стеклянные изделия. Последние считаются изделиями сирийских мастерских, которые в I в. н. э. были самыми крупными поставщиками стеклянных изделий на мировом рынке. Предметами обмена между населением Албании и соседних областей по-прежнему служили металлические изделия, предметы земледелия и скотоводства. «Объектом захвата или мирного обмена, - отмечает Е. И. Крупное, - были: металл, скот, зерно, соль, шкуры, меха и прочее сырье, а также готовые изделия - продукция домашнего ремесла».

Дагестанское население в албанскую эпоху получало и предметы украшения, о чем свидетельствуют данные археологических раскопок. Материалы Хабадинского могильника указывают на распространение в Дагестане бронзовых браслетов, известных в Колхиде.

Значительная роль в торгово-экономических взаимоотношениях населения Албании принадлежала Западному и Северному Причерноморью. В последних веках I тыс. до н. э. и первых веках I тыс. н. э, обмен между населением Северо-Западного Причерноморья, Кавказа, Передней и Средней Азии усиливается. Греческие и бос-порские предметы ювелирного мастерства, художественные изделия из бронзы, золота и серебра, разнообразные украшения, оружие греческого производства, посуда, вино, оливковое масло и ткани пользовались большим спросом у представителей местной знати Албании. Вместе с тем укрепляются отношения Албании с населением различных областей Кавказа.

На наличие экономических связей между кавказскими народами указывают и данные письменных источников. Так, Страбон (I в. до н. э. -I в. н. э.) подчеркивает, что кавказские народы имели значительные торговые связи между собой и соседними народами. Диос-куриада (Сухуми) засвидетельствована античными авторами как крупный экономический центр межкавказского значения. Значительный интерес представлял этот город и для стран Востока и Запада. Надо полагать, что здесь встречались торговцы со всего Кавказа.

Из Албании в Диоскуриаду торговый путь проходил по горным перевалам. С установлением этого пути, как считают некоторые исследователи, был связан и расцвет больших городов Черноморского побережья таких, как Фасис, Диоскуриада и др. Античные авторы пишут о размерах и характере торговли, что велась в древнем торговом центре. Страбон отмечает: «Диоскуриада есть торговый центр, общий для всех народов, живущих восточнее; в него сходятся, по рассказам, более 70 народностей, говорящих на разных языках. Плиний сообщает, что этот город некогда был до того славен, что, по словам Тимосфена, туда сходилось 300 племен, говоривших на разных языках. И после того римляне вели здесь свои дела при посредстве 130 толмачей. Большая часть торговавших была жителями кавказских гор».

Возможно, что античные авторы чрезмерно преувеличивают число племен и народов, а также переводчиков, бывавших в Диоску-риаде, однако, нет оснований сомневаться в том, что Диоскуриада была важным экономическим центром. Особенно, если учитывать, что в античную эпоху по куро-рионской водной магистрали происходила торговля Востока с Европой.

Другим крупным торговым центром на Кавказе в античную эпоху являлся город Фасис, куда сходились шестьдесят племен, говоривших на разных языках. Значение Фасиса выходило далеко за пределы Кавказа. Сюда приезжали из Индии и Бактрии. На рубеже веков до нашей и нашей эры интерес как Востока, так и Запада к Кавказу был довольно велик. Города восточночерноморского побережья в античную эпоху играли роль связующих звеньев как в отношениях Запада и Востока, так и самих кавказских народов.

Таким образом, население Албании в античную эпоху поддерживало экономические контакты с соседними владениями. Основными предметами обмена являлись продукты земледельческо-ско-товодческого хозяйства, предметы ремесленного производства - украшения, орудия труда, оружие.

Территория, занимаемая Албанией, играла важную роль во взаимоотношениях, народов, так как через нее пролегали международные пути торгово-экономического и военно-стратегического значения.

Кратчайшие пути сообщения между Албанией и соседними регионами шли по перевалам Главного Кавказского хребта.

Население Албании общалось с внешним миром не только по этим кратчайшим путям, но и через приморскую территорию.

Играя важную роль во взаимоотношениях народов, торговые пути содействовали дальнейшему экономическому и культурному подъему Албании и расширению торгово-экономических контактов между албанским населением, с одной стороны, предками грузин, армян, чеченцев, ингушей, осетин - с другой.

Эти торговые пути втягивали Албанию в орбиту международной торговли - с Китаем, Индией и Египтом, Парфией и Причерноморьем, Средней Азией и др.

Предки дагестанских горцев в составе Албании боролись против многочисленных завоевателей.

