Суббота, 25.11.2017
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Кавказская Албания [0]
Ислам в Лезгистане [10]
Геополитика на Кавказе [1]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2011 » Март » 10 » Межнациональные отношения
09:41
Межнациональные отношения

Национальности: Этнические процессы и проблемы малочисленных и государственно-разделенных народов Дагестана

В соответствии с Конституцией Республики Дагестан к государствообразующим (или титульным) четырнадцати народам относятся агулы, рутулы, таты и цахуры, которых традиционно считают как малочисленные народы (их численность в отдельности не превышает 20 тысяч человек).

Агулы

Самоназвание – агъул.

По переписи 1989 г. в Российской Федерации насчитывалось 17728, а на территории бывшего СССР – 18740 агулов. Письменность на основе русской графики создана в 1990 году. Верующие-мусульмане – суннитского толка. Агульский язык относится к лезгинской группе дагестанских языков .

Агулы живут в горах Южного Дагестана, занимая ущелья Агулдере, Хушандере, Курахдере и Хпюкдере, в которых насчитывается 21 селение. Все эти ущелья были связаны с внешним миром лишь узкими горными тропами через перевалы. Агулы сами себя часто называют по имени поселения: хутхулец, буркиханец, хореджец и др. Уже в советское время часть агулов переселилась из ущелья на лезгинские земли, а также в города Махачкала, Дербент, Баку. Значительная часть агулов помимо языка своей национальности, владеет лезгинским языком, распространен также русский язык. На нем ведутся школьное обучение, радио- и телепередачи (общедагестанские), издаются периодическая печать и литература.

Агулы являются потомками автохтонного населения Дагестана. Древняя и средневековая история агулов, видимо, связана с Кавказской Албанией, включавшей земли Южного Дагестана. В XV веке агульские поселения в ущелье Агулдере находились под властью казикумухских ханов, другие – управлялись табасаранским камнем.

В начале XIX века агулы и часть лезгин вошли в состав Кюринского ханства, впоследствии упраздненного российской администрацией и преобразованного в Кюринский округ в составе Дагестанской области. В советское время агулы вместе с лезгинами вошли в Курахский район, через который была проложена дорога, положившая конец изоляции агулов от внешнего мира. Соседями агулов на севере являются даргинцы, на востоке – табасаранцы, на западе и юго-западе – рутульцы, на юге – лезгины, на северо-востоке – кайтагцы. В силу географической изолированности территории агулов реальные связи (в основном торговые) поддерживались ими преимущественно с лезгинами.

Главным занятием агулов издревле было скотоводство. Уход за овцами у агулов считался чисто мужским занятием. Мужчины и пасли овец, и ухаживали за ними во время окота, они доили овец, готовили из овечьего молока различные продукты, стригли их и т. д. Уход за крупным рогатым скотом, напротив, считался прерогативой женской части общества. Скотоводство из-за скудности пастбищных условий было сравнительно небольшим. Летом скот выпасался на горных альпийских лугах, зимой перегонялся на равнинные зимние пастбища. Бедняки содержали скот в селениях, где он часто погибал от бескормицы.

Основная часть агулов (73,5) проживает в Дагестане, где они составляют 0,8 проц. населения. После создания письменности (1991) в начальных классах агульских школ изучается родной язык. Агулы, несмотря на малочисленность, всегда играли определенную роль в истории Дагестана. Агулы прошли в своем развитии все вехи, что и другие народы Дагестана: иноземные завоевания арабов, сельджуков, татаро-монголов, ирано-турецкую экспансию, присоединение к России. Активное участие принимают представители агульцев в социально-экономической, политической жизни республики, имеют своих представителей в Госсовете, Народном собрании и Правительстве Дагестана .

Рутулы

Рутулы (рутульцы), самоназвание – мыхъадбыр, мыхадар. Рутулы по численности занимают восьмое место среди коренных народностей Дагестана. Численность в Дагестане (Рутульский и Ахтынский районы) – 14,5 тыс. чел. Живут также в Азербайджане (Нухунский район). Общая численность рутулов по данным переписи 1989 г. составляет 20,5 тыс. чел. Рутульские селения расположены в трех обособленных регионах: 1) долина рек Самур и Кара-Самур, где располагаются селения Рутул, Шиназ, Ихрек, Мюхрек, Амсар, Лучек, Кина, Вуруси, Джилихур, Кала, Ума, Пилек, Хнюк, Киче и т. д.; 2) долина реки Ахты-чай, в ней расположены два рутульских селения – Хнов и Борч; 3) на территории Азербайджана, здесь имеются пять рутульских селений – Шин, Кайнар, Хырса, Шорсу и Дашюз, которые были основаны, согласно историческим источникам, еще в XVIII веке.

Рутулы занимают Юго-западную часть Южного Дагестана. На востоке они граничат с лезгинами, на северо-востоке – с агулами и даргинским селением Чирах, на северо-западе – цахурами, а на юге Главный Кавказский хребет с доступными перевалами отделяет рутулов от азербайджанцев. Рутулы относятся к лезгинской языковой группе. Говорят на рутульском языке, внутри которого существуют большие диалектные различия (выделяют четыре диалекта): мухадский или рутульский; шиназский; мюхрекско-ихрекский; борчино-хновский диалект. Рутульский язык имеет много общих слов с аварским, даргинским, лакским, кумыкским и другими языками Дагестана. В 1990 г. постановлением правительства Дагестана рутульский язык приобрел статус письменного языка. Письменность была создана на основе русской графики.

С 1991–1992 учебного года школьники начальных классов впервые начали изучать родной язык.

Религия рутулов – ислам суннитского толка. Наряду с ним бытовали и элементы других религиозных воззрений. У рутулов до последнего времени сохранились языческие верования, поклонение “священным” местам: горам, рацам (уджа), некоторым могилам “святых”, над которыми сооружались так называемые “пиры” – места, где в землю втыкали жерди с привязанными к ним лоскутками ткани и платками. На “уджа” жители селений носили “садакьа” (милостыню), резали коров, баранов, а мясо раздавали по домам.

У рутулов существует и свой языческий бог – “йинши”.

