Воскресенье, 24.09.2017
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Кавказская Албания [0]
Ислам в Лезгистане [10]
Геополитика на Кавказе [1]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2011 » Март » 24 » Дагестан – форпост ваххабитского ислама на Северном Кавказе
11:35
Дагестан – форпост ваххабитского ислама на Северном Кавказе

На Северном Кавказе ислам является особым фактором, регулирующим общественные отношения. Мусульмане Северного Кавказа и, в частности, Дагестана находятся под воздействием процесса «глобализации ислама», создающего единую идеологию, систему ценностей и транснациональное мусульманское пространство, на основе религиозной солидарности. Конечная цель такой глобализации ислама невыполнима, когда главными ее носителями выступают радикалы, обладающие значительным потенциалом. Сложность в том, что членами радикальных движений становится молодежь, то есть именно та возрастная группа, которая формирует общественное мнение на ближайшее десятилетие.

Это обстоятельство указывает на наличие у исламских радикалов постоянного резерва. Власть, опасаясь за настроение молодежи, подчеркивает важность работы с молодыми людьми, и это подтверждается встречами Президента России Дмитрия Медведева с мусульманским духовенством Северного Кавказа.

Наиболее полно потенциал радикалов может быть реализован при обострении политической и социальной ситуации, что от положения в самом исламе не зависит. Важно, какие последствия может иметь на Северном Кавказе экономический кризис. Возможные социальные потрясения приведут к оживлению религиозного фактора, а протест будет выражаться именно в исламской форме.

Молодое поколение потому и оказалось в центре внимания религиозных общин, что они понимают прямую зависимость их будущего от степени влияния на молодежь. Происходящие в республике события выявили громадный революционный потенциал молодежного движения ваххабитов, радикализм его идейно-политической платформы. В этом смысле интерес к молодежи со стороны религиозных центров и организаций вполне закономерен и понятен.

В информационном пространстве Республики Дагестан много стали говорить о политических, идеологических и иных возможностях ислама, оправдывая понятие «легализации» ислама как процесса, в который вовлечены сотни тысяч мусульман. Исламизация способствует демодернизации общества на всем пространстве Северного Кавказа. Приоритет в регионе остается за локальной традицией, что обесценивает федеральное законодательство, а местная администрация во внутренних вопросах действует самостоятельно, всё менее считаясь с Центром. Чем больше местная номенклатура поступает независимо, тем больше она на словах выражает лояльность центру. В особенности это типично для современного Дагестана, который с недавнего времени называют «внутренним зарубежьем».

Взаимная непримиримость мюридизма и ваххабизма начинает сочетаться с готовностью к диалогу, ни в религиозной догматике, а в идеологии. Радикальный и традиционный ислам роднит стремление шариатизировать общество, их позиции едины относительно экспансии Запада в мусульманском мире. Сближение позиций «нового» и традиционного ислама неизбежно, сторонники обоих направлений считают ислам первостепенным регулятором общественных отношений, и что лишь их контроль над властью с установлением собственного правления сформирует исламское пространство. Здесь надо учитывать, что масштабы влияния, роль и значение ваххабитского ислама в молодёжном обществе Дагестана расширились, возвысился его молодёжный престиж и авторитет. Дагестан стал барометром ваххабитского ислама на Северном Кавказе, а теперь уже и России в целом. Многие специалисты говорят о гиперваххабизме, как основном факторе стремительного распространения салафизма в Дагестане.

Несмотря на увеличение количества мечетей, высших и средних мусульманских учебных заведений и других средств пропаганды, уровень религиозного сознания населения в Дагестане остаётся крайне низким, с элементами деисламизации и духовно-нравственного упадка, что создаёт благоприятную почву для религиозного экстремизма. По уровню жизни республика занимает одно из самых последних мест в Российской Федерации. Дотационный характер экономики, перенасыщенность молодежью, хотя данный факт и ставится порой под сомнение, самый высокий на Кавказе уровень безработицы и коррупции свидетельствуют о затяжном социально-экономическом и политическом кризисе. А это уже готовая база для терроризма.