Арриан (II в. до н. э.), автор книги «Анабасис» («Поход Александра») сообщает, что в битве при Гавгамелах, в которой решалось быть или не быть персидскому государству, Дарий III выставил на поле боя албан, и при этом в центре своего боевого построения.

Сохранившиеся данные не дают основания заключить, являлись ли албаны подданными Ахеменидов во II половине IV в. до н. э. (и, таким образом, входило ли Восточное Закавказье в пределы персидской державы) или же они были независимы, создав самостоятельное государство. Во всяком случае, в войнах против Александра Македонского албаны участвовали.

После смерти Александра Македонского на территории его империи возник целый ряд государств, называемых эллинистическими. Государства эти вели непрекращающиеся кровопролитные войны друг с другом, а также с соседними народами. Взоры преемников Александра неоднократно обращались в сторону- Кавказа, они предпринимали многочисленные попытки завоевать этот край, но все их попытки оказались тщетными. Армения, Албания, Иберия выстоя--Чи в упорной многолетней борьбе и сохранили свою самостоятельность.

Албаны боролись и против Римского рабовладельческого государства, превратившегося в ведущую державу Средиземноморского бассейна. Стремясь к захвату и удержанию мировых путей и рынков в Восточном Средиземноморье и Малой Азии, римляне совершали ряд завоевательных походов на Восток, в частности на Кавказ. Овладение им давало Риму возможность держать в подчинении кавказских горцев и опасную соперницу Парфию, а также

охранять свои богатейшие восточные провинции от нашествия кочевых племен.

На эти же экономически и стратегически важные районы претендовал и поптийекий царь Митридат Евпатор (111-63 гг. до н. э.).

В такой сложной исторической обстановке между Римом и Пон-тийским царством в начале I в. н. э. велись многочисленные войны, в результате которых поптийский царь потерял важные экономические области.

Разбив войска понтийского царя Митридата Евпатора, римляне под командованием Лукулла в 69 г. до н. э. напали на Армению. Поводом для вторжения послужил отказ Тиграна Великого выдать своего зятя.

Римские войска направились к городу Тигранокерту, основанному Тиграном И, Армянский царь вынужден был отступить в глубь страны, чтобы собрать силы для борьбы с Римом. Началась длительная осада города. В этой борьбе на помощь армянскому народу пришли албаны и другие народы. Борьба с Римом для албан стала не только делом знати. По существу, начинается война населения Кавказа против римских завоевателей. Хотя римскому полководцу удалось занять территорию Понтийского царства, однако взять Тигра-нокерт он не смог. Тигран, поддержанный совместными усилиями албанов, продолжал борьбу с Римом.

Поскольку северные границы Албании доходили до реки Сулак, то говоря о борьбе албанов против иноземных завоевателей, под этим собирательным термином мы подразумеваем и предков азербайджанского и дагестанского народов.

Отголоски участия дагестанских народов в борьбе против римлян находим и в легендах, преданиях. Например, в лакских старинных песнях и преданиях встречаются намеки на сражение лаков с римскими войсками.

В 68 г. до н.э. римляне двинулись на город Арташат (Артаксат -в греко-римских источниках). И здесь албаны выступили против римлян. Армянский царь Артавазд, сын Тиграна, приказал собрать «войска из области Атерпатакана, из жителей горы Кавказской, из Ахва-нов (Албании-- М. Г.) и иберийцев, спустился в Месопотамию и выгнал оттуда римские войска». В сражении близ Артаксата в войске Тиграна было выстроено против Лукулла множество всадников и отборных отрядов, в их числе были и албаны.

Военные действия приняли затяжной характер. Римские легионы понесли значительные потери. Лукулл вынужден был отступить в Кнликию, не достигнув поставленных задач. В 66 г. н. э. народный трибун Гай Мамилий внес в Комиции предложение о передаче верховного командования Помпею для продолжения войны с Митрида-том.

Албаны оказали решительное сопротивление и Помпею, преследовавшему понтийского царя Митридата. Плутарх сообщает, что албаны в количестве около сорока тысяч человек напали на римское войско, перейдя через реку Куру. Предводителем албанов в этой битве был царь Ориоз (Орис). На помощь албанам и на этот раз пришли иберы и другие кавказские горцы.

Подробные данные об этих событиях находим у античного автора Диона Кассия. Он сообщает, что царь албанов, желая угодить другу своему Тиграну Младшему, а также боясь вторжения римлян в Албанию, выступил против них. Сам он двинулся против Метелла Целера, у которого был Тигран, другой отряд послал против Помпея и третий - против Люция Флакка, командовавшего третьей частью войска. Упорное сопротивление не помогло албанам, они были разбиты. Много их погибло при обратной переправе через реку Куру. Албанский царь Орис через послов заключил перемирие с Помпеем.