Территория рутулов, состоящая из трех обособленных частей, по природно-географическим признакам делится на две зоны:

1) горно-долинная зона. Она занимает наиболее обширную часть территории рутулов. К этой зоне относятся селения: Рутул, Кича, Кала, Шиназ, Амсар, Кина, Джилихур, Ихрек, Шин, Кайнар, Хырса, Дашюз, Шорсу, которые расположены на высоте более 1000 м над уровнем моря. Они находятся в нескольких сотнях метров от лесного массива, который занимает весь правый берег Самура и Кара-Самура. Эта зона отличается сравнительно хорошими дорогами, более мягким климатом;

2) высокогорная зона. Для нее характерны узкие ущелья, по которым текут быстрые речушки, притоки Самура. Эту зону отличают мощные горные хребты со снеговыми вершинами, их высшая точка – гора Дисавгай, высота которой достигает 4010 м над уровнем моря. Здесь находятся селения: Хнов, Борч, Хмюх, Вуруш, Уна, Пилек, расположенные на высоте более 1500 м над уровнем моря. Зона отличается плохими дорогами, которые в зимнее время заносятся снегами, отсутствием лесов, обилием альпийских лугов и пастбищ. В административном отношении Рутульский район чрезвычайно неоднороден. Кроме восемнадцати рутульских селений, в него входят тринадцать цахурских селений: Курдул, Гельмец, Микик, Мишли, Муслах, Цахур, Кальял, Аттал, Корш, Мухах, Хиях, Сюгут, Джиных; четыре лезгинских – Лакун, Иче, Ихрак, Хлют. Из них ныне действует одно селение – Хлют; два лакских – Аракул, Верхний Катрух; одно аварское – Кусур и одно азербайджанское – Нижний Катрух.

Таким образом, в Рутульском районе проживают шесть национальностей. Формирование рутульской этнической группы происходило в рамках территории Южного Дагестана, поэтому ранее историческое развитие рутулов тесно связано с историческим развитием всех народов Южного Дагестана.

Ранняя история рутулов связана с государственным образованием Кавказская Албания, образовавшаяся в IV в. до н. э., куда входили народы Южного Дагестана, известные под названием “леки”. Впоследствии рутулы вошли в состав “Лакза” – одного из крупных политических объединений Южного Дагестана, сформировавшегося в конце VI – начале VII века.С VIII века рутулы подвергались политике насильственной исламизации. К X–XI вв. ислам уже прочно укрепил свои позиции на территории рутулов, о чем свидетельствует огромное количество куфических надписей, найденных на территории Рутульского района.

Так, интересным представляется тот факт, что в процессе исламизации Южного Дагестана внуки легендарного арабского завоевателя Абу-Муслима, согласно некоторым источникам, остались здесь на постоянное жительство: Насир-ад-дин – в Хнове, Рамазан – в Рутуле, Мухамед – в Шиназе.В IX–X вв. рутулы как и другие народы Южного Дагестана испытали политическое, экономическое и культурное влияние Ширвана. В XVII веке на территории рутулов существовал союз сельских обществ (Рутульский магал), который объединял не только рутульские, но и некоторые цахурские и лезгинские селения. Два рутульских селения – Хнов и Борч – входили в состав Ахтыпаринского магала. Хотя селение Хнов формально входило в Ахты-пару, но представляло собой самостоятельную сельскую общину со своими органами управления. В XVIII веке к Рутульскому “вольному” обществу (Рутульскому магалу) были присоединены ряд лезгинских селений: Зрых, Кахул, Иче, Кака, Ялах, Луткун, входившие до этого в состав Ахтыпаринского начала. Однако власть рутульских ханов над присоединенными лезгинскими селениями была недолгой. Притесняемые рутульской знатью они перешли вскоре под покровительство Сурхай-хана Казикумухского. В XVI–XVII вв. рутулы, вместе с другими народами Южного Дагестана оказали упорное сопротивление турецким и иранским захватчикам, пытавшимся подчинить своей власти горные районы. В 40-х гг. XVIII века рутулы отчаянно боролись с войсками Надир-шаха, отстаивая каждый клочок своей земли. Население Рутула вело против захватчиков партизанскую войну. Рутульский народ в преданиях сохранил имена своих борцов против Надир-шаха: Балалая, Османа, Тагира, которых заманили под “честное слово”, и схватив их, учинили над ними страшные пытки. В 1812 г. рутулы были присоединены к России. В 1820 г. рутулы считались состоящими в зависимости от России и обязаны были уплачивать ежегодную подать в сумме 500 рублей, что ими не выполнялось. В 30–40-е гг. XIX века рутулы, под предводительством Агабека принимали участие в борьбе против колониального гнета царизма.

В 1839 г. рутульское общество было присоединено к Илисуйскому султанству. В 1844 г. Илисуйское владение и Рутульский магал соединяли в один округ – Илисуйский. Округ разделился на три магала – Илисуйский, Рутульский и Ингилайский. Каждым магалом управлял наиб, назначавшийся Джаро-Белоканским начальником. С 1860 г. в состав Рутульского магала вошли и земли “Горного магала”, населенного цахурами. Всей этой территорией стал управлять наиб, назначавшийся из беков и подчиненный начальнику Самурского округа. В 1862 г. было образовано Ихракское наибство, состоящее из двух частей: в первую часть входили селения Ихрек, Мюхрек, Нижний Катрух, Верхний Катрух, Аракул; вторую часть составляли селения Горного магала, принадлежавшие прежде к владениям Султана Илисуйского. Таким образом, рутульские селения оказались в составе трех наибств: Рутульского, Хрюч, Хлют, Вириль, Кахул, Луткун, Икрах, Кича, Рутул, Хнюх, Кала, Шиназ, Ума, Пилек, Алкар, Лучек, Вуруш, Кина; Ахтыпаринского, куда входили Борч и Хнов, и Ихрекского. Но Ихрекское наибство вскоре было упразднено, и вся его территория была включена в Рутульское наибство. Для относительного облегчения управления был создан Лучекский участок Рутульского наибства.