Суфизм, имеющий в Дагестане глубокие исторические корни и прочную социальную базу, не может устранить с политической арены серьёзного противника в лице ваххабитов, а некоторые неадекватные действия наоборот укрепили их позиции. Политизация ислама привела к тому, что религиозный фактор в Дагестане приобрёл особое значение. Много руководителей государственных органов власти являются мюридами разных шейхов, и это влияет на принятие решений по ключевым для республики вопросам. Есть и те, кто выступает за "чистоту ислама", то есть исповедуют ваххабизм, особенно среди глав муниципальных образований. Совершенно очевидно, что самой республиканской власти нужна адаптация к сегодняшним реалиям. Постепенно погоня за инвестициями превращается в «бегство».

В Дагестане нет ни одной социальной или политической проблемы, в которой прямо или косвенно не присутствовал бы исламский компонент. Попытка решения молодёжных проблем оказалась неэффективным. Молодежь в Дагестане недовольна уровнем жизни, условиями работы, жизненными перспективами, а в самой молодежной политике вообще не представлены самостоятельные структуры молодёжи, участие которых ограничивается фестивалями и форумами. В республике отсутствует вовлечение молодёжи в политическую и экономическую жизнь региона, нет способа выстраивания системы молодёжной политики. Неудовлетворительны и межэтнические отношения в республике, растёт недоверие молодежи к местным и центральным органам власти. Поток миграции молодежи из республики достиг наивысшей точки, Дагестан потерял первенство самой молодой республики. Бесперспективность стала главным символом молодого поколения Дагестана.

По инициативе некоторых религиозных деятелей ведутся исследования путей применения в Дагестане исламской системы, разрабатывается программа широкой пропаганды. В Дагестане уже запрещены гастроли ряда известных певцов и артистов, поведение которых на сцене оскорбляет чувства верующих. Трактуется как обязательный по религии скромный наряд, который скрывает формы тела и включает в себя платок или вуаль. Действуют службы знакомств мусульман и мусульманок, функционируют курсы, где девушек учат быть примерными мусульманскими женами, планомерно вводится полный запрет на продажу алкогольной продукции. Некоторые имамы открыто заговорили о целесообразности создания в Дагестане шариатского правительства, так как по их мнению сложилась новая формация мусульман, которая ищет исламскую оболочку. Такая ситуация нуждается в постоянном осмыслении духовенством, оценке происшедших изменений, вынесения фетв (правовых норм) по наиболее важным проблемам современности.

В Дагестане специалистами отмечается практическое отсутствие этнической и религиозной политики, отсутствие ситуативного анализа и прогноза в этих сферах, пускание процесса на самотек. У властей нет политической стратегии по отношению к мусульманам, нет разработок полноценной концепции взаимодействия с религией.

А в это время фундаменталисты утверждают - лишь ислам даёт верные жизненные и этические ориентиры для молодежи, только Аллах является крайним основанием всех ценностей, только он наделяет смыслом человеческое существование. Они стремятся сделать идеалы ислама символом молодёжного движения. И надо отдать должное, это им удаётся. Кроме того, остаётся открытым вопрос о том, что делать с радикальными ваххабитами – детьми руководителей государственных органов власти. Их немало - от федеральных судей, членов правительства, министров, руководителей муниципальных органов, и до сыновей офицеров различных военных структур и органов внутренних дел.

Следующая группа проблем, волнующих общество, связана с вопросом занятости среди молодежи, её профессиональной подготовки и образования. Масштабы безработицы настолько велики, что руководство республики не может не замечать этого факта. Духовенство предлагает теологию труда, максимально продвигая в сложившуюся ситуацию религиозную окраску. Религиозные организации внедряются везде, где есть молодежь. Это свидетельствует о значительном росте религиозно-политической активности молодёжи.