Несмотря на ряд поражений, нанесенных албанам римлянами, Помпеи не достиг поставленной им цели, так как натолкнулся на непреодолимое сопротивление населявших эти страны народов. И заключенный между римлянами, с одной стороны, и албанами - с другой, мир был недолгим. Помпеи снова решил вторгнуться на Кавказ, где встретил решительное сопротивление местного населения, в том числе и албанов.

Узнав о выступлении албанов, Помпеи двинулся в Албанию. С гневом и жаждой мести обратившись против них, он с трудом и опасностью переправился через Кирн. У реки Абанта он встретил шестьдесят тысяч пехоты и двенадцать тысяч конницы в боевом порядке, но с плохим вооружением и большей частью в звериных шкурах. Албаны, которых автор называет варварами, большое пространство оградили частоколом. Ими предводительствовал брат царя албанов по имени Косис. Когда дело дошло до рукопашной схватки, он бросился на Помпея и ударил его копьем по складке панциря, но Помпеи нанес ему смертельный удар копьем. Помпеи, как свидетельствуют древние авторы, внезапно напал на албанов, что привело последних к поражению. Однако и этот поход Помпея в Албанию (65 г. до н. э.) не привел к установлению римского господства. Помпеи был вынужден отступить в Малую Армению.

Римские авторы преувеличивали успехи военных действий легионов. Но они не могли не считаться с той борьбой, которую вели кавказские народы против римских завоевателей. Дион Кассий признает, что Помпею не удалось покорить албанов, иберов и другие кавказские народы. Этот факт он выразил следующими словами: «Помпеи даровал мир албанам и заключил через послов договоры с некоторыми другими из обитателей Кавказа до Каспийского моря, у которого оканчивается этот хребет, начинающийся от Понта».

Зависимость от Рима была номинальной. В 30-50 гг. до н. э. правители Албании полностью освободились от зависимости Рима.

В середине 1 в. до н. э. продолжались римско-парфянские войны. Открытое военное столкновение Парфии с Римом последовало в 50-х гг. до н. э., когда Парфил попыталась захватить Армению.

В 54 г. до н. э. Рим переходит к активным действиям на Кавказе и начинает очередную экспансию против албанов. По предложению Помпея, предводителем войска был назначен Красе. Победив иберов, он вторгся в Албанию, однако упрочиться здесь не смог. Поход Красса, предпринятый против Парфии и Кавказа е 53 г. до н. э., закончился его поражением.

В 36 г. до н. э. М. Антоний вновь совершает поход на Парфию. Одного из своих полководцев - Красса - Антоний оставляет в Армении для усмирения соседних албанов.

Римляне на Кавказе проводили традиционную политику натравливания одних народов на другие, что отвечало их интересам. Как сообщает Д. Кассий, зимой Красе, предприняв поход против иберов, победил в бою царя их Фарнаваза, привлек его к союзу и, вторгшись вместе с ним в соседнюю Албанию, победил албанов и царя их Зо-бера. Хотя временами римлянам удавалось подкупать правителей и разжигать вражду между ними, иберы и албаны в основном совместно отстаивали свою независимость. И после парфянского похода Антония (36 г. до н. э.) иберы и албаны фактически оставались независимыми от римлян.

Последствия римских завоевательных походов были значительным тормозом для дальнейшего экономического и культурного развития народов Кавказа. Вместе с тем они глубоко взрывали устои существующего социального строя.

Совместная борьба народов Кавказа против римских завоевателей имела важное значение. Своей упорной борьбой за независимость албаны внесли значительный вклад в дело разгрома общего врага.

В 1 в. н. э. разгорается ожесточенная борьба между Парфией и Римом.

Римляне пытались организовать союз из кавказских народов, направленный против парфян. Император Тиберий с помощью денег склонял на свою сторону царей Албании. Борьбу албанов и других народов Кавказа против парфян возглавил Фарсман. Перед началом боя он призывал воинов к храбрости, упорству. И они оказали решительное сопротивление парфянам. Последние, приложив все усилия, надеялись на победу, и вскоре их царь Артабон со всеми силами своего государства выступил против албанов. Однако это не привело к успеху. Упорная и совместная борьба албанов и остальных кавказских народов завершилась разгромом парфян;ких завоевателей.

В 63г. между парфянским государством и Римской империей было заключено перемирие, по условиям которого Армения фактически подпадала под зависимость Парфии, а формально зависела от Рима.

Международная обстановка, сложившаяся на Кавказе и в Передней Азии, вновь диктовала необходимость объединения сил народов Кавказа против иноземных завоевателей.