В 1928–1929 гг. в Дагестане округа и участки были заменены районами. В Рутульский район вошли все рутульские села (за исключением Хнова), цахурские аулы, два лакских селения – Аракул и Верхний Катрух, четыре лезгинских – Хлют, Лакун, Играх, Иче, одно аварское – Кусур. Рутулы принимают активное участие в общественно-политической, социально-экономической и культурной жизни республики. Они представлены в Государственном совете, Народном собрании и Правительстве Дагестана.

Цахуры

Цахуры – численность в РФ (по переписи 1989 г.) 6,5 тыс. человек. В Дагестане проживает 5,2 тыс. чел. Общая численность 19,8 тыс. чел. Основная часть цахуров проживает в Азербайджане – 13,3 тыс. чел.

Цахуры (цахи: самоназвание йихъбы, в русской транслитерации – йикийцы) – один из коренных народов Дагестана и Азербайджана. Цахуры – один из восточно-кавказских народов. Предки их с лезгиноязычными народами под названием “йикийцы-албанцы” (в переводе означает “мы горцы”, “мы народ”) входили в состав Кавказской Албании и занимали цельную территорию на юго-западе, гранича с Арменией и Грузией. Знатоки истории, этнографии, антропологии, языка цахуров полагают, что они в прошлом занимали значительно большую территорию, чем в XIX и начале XX вв., многие названия на Кура-Алазанской долине связаны с цахурским языком, имеют древнюю культуру и письменные традиции. Албанская письменность, зарождение которой определяет 430 г., непосредственно связана с праязыком йикийцев-албанцев, на котором создавалась богословская (перевод Библии в V–VI вв., житие святых V–VIII вв.), светская и каноническая литература (V–X вв.). Традиции албанского письма продолжались в X–XV вв., до того времени, когда христианство постепенно свои позиции у йикийцев-албанцев уступало исламу. Так, в XII–XIII вв. при медресе в Цахуре на местный язык с арабского были переведены работы шафеитского толка. Коран Исмаила с комментариями о шафеитском учении, а также свод мусульманских правовых и теологических нормативов (в специальной литературе указанные работы известны как “Компендий Музхани” и “Книга Имама ая Шафаи”). Кстати, медресе в Цахуре, первое исламское высшее учебное заведение на Кавказе, было открыто в 1075 г. по распоряжению знаменитого визира Низама аль-Мулька (1017–1092) правителей государства Сельджуков Алп Арслана, затем Мелик-шаха .

Однако и тогда, и впоследствии, когда ислам стал ведущей религией Дагестана, албанская церковь в лице католиков оказывала определенное влияние на народы Южного Дагестана и Кура-Алазанской долины, о чем свидетельствуют события второй половины XIV – первой половины XVII вв. В XIV–XVI вв. у цахуров сложилась светская власть – Цахурское ханство. Оно образовалось на базе союза Цахурского и Сувагильского вольных обществ и подвластных селений тюрок-мугалов и ингиловцев (грузин). В на-чале XVIII в. резиденция Цахурского ханства была перенесена из Цахура в Илису (1725 г.). Соответственно ханство получило новое название – Илисуйское (Елисуйское) султанство. В XVII в. Цахурское ханство (в последующем Илисуйское султанство) и Джаро-Белоканские вольные общества цахуров и аварцев образовали федеративный союз. Включая и владения Илисуйского султанства, он занимал территорию по нижнему течению реки Алазании, ограниченную с запада Кахетией, с юга – частично Ширакской степью (восточная часть Ширакской степи по руслу реки Иори, у цахуров – Габри, входила во владения вольных обществ и Илисуйского султанства), с востока – Шекинским ханством. В состав этой территории входили также земли, лежащие на северных склонах Главного Кавказского хребта (верховья Самура).

Военная и экономическая мощь союза Джаро-Белоканских вольных обществ определялась собственностью на землю и воду (природные ресурсы) и геополитическим положением.

В политической жизни цахуров, естественно, и аварцев Джаро-Белоканских вольных обществ главным событием, связанным с Октябрьской революцией и установлением Советской власти (в 1919–1921 гг.) является ликвидация Закатальского округа и включение его в состав Азербайджанской ССР. Села Горного Магала остались в составе ДАССР. Это событие оказалось ключевым в судьбах цахуров, особенно Горного Магала. В экономической жизни цахуров отрицательно сказался закон Советов о государственной собственности на землю и природные ресурсы. В первые годы Советской власти эти акции существенно не отразились на их жизни. Прежний ритм в быту и хозяйственной деятельности оставался без особых изменений, однако былая политическая активность оказалась парализованной, а коллективизация окончательно разрушила экономику и территориальную целостность. В 1947 г., по случаю строительства Мингечаурской ГЭС и города Мингечаур, зимовья цахуров на левом берегу Куры к северу от селения Ханават АзербССР были отобраны (точнее, экспроприированы). Взамен им были временно предоставлены зимовья в Кюрдамирском районе в сторону Евлаха. В 1951 г. хозяйства Горного Магала лишились и этих зимовий. РСФСР им временно отвела земли в Калмыкской АССР. Наряду с зимовьями, цахуры Горного Магала потеряли и долю собственности (общинную и частную) в Кахском и Закатальском районах АзербССР. Богатая экономическая база с тысячелетними традициями подверглась полному разрушению. Усилились процессы разобщения цахуров, проживающих в ДАССР (в составе РСФСР) и АзербССР.

В годы Великой Отечественной войны, особенно с 1944 г., цахуры Горного Магала в АзербССР со стороны официальных властей подвергались экономическому и политическому насилию. Негативное отношение официальных властей не только к ним, но и почти ко всем дагестанцам Азербайджана было вызвано тем, что Багирову М. А., тогдашнему первому секретарю ЦК Компартии АзербССР, не удалось реализовать планы присоединения или передачи ДАССР Азербайджану.