В центре проблем молодого поколения – идеологические вопросы. Прежде всего таухид – единобожие – основная и самая реакционная отрасль калама, призванная обосновывать главный догмат ислама о единстве божьем. Таухид интересует молодых мусульман как учение призванное выполнять функции идеологического стража Корана. Согласно Таухиду, в богословских исследованиях нельзя допускать ни малейшего отклонения от Корана. Для ещё большего привлечения молодежи в религиозные общины они активно используют различные средства, наполняя религиозной начинкой почти все проводимые в регионе массовые мероприятия. Идеологи духовенства пытаются привить интерес к религии не только богословскими передачами, но и всяческим подогреванием любопытства к околорелигиозной жизни.

Усилилась деятельность исламских пропагандистских центров, которые стремятся спровоцировать «религиозный подъём» мусульман, оценивая мир исключительно с позиции ислама. В борьбе за паству духовные лидеры спешат подстраиваться под современные настроения молодежи. Различные конфессиональные направления стали упорно бороться за молодежь, стремясь привлечь их к себе любыми путями. Во время многочисленных встреч и бесед с молодыми верующими, обращается особое внимание на то, что за очень короткое время ваххабитские общины появились на всем Кавказе, а суфии веками не могли создать ни одного братства к западу от республики. Успех распространения ваххабизма объясняется его простотой, благодаря чему он пустил корни во всех регионах России, включая и исконно русские территории, где принято умалчивать о процессах исламизации русской молодежи, что само по себе создаёт межэтническую и межконфессиональную напряжённость. Диалог молодых верующих и остальной части молодёжи показывает, что нет дела важнее торжества прочного и длительного мира.

Проблема терроризма в России представляет опасность стабильности юга страны, наблюдается тенденция к расширению масштабов и географии террористической деятельности. Растёт число террористических актов на почве политического противоборства различных сил, а также на почве межэтнических и межконфессиональных противоречий. На юге России наиболее серьёзной угрозой был, есть и, к сожалению, в обозримом будущем ещё будет религиозно-политический экстремизм.

Дагестан стал одним из центров распространения религиозно-политического экстремизма и террористической практики. Здесь, как и по всему Северному Кавказу, экстремистские группы, входящие в единую террористическую сеть, объединены единой идеологией и целью. Терроризм признаётся экспертами одним из главных признаков этнополитической нестабильности в регионе. Об этом свидетельствует динамика террористической деятельности в республике Дагестан.

Новый всплеск терроризма на Северном Кавказе требует принятия соответствующих мер противодействия ему со стороны федеральных и региональных властей. Наличие очагов межнациональных конфликтов, сложная ситуация в республиках и прозрачность границ с государствами Закавказья оказывают дестабилизирующее воздействие на обстановку в регионе. Рост миграционных процессов на Юге России также является дестабилизирующим фактором, создающим среду для проявлений экстремизма и терроризма, что в определённой ситуации может влиять на всю социально-политическую обстановку в регионе. Такое развитие миграционной ситуации является следствием неэффективности государственного регулирования миграционных процессов. Рост социального неравенства различных слоёв внутри республик СКФО признаётся одним из основных источников терроризма, а профилактика терроризма должна разворачиваться, прежде всего, в социально-экономической сфере.

На сегодняшний день террористическая активность в регионе сохраняется. Более того, на Кавказе усиливается активность внешних сил. В Грузии проамериканское руководство инициирует наращивание американского военного присутствия в прикаспийском регоине, а неурегулированные конфликты используются в дестабилизации ситуации на всём Кавказе. Необходима крайняя заинтересованность России в быстрейшем преодолении конфликтогенных факторов Кавказа. В настоящее время большая часть всех террористических группировок, действующих в регионе, преследует религиозные цели, а фундаментализм и фанатизм является питательной средой для проявлений экстремизма и терроризма. Радикальные мусульмане излагают видение перспектив развития исламского террористического движения с выработанными рекомендациями в отношении тактики и стратегии на пути создания «зелённой республики». При этом в Дагестане, при всём обилии законов, конституционных статьей и прочих нормативов отсутствует право на религиозный выбор, нет даже признаков формирования толерантности.

Руслан Гереев - исламовед, руководитель группы мониторинга молодежной среды РД, эксперт Центра исламских исследований Северного Кавказа

http://gereev.ucoz.ru/publ/1-1-0-2

Просмотров: 364 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Март 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017