Римские завоеватели делали новые попытки покорения народов Кавказа. Император Нерон в конце своего правления (368 г.) мечтал о восточных походах против кавказских народов. По мнению одних исследователей, дело не дошло дальше широковещательных планов, а по мнению других, отряд Нерона совершил экспедицию к границе Дагестана, к берегу Каспийского моря, к Дербентскому проходу, известному в.древности под названием Каспийских ворот.

При Домициане римские войска оказались недалеко от нынешнего Баку, на пути к Дербентскому проходу. Как полагают, римский император, достигнув власти, привел в исполнение план Нерона: захватил Албанию и покорил сарматов, живших вблизи нынешнего Дербента, оставив в стране последних целый легион. Объективно же все эти события диктовались стремлением Рима утвердиться в

Закавказье и овладеть Дербентским проходом. Исследователи считают, что есть все основания предполагать, что карательная экспедиция Домициана окончилась неудачей - уходом римлян из Албании. Таким образом, план Нерона наполовину был выполнен Всспа-сианом, а завершен Домицианом.

Часть дагестанских горцев принимала активное участие в борьбе против римлян, сасанидов и под собирательным названием аланов. В. Миллер пишет, что нельзя сомневаться в том, что все северокавказские народы, которые грузинская летопись называет иногда по именам, известны были римлянам под общим именем аланов.

Образование Новоперсидского царства сасанидов на Востоке нарушило устойчивость Римской империи. Противоречия между Сасанидской державой и Римом еще не были устранены. Стремление покорить Кавказ и другие районы Востока продолжало оставаться одной из главных внешнеполитических задач римлян и Новоперсидской державы. Охрана кавказских проходов была еще с первых веков и. э. предметом соглашений между Римской империей и Парфянской державой, а позднее, с половины 111 в., сменившей ее персидской. В период сасанидского Ирана (Ш-УП вв.) не прекращалась борьба дагестанских горцев и других народов Кавказа против нашествий сасанидов.

Таким образом, дагестанские горцы в составе Кавказской Албании оказали ожесточенное сопротивление многочисленным завоевателям. Государство, сумевшее не только оказать ожесточенное сопротивление, но и сохранить свою независимость от крупнейших держав античной эпохи, следует полагать, было достаточно организованным и значительным.

Подводя итог всей темы, следует отметить, что Албанское государство возникло как непосредственный результат развития производительных сил и интенсивного разложения первобытнообщинных отношений у древнедагестанских и древнеазербайджанских племен.

Развитие земледельческо-скотоводческого хозяйства, ремесленного производства и торговли привело к возникновению торгово-ремесленных центров- городов, которые становятся основными экономическими центрами страны.

Следствием дальнейшего экономического развития страны явилось завершение процесса возникновения антагонистических классов. К господствующей категории относились военные предводите-

ли, старшины территориальных единиц, торговцы, жрецы. Зависимую категорию албанского общества составляли свободные и полусвободные общинники, рабы, ремесленники.

Албанское государство обладало значительными для своей эпохи военными силами, которые присущи сильному государству. Эти силы использовались как для борьбы с внешними врагами, так и для разрешения внутренних противоречий.

По социально-экономическому и политическому уровню Албания представляла раннеклассовое государство с сохранением пережитков первобытнообщинного строя.

Господствовавший в Албании способ производства отличался особенно большим разнообразием.

Албанское государство, возникшее в античную эпоху, было раннеклассовым государством с сохранением пережитков первобытнообщинного строя, и отсюда вывод: Дагестан пережил период ранне-рабовладельческих или общиннорабовладельческих отношений.

Изложенный материал дает основание предложить следующую периодизацию истории древней Албании:

1У-1П вв. до н. э. - период зарождения и сложения крепкого союза албанских племен и возникновения зачатков государственности.

III—II вв. до н. э. - II в. н. э. - период возникновения разноплеменного, раннерабовладельческого или общиннорабовладельческо-го государства со значительным сохранением пережитков первобытнообщинного строя.

С середины II в. н. э. по IV в. н. э. - период распада Албанского раннерабовладельческого государства и зарождения раннефеодальных отношений.

Дальнейшие исследования углубят наши знания об Албанском государстве - первом классовом обществе, возникшем на территории Северного Азербайджана и Дагестана.

Из книги М. Р. Гасанова "Дагестан и народы Кавказа в V-XV веках (некоторые вопросы этнической общности расселения и взаимоотношений)". Дагестанское книжное издательство.

Махачкала, 2008 год

http://www.druzya.com/obychai-i-tradicii-kavkaza/3464-dagestan-v-sostave-kavkazskoy-albanii.html

Просмотров: 3961 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 3.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Май 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017