Гнев Багирова дорого обошелся цахурам Дагестана и Азербайджана. Самыми тяжелыми оказались 1944–1952 гг. В итоге цахуры Горного Магала лишились земельной собственности своих предков в Азербайджане, потеряли былые ценности в экономике, культуре, социальной сфере. Таким образом, графа национальности в официальных документах (паспорт, анкета и др.) в реальной жизни приобрела особую актуальность: представители малых этносов превращались в изгоев. Так реализовывался геноцид в отношении малочисленных этносов. Это явление масштабно проявлялось в республиках Закавказья. Об этом говорят некоторые официальные данные по переписи цахуров: 1871 г – 21357 чел. (перепись колониальной службы царской России), 1899 г. – 20000 чел. (перепись Российской империи), 1926 г. – 19085 чел. (перепись народов СССР); данные переписи 1939 г. не обнародованы; 1959 г. – 7321 чел., 1969 г. – 11000 чел., 1979 г. – 14000 чел., 1989 г. – 20100 чел. (перепись народов СССР). Картина ясна: сравнение переписи населения 1871 и 1989 гг. показывает, что за 118 лет цахуры, как этнос, не только не дали рост, наоборот, численность населения уменьшилась на 1257 чел. Это впечатляет, если учесть рост народонаселения мира . Однако при всем этом они живут, развиваются, принимают активное участие во всех сферах деятельности народов Дагестана и Азербайджана. Правительство Дагестана в 1990 г. приняло важное Постановление о введении статуса письменности для агульского, рутульского и цахурского языков, имеющее судьбоносное значение в возрождении и дальнейшем развитии этих народов. В первые годы это постановление активно работало: были составлены школьные программы и учебные планы, уже с 1991 г. начали изучение родных языков, подготовили и издали буквари, учебники для вторых классов, учебник математики для первого класса; регулярно при институте педагогики работал методсовет, периодически заседали авторские коллективы по составлению учебников и учебных пособий, проводили краткосрочные курсы по подготовке преподавателей, начали подготовку высококвалифицированных специалистов в Даггоспедуниверситете, учителей родных языков в Дербентском педучилище. К большому огорчению, вся эта работа в последние 5–6 лет парализована.

По мнению профессора Г.-Х. Избрагимова, автора алфавитов для цахуров и рутулов, распад СССР подвел окончательную черту под разъединение цахуров. В Азербайджанской республике (АР) цахуры, как этнос, лишены всех прав. Худо-бедно в годы Советской власти они могли надеяться на что-то. В нынешнем режиме надежды на сохранение этноса (языка, культуры, других ценностей) полностью утрачены . У цахуров Дагестана (в численном отношении их в 10–15 раз меньше, чем в Азербайджане) надежда на выживание, на сохранение этнокультурных ценностей есть, она закреплена Конституцией республики. Но для реализации нужна большая помощь, моральная и материальная поддержка. Цахуры чувствуют себя равными в большой семье народов Дагестана и России. И в этом они видят свое будущее развитие, сохранение рода человеческого, как ценность мироздания.

Цахуры как одна из титульных национальностей Дагестана в Госсовете, Правительстве, Народном Собрании Республики имеют своего представителя. Вопросы сохранения самобытности и дееспособности малочисленных народов, их активного участия в решении своих судеб в масштабе государства должны стать основными условиями их развития. А в плане стабилизации межнациональных отношений, сохранения и дальнейшего национального возрождения малочисленных народов в условиях Дагестана решающим фактором является выравнивание и дальнейшее наращивание их экономической жизни. Здесь очень важна правильно поставленная инновационная политика. С учетом сказанного надо поддерживать и всячески помочь в реализации общедагестанских целевых региональных программ социально-экономического развития. Реальная, глубоко продуманная и взвешенная государственная этнополитика сможет снять и впредь обеспокоенность этих народов за свое будущее, иметь твердую уверенность, что дагестанское правительство будет неустанно заниматься как в законодательном, так и в исполнительном аспектах практическими вопросами совершенствования политического, социально-экономического и культурного развития и возрождения малочисленных народов. Осуществляемую Правительством республики помощь и поддержку малочисленным народам в решении их насущных проблем, как в сфере материальной, так и духовной жизни, обладает гарантией стабильности и гармоничности развития межнациональных отношений в Дагестане.

Разделенные народы

Народы Дагестана 13 ноября 1920 года получили автономию. Границы этой автономии были установлены так, что ныне мы имеем проблемы разделенных лезгинских, аварских, ногайских, цахурских народов на юге и севере Дагестана, это постоянный источник межнациональной напряженности. С распадом СССР напряженность усилилась во много раз.

Одним из древнейших народов Дагестана и всего Кавказа являются лезгины, которые, подобно осетинам, оказались в двух республиках (теперь уже государствах). В прошлом лезгины имели свои государственные образования – это Кавказская Албания в древности, государство Лакз в средневековье, ханства и вольные общества в XVI–XIX веках.

Колониальная политика царской России оказалась трагической не только для убыхов, которые в результате неравной, бескомпромисной борьбы исчезли с карты мира. Последние убыхи умерли в изгнании, в Турции, куда их вытеснили царские генералы. Трагической оказалась политика “белого царя” для некогда могущественного черкесского (адыгского), а также балкарского, карачаевского, чеченского, аварского и лезгинского народов. Царские власти силой оружия подавили национально-освободительное движение этих народов и присоединили их к России. В 1859 году Шамиль сдался русскому генерал-фельдмаршалу Барятинскому, и Кавказская война фактически закончилась (некоторые адыгские народы воевали против царских солдат до 1864 года). Новые колониальные власти в 1860 году разделили единый лезгинский народ между административными единицами – вновь созданными Дагестанской областью и Бакинской губернией. Так, более 140 лет назад вбили клин во взаимоотношения лезгин и азербайджанцев, Дагестана и Азербайджана. Последствия этого акта оказались для лезгин трагическими. Лезгины до сих пор пытаются решить эту проблему, которая с годами стала еще острее и превратилась в мину замедленного действия.

После социалистической революции 1917 года в России стало возможным образование Республики Азербайджана и ДАССР. Лидеры и патриоты лезгинского народа с первых дней Советской власти на разных уровнях поднимали вопрос о судьбе своего народа, необходимости территориального единства лезгинских земель. Однако, как и при царской России, лезгины оставались в составе Дагестана и Азербайджана. А между тем в постановлении ВЦИК от 20 января 1921 года и резолюции вседагестанского Учредительного съезда Советов в 1921 году указывалось на необходимость воссоединения в прежних, до 1860 года, границах лезгинского народа . Конечно, задача эта была нелегкая, но все-таки выполнимая. Но она осталась нереализованной по многим причинам и как незаживающая рана постоянно дает о себе знать. Лезгины (также аварцы и цахуры), проживая теперь уже в двух государствах со своими особенностями в исторических, культурных традициях и нравственно-психологическом укладе, развиваются по-разному. Правительства Российской Федерации, Дагестана и Азербайджана не приложили достаточных усилий для совместного цивилизованного решения проблем, возникших из-за разделенности лезгин, а также аварцев и цахуров.

На III съезде лезгинского народа 28 сентября 1991 г. подчеркивалось: “В Юждаге самый большой процент безработных. Только в одном селе Ахты, по официальным данным (по неофициальным данным эти цифры в два раза больше), имеется более двух тысяч безработных, столько же, сколько в Ботлихском, Гумбетовском, Казбековском районах вместе взятых. В прошлом правительство Дагестана уделяло недостаточное внимание строительству заводов, фабрик в Юждаге. Более того, там разрушаются старые производства. На грани закрытия находятся фабрика Дагюн. Долгие годы она обеспечивала весь Дагестан пряжей. Фабрика нуждается в реконструкции. Вместо нее по решению правительства строится мощное аналогичное предприятие около Махачкалы с использованием валюты, заработанной табасаранскими и лезгинскими ковровщицами. В будущем там будет сконцентрирована переработка шерсти, кожи, мехового сырья и т. д. Многие в Юждаге выражают озабоченность тем, что все это “окажется в руках представителей других народов, опять властные структуры будут использованы против Юждага” .

В настоящее время положение дел в отношении обеспечения безработного населения в Юждаге обстоит крайне неудовлетворительно. Там ничего не строится для обеспечения людей работой, а редкие и маломощные производства, которые были построены в 20–30-е годы, планомерно разрушаются. Это вызывает озабоченность и тревогу у лезгин, табасаранцев и других лезгиноязычных народов Юждага. Такая тревога непосредственно сказывается на межнациональных отношениях, на социально-политическом комфорте в Дагестане. Теперь уже не секрет, что и в Дагестане допускались грубейшие ошибки и просчеты в национальной политике. Вследствие грубейших ошибок руководства республики некоторые народы, в том числе и лезгины, оказались в тяжелом экономическом положении. Это стало одной из причин того, что многие лезгины вынужденно покидали свои исконные земли, бросали свою родину и уезжали в поисках работы в дальние края. Сотни и тысячи лезгин, таким образом, осели в Казахстане, Туркмении, на Украине, в Северной Осетии и России. Соответственно количество лезгин сокращается в границах своей этнической территории. Сокращение численности лезгин за 1979–1989 годы в местах исконного расселения в Дагестане видно из нижеследующих данных: 1. Агульский район – на 24,5% (2,6 тыс. человек); 2. Ахтынский – на 5,8% (1,8 тыс. чел.); 3. Курахский – на 26,2% (3,8 тыс. чел.); 4. Сулейман-Стальский – на 11,2% (6,0 тыс. человек); 5. Рутульский – на 15% (3,6 тыс. человек); 6. Табасаранский – на 1% (2,0 тыс. человек) .

В 1979 году в Дагестане проживало 53 процента от общей численности лезгин, а в 1989 году – только 44 процента. За эти годы численность лезгин в Северной Осетии, Казахстане, Туркмении и России значительно возросла. Так, например, в Саратовской области в 1979 году проживало 684 лезгина, 118 табасаранцев, 14 агульцев, 5 рутульцев, а цахуров не было. В 1989 году лезгин там стало 4952, табасаранцев – 866, агульцев – 393, рутульцев – 258, цахуров – 65 . Таким образом, наряду с некоторыми объективными причинами, создаются предпосылки для того, чтобы лезгины и лезгиноязычные народы покидали родные места в поисках куска хлеба. Многие лезгины нашли работу и место жительства в Казахстане. Однако два года назад, в силу обострившихся межнациональных отношений, около 10 тыс. лезгин, оставив свои квартиры, дома и недвижимое имущество, бежали из Гурьевской области Казахстана в Дагестан. До сих пор эти беженцы, как и кварельские дагестанцы (беженцы из Грузии, в основном аварцы), испытывают определенные трудности: без жилья и работы с мизерными средствами существования. Конечно, все это не может не затрагивать сферу межнациональных отношений.

Положение лезгин и лезгиноязычных народов еще хуже в Азербайджане. В Конституции Азербайджанской ССР, принятой в 1936 году, государственным языком в республике был утвержден азербайджанский язык. Он стал, таким образом, “родным” не только для тюркоязычных народов, но и для лезгин, крызов, будухов, цахуров, рутульцев, хиналугцев, удин и других малочисленных народов. Добавим к этому, что школ на лезгинском языке почти не было. Не было также газет, журналов, книг на лезгинском языке.

Название республики быстро превратилось в этноним десятков народов, населяющих Азербайджан. Уже тогда начали обменивать паспорта. Обмен носил политический, конъюнктурный характер. Бакинские власти, используя всевозможные средства, постарались записать максимальное количество народов азербайджанцами. Помимо этого (при поступлении “на работу”, в вузы и учебные заведения, при “раздаче” депутатских мест и т. д.) тем неазербайджанцам, которые “добровольно” отказывались от своих народов и в официальной документации записывались азербайджанцами. В результате такой политики многие представители тюркоязычных народов записывались азербайджанцами. Тысячи и десятки тысяч лезгин и лезгиноязычных народов также стали азербайджанцами. Некоторые ираноязычные народы (или какая-то их часть) также приняли новое этническое название. Без преувеличения можно сказать, что десятки и сотни тысяч лезгин испытывали и продолжают испытывать притеснения, дискриминацию, иногда и гонения. Последнее зависит от “поведения” самих лезгин. Если они в Азербайджане требуют открытия лезгинских школ, газет, журналов, книг, культурно-национальной автономии (не говоря о национально-территориальной), значит они представляют большую “опасность” для азербайджанцев, их единства, мощи, авторитета на международной арене. Если лезгины вспоминают и тем более напоминают высокопоставленным чиновникам в Баку о своей древней истории, самобытности, оригинальности, о своих культурно-национальных запросах и о том, что не хотят быть азербайджанцами, тогда власти усиливают в отношении “младших братьев” шовинистическую политику. До недавнего времени лезгинский язык не преподавался в школах Азербайджана. Отметим, что в отдельных школах, особенно Кусарского района, он преподается, но почти символически. Кусарский район является лезгинским (из 67 тыс. человек более 60 тыс. являются лезгинами).

На вопрос о том, сколько в Азербайджане школ и на каких языках ведется в них обучение, газета “Бакинский рабочий” 12 мая 1989 года ответила так: “В Азербайджанской ССР функционируют три тысячи пятьсот девяносто три школы с обучением на азербайджанском языке, сто шестьдесят три школы на русском и сто восемьдесят одна школа – на армянском языке” . А несколько сот тысяч лезгин (на третьем общенациональном съезде лезгин 28 сентября 1991 г. называлась цифра 670 тыс.), проживающих на своих исконных землях, входящих в Азербайджан, не имеют школ на родном языке. Ведь лезгины в абсолютном большинстве трудятся на заводах, фабриках, нефтепромыслах и других промышленных предприятиях Азербайджана, укрепляя его экономическую мощь. Сотни и тысячи лезгин, работающих врачами, учителями, инженерами, агрономами, также трудятся на благо Азербайджана и его многонационального народа.

Беда в том, что нет перспективы обучения лезгинских детей на родном языке в Азербайджане. Позиция газеты “Вышка” в отношении национальных меньшинств в Азербайджане мало чем отличается от политики Коковцева или Пуришкевича в царской России. “Еще раз обращаем внимание, – пишет газета в номере за 10 ноября 1983 года, – на необходимость овладения азербайджанским языком представителями других национальностей. Потому, что разговоры об этом не прекращаются и пока положение не исправится, они не прекратятся. Мы должны добиться двуязычия (азербайджанско-русского). Обязательно! Только таким путем мы сумеем достойно исполнить стоящие перед нами грандиозные задачи...” Нам эта цитата напомнила шовинистическую отрыжку депутата Государственной думы Коковцева, который хвастливо заявил: “Слава Богу! С трибуны Думы можно говорить только по-русски!” И действительно, депутаты Государственной думы в России могли выступать только на русском языке. Даже украинский и белорусский языки не “котировались”, не говоря о татарском, грузинском, финском и других языках народов тогдашней России. Это было в начале ХХ века в одной из самых мощных колониальных империй.

Отдельные деятели культуры, писатели, поэты (В. Белов, Б. Можаев, И. Глазунов, В. Солоухин и др.) пытаются доказать “демократичность” дореволюционной России, строгое соблюдение прав инородцев, отсутствие какого то ни было колониального режима на окраинах огромной империи. Но факты – упрямая вещь, и они убедительно доказывают унтерпришибеевщину дореволюционной России, особенно в отношении национальных меньшинств. Приходится с сожалением констатировать, что и позиция современной азербайджанской прессы в отношении лезгин и лезгиноязычных народов мало отличается уважением и интернационализмом. Ни одна газета или журнал не выступили пока в защиту интересов лезгин. А могли бы. Даже демократическая пресса Азербайджана молчит, видя явное ущемление третьего по численности коренного населения государства. Национальный лезгинский театр в г. Баку функционировал с 1906 года, но сегодня и он прекратил свое существование. Лезгины даже не упоминаются в учебниках по истории Азербайджана, их культурное наследие либо разрушается, либо приписывается азербайджанцам. На указанном третьем съезде лезгинского народа с глубокой болью говорилось: “Разве нормально, когда дед разговаривает с внуком через переводчика, где один из братьев пишется азербайджанцем, другой – лезгином, где у родителей лезгинов “рождаются дети азербайджанские”. Более 300 тысяч лезгин переписано азербайджанцами” . Трудно утверждать, насколько достоверна цифра в 300 тысяч лезгин, переписанных азербайджанцами. Но если даже она преувеличена во много раз, все равно нужно признать негативные перекосы в межнациональных отношениях лезгин и азербайджанцев. Все это относится и к аварцам, и к цахурам. В цивилизованном государстве таких фактов не должно быть. Но в бывшем Советском Союзе, чем больше декларировали дружбу народов, цивилизованном обществе, правовом государстве и национальном суверенитете, тем больше игнорировались права национальных меньшинств. В этом неблаговидном деле виртуозного мастерства достигли в Азербайджане и Грузии. В силу многочисленных видимых и невидимых препятствий и в наше время невозможно знать даже точную статистику талантливых лезгин, аварцев, цахур и Азербайджане и в Грузии, ушедших фактически в безвестность. Эти два народа (и не только они!) потеряли немало ученых, писателей, художников, композиторов, артистов и спортсменов. Из-за той же шовинистической политики Баку и Тбилиси не спеты десятки и сотни песен на лезгинском, осетинском, турецком, абхазском, курдском и других языках.

Таким образом, одной из самых трудноразрешимых в Республике Дагестан является проблема государственно-разделенных народов, прежде всего лезгинского. Серьезность ситуации усиливается тем, что вопрос этот из разряда межгосударственных, что требует соблюдения координированности действий РФ, РД и Азербайджанской республики. Добиться этого в условиях, когда реально не функционирует СНГ, которое могло бы стать гарантом справедливого решения лезгинской проблемы, крайне сложно. Между тем положительное разрешение экономических, социальных, культурно-языковых и т. д. проблем разделенных народов зависит не только от Дагестана и федерального центра. Оно зависит в немалой степени от отношений и договоренностей между Москвой и Баку. Поэтому для решения существующей проблемы в интересах развития и благополучия лезгинского и других разделенных российско-азербайджанской границей народов необходимо МИД РФ и особенно Азербайджанской стороне начать переговоры, где был бы найден новый политико-правовой принцип, удовлетворяющий интересам обоих государств, РД и право лезгинского и других народов на сохранение своей самобытности, языка, традиций и культуры.

В данном вопросе необходим поиск демократического, нравственно выверенного решения, отвечающего международным правовым нормам. В проблеме разделенных народов центральное место занимает вопрос о государственной границе, который не может не возникнуть в любом варианте его решения. Поэтому мы считаем необходимым остановиться на этом вопросе несколько подробнее.

Государственная граница, как и территория, является естественным и непременным атрибутом каждого государства. Поскольку Россия и Азербайджан, как равноправные суверенные государства, субъекты международного права, признают друг друга в этом качестве и хотят строить свои взаимоотношения на основе общепризнанных принципов и норм международного права, достижение договоренности о точном прохождении линии российско-азербайджанской границы отвечает их обоюдным интересам. Определение границы фиксирует лишь ту грань между двумя соседними государствами, которая, ограничивая пространства их территориального верховенства друг от друга, исключает тем самым возникновение между ними по этому поводу каких-либо недоразумений и конфликтных ситуаций. Тем более надо учесть и то обстоятельство, что 15.04.94 г. главы государств – участников СНГ подписали Декларацию о соблюдении суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности границ государств – участников Содружества независимых государств. Тем самым де-факто границы между государствами как таковые признаны . “Главным в создавшейся ситуации является волнующий всю общественность Южного Дагестана и Северного Азербайджана аспект, о том, не будут ли местным жителям создаваться препятствия для общения через границу, не усложнятся ли взаимные визиты и переходы” . Как видим, эта естественная озабоченность никоим образом не относится к определению границы, а имеет прямое отношение к режиму этой границы. Поэтому мы считаем, что для положительного разрешения проблемы разделенных народов существенное значение могло бы играть дальнейшее решительное отстаивание республикой режима наибольшего благоприятствования для населения по обеим сторонам границы, чтобы должным образом сохранить и развивать исторически сложившиеся национально-этнические, родственные, культурные, хозяйственные и другие связи между жителями приграничных районов Дагестана и Азербайджана в не меньших объемах, чем они традиционно существовали на протяжении столетий. тем более, что согласно ст. 72, п. 1 Конституции РФ режим государственной границы находится в совместном ведении Федерального центра и субъекта Федерации, на территории которого проходит государственная граница. А значит в данном случае РД правомочна заниматься вопросами режима государственной границы на своей территории, что она впрочем и делает.

В создавшейся ситуации видятся два варианта возможного решения вопроса о государственной границе. Первый вариант предполагает установление на границе режима упрощенного пропуска жителей приграничных районов, который предусматривает свободное пересечение границы жителями приграничных районов сопредельных государств на основании специальных пропусков. Естественно, что в этом случае Россия и Азербайджан составлением соответствующего документа должны обязаться обеспечить указанной категории граждан облегченный порядок пересечения российско-азербайджанской государственной границы, который способствовал бы сохранению взаимодействия в хозяйственной и культурной жизни. “Предполагая, что рано или поздно РФ и АР в договорно-правовой форме определяет линию прохождения государственной границы, Министерством по делам национальностей и внешним связям был разработан механизм установления облегченного режима пересечения российско-азербайджанской границы для определенной категории граждан” . Данный документ состоит из профессионально и подробно разработанного комплекса предложений, который бы способствовал созданию режима наибольшего благоприятствования на границе для разделенных народов. Поэтому мы считаем, что в основе предлагаемого нами варианта решения вопроса о госгранице могли бы лежать вышеназванные разработки министерства по делам национальностей и внешним связям РД .

Итак, первый возможный вариант решения вопроса о государственной границе – создание на основе взаимных договоренностей Россией и Азербайджана границы с упрощенным режимом пересечения для пограничных народов.

Во втором варианте решения вопроса о российско-азербайджанской границе Российская Федерация и Азербайджанская Республика договариваются о совместной охране внешних азербайджанских границ с Ираном и Турцией. В данном случае российско-азербайджанская граница оставалась бы абсолютно “прозрачной” или по крайней мере символической. Это послужило бы обоюдным интересам граждан России и Азербайджана и, что самое главное – полностью решило бы проблему разделенности сотен тысяч граждан обоих государств. Известно, что РФ и РД готовы пойти на любой из вышепредложенных вариантов обустройства российско-азербайджанской границы. Но, к сожалению, “несмотря на неоднократные письменные и устные заявления МИД РФ о начале межгосударственного переговорного процесса по всему комплексу двусторонних отношений по проблемам разделенных народов, естественно с участием представителей Дагестана, азербайджанская сторона затягивает обсуждение указанных проблем. На заседании представителей стран СНГ Азербайджан также не дает прямого согласия на совместную охрану своих внешних границ” . Очевидно, что по этой причине не может активно работать и комиссия РФ по демилитаризации границы с АР, заместителем председателя которой является министр по национальной политике, информации и внешним связям РД Гусаев М.-С. М. В связи с этим РФ и АР необходимо срочно стать на путь тесного экономического и политико-правового сотрудничества, договориться о совместной охране внешних азербайджанских границ. Это снимет проблему разделенности народов в данном регионе и создает обстановку для их дальнейшего процветания. Об этом же говорится и в 13-м пункте резолюции 1 конференции Лезгинского народного движения “Садвал” “О концепции национального развития лезгинского народа”. А именно, здесь указывается, что для решения данной проблемы необходимо “Заключение между РФ и АР специального соглашения по лезгинской проблеме, предваряя его международной конференцией, которая могла бы выработать взаимоприемлемые границы ее решения. Министерство по делам национальностей, информации и внешним связям РД, группа депутатов Народного Собрания РД, Лезгинское народное движение “Садвал” на сегодняшний день выдвинули несколько вариантов решения лезгинской проблемы. Наиболее распространенными из них является вариант, предусматривающий “образование двух национально-культурных автономий лезгинского и других родственных ему по этническому происхождению и языку народов (народов лезгинской группы языков) на юге Дагестана и на севере Азербайджана” . Второй вариант предусматривает “создание в Южном Дагестане и Северном Азербайджане ассоциации социально-экономического развития районов и городов с перспективой образования на этой территории межгосударственной свободной экономической или транснациональной зоны национально-культурных автономий” .

По нашему мнению, допустим и третий вариант возможного решения лезгинской проблемы. Суть его заключается в том, чтобы создать в сопредельных территориях Дагестана и Азербайджана межгосударственную свободную экономическую зону и на ее основе образовать одну межгосударственную национально-культурную автономию для лезгин, табасаранцев, агульцев, рутульцев, цахур, бабийцев, будухцев, кризов, удин и хиналугов в границах постоянных этнических территорий.

Совершенно очевидно, что для реализации любого варианта позитивного решения лезгинской проблемы необходимо подписание на межгосударственном уровне между РФ и АР соглашения о создании национально-культурных автономий (либо межгосударственной национально-культурной автономии) на сопредельных территориях Дагестана и Азербайджана. Известно, что в РД подготовлено два проекта соглашения между РФ и АР вышеобозначенного характера. Один подготовлен министерством, другой – профессором Агаевым А. Г. Принципиальных различий между ними нет. Дело стоит за руководством АР. Между тем, подписание такого соглашения способствовало бы осуществлению мероприятий, направленных на развитие национальной жизнедеятельности, культуры, языка, образования, развитию и укреплению контактов между народами, населяющими автономии (или автономию), сохранению или поддержанию связей с этнической родиной в целом и гражданами другой стороны, с которыми их связывают этническое происхождение, родственные узы, культурное наследие или религиозные убеждения. Этим соглашением можно было бы установить упрощенный порядок взаимных посещений.

Каждый из вышеобозначенных вариантов решения проблемы разделенных народов Южного Дагестана и Северного Азербайджана имеет свои сильные и слабые стороны. Тем не менее третий вариант, как мы полагаем, в наибольшей степени мог бы способствовать сохранению исторически сложившихся этнических, родственных, культурных, гуманитарных, хозяйственных и других связей между жителями сопредельных районов РФ (РД) и АР, обеспечению территориальной целостности и суверенитета обоих государств. В решении указанной проблемы положительную во всех отношениях роль сыграло бы, как полагаем, заключение между Российской Федерацией и АР двустороннего договора о двойном гражданстве для жителей обоих государств, этнически связанных с другой стороны. Очень важно то, что в этом случае решаются проблемы и русского населения, и этнических дагестанцев, проживающих на всей территории Азербайджана. Можно предположить, что федеральный центр ожидает именно комплексного решения проблем наших соотечественников. В границах своей этнополитической территории в приграничных районах проживает немногим более 50% лезгин. Здесь они заняты главным образом сельским хозяйством, а более 40% их, в основном квалифицированное рабочее население, занятое в промышленности, и интеллигенция по современным специальностям проживает в городах – от Баку на юге до Хасавюрта на севере. Помимо лезгин, в Азербайджане проживают (по данным переписи 1989 г.) также 44072 чел. аварцев, 13 318 цахуров, 1878 чел. лакцев и т. д. По данным Комитета РД по государственной статистике, на 1 января 1999 года в Дагестане насчитывается 255,8 тысяч лезгин, что составляет 12,2% населения республики. Сельское население (около 64%) расселено в 9 районах. В Ахтынском, Докузпаринском, Курахском, Магарамкентском и С.-Стальском районах они составляют от 93 до 100%, в Хивском – 37,3%, Рутульском – 8%, Дербентском – 26%, Хасавюртовском – 6%. Согласно переписи населения 1989 г. в Азербайджанской Республике насчитывается 171 тыс. человек. Лезгины-горожане, составляющие более трети всех лезгин, сосредоточены в Махачкале (9,5%), Дербенте (26%) и Дагестанских Огнях (22%), а также в Каспийске (16%), Избербаше (8%). Они составляют основное население поселка городского типа Белиджи и около 10% поселка Мамедкала.

Расселение и численность лезгин:

1. Махачкала – 31922

2. Буйнакск – 292

3. Дербент – 23428

4. Избербаш – 2736

5. Каспийск – 10675

6. Кизилюрт – 777

7. Кизляр – 1471

8. Хасавюрт – 665

9. Юж. Сухокумск – 716

10. Даг. Огни – 5712

В поселках городского типа:

1. Белиджи – 10807

2. Мамедкала – 672

В сельской местности:

1. Агульский р-н – 23

2. Ахтынский р-н – 24621

3. Дербентский р-н – 8500

4. Докузпаринский р-н – 10890

5. Курахский р-н – 12945

6. Магарамкентский р-н – 38911

7. Рутульский р-н – 1443

8. С.-Стальский р-н – 44097

9. Табасаранский р-н – 1235

10. Хивский р-н – 7268

Проблема разделенности лезгинского и других родственных им народов одна из тех, вопросы которого, в силу своей сложности, решаются трудно, болезненно и не так быстро, как того хотелось бы. Но тем не менее, сегодня в республике очевидно всем, что вопрос разделенных народов находился и находится в центре внимания Госсовета, Народного собрания и Правительства РД. Кроме того, в последние годы “трезвое восприятие того, что лезгинская проблема, ставшая межгосударственной, может быть решена поэтапно, по мере становления гражданского общества и подлинно правовых государств в Российской Федерации и Азербайджанской Республике включилась в глубинные структуры лезгинского национального самосознания” . Все эти моменты позволяют надеяться на то, что в ближайшей перспективе проблема разделенных народов получит позитивное разрешение.

Проблема разделенности ногайского народа имеет свои особенности в отличие от лезгинского, аварского, цахурского народов, оказавшихся разделенными между двумя государствами. Ногайский народ разделен административными государствами субъектов Российской Федерации. Ногайцы (ногъай) – один из тюркоязычных народов Северного Кавказа. Общая численность в России и странах СНГ составляет около 90 тыс человек. Верующие – мусульмане суннитского толка. Основная область расселения ногайцев – территория Ногайской степи; ныне она расчленена административно-территориальными границами между Дагестаном, Чечней и Ставропольем. В Республике Дагестан проживает 34,4 тыс. или 37% всех ногайцев. Остальные в Ставрополье – 18,5 тыс., Чечне – около 10 тыс. и Астраханской области – около 10 тыс. За пределами стран они живут в Турции, Румынии и других странах .

http://dhis.dgu.ru/other.htm

Просмотров: 566 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Март 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017