Понедельник, 24.04.2017
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Кавказская Албания [0]
Ислам в Лезгистане [10]
Геополитика на Кавказе [1]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2011 » Март » 2 » Иса Абдуллаев: «Кавказская цивилизация — не преувеличение»
18:03
Иса Абдуллаев: «Кавказская цивилизация — не преувеличение»

Доктор филологических наук Иса Халидович Абдуллаев всегда ассоциировался у меня с истинным, старой закалки или можно сказать, джамаатным горцем. В самом деле, будучи представителем коренной фамилии древнего Гази-Кумуха и получив образование в Тбилиси, он наряду с классическим горским воспитанием получил и классическое кавказское образование. С Исой Халидовичем можно встречаться десятки раз и говорить часами, но каждый раз разговор с ним увлекает как в первый раз, он никогда не повторяется и не говорит банальных вещей. Уверен, его мнение будет интересно и для наших читателей, тем более что речь пойдет о довольно злободневной теме дагестано-грузинских взаимоотношений.

Добрый сосед или…

— Кем для Дагестана была Грузия — соседом, культурным центром или вражеским государством?

— Грузия врагом, конечно, не была. На протяжении истории все было, в том числе набеги Дагестана на Грузию. Но рассматривая работы наших историков, археологов, мы видим преобладание добрососедских отношений, то есть только негатива не было, это было взаимодействие культур. Что касается нового периода истории, когда мы вошли под влияние арабо-мусульманского мира, стало преобладающим распространение веры, языка, культуры, мусульманской науки, отношения с Грузией также приобрели несколько иной характер, наблюдались и негативные моменты.

— Что вы думаете о так называемой кавказской цивилизации?

— Я считаю, что мы находились в едином историческом кавказском пространстве. Поэтому когда говорят, что кавказцы создали своеобразную кавказскую цивилизацию, я в этом не вижу преувеличения. Я не буду сейчас вдаваться в подробности, но многие языковые факты говорят об этом. В плане наших культурных контактов многие интересные вещи выявляются в истории языков. Нас связывают, к примеру, названия музыкальных инструментов. Это показывает древность наших культурных связей. Неспроста же в нагорном Дагестане выявлены надписи на грузинском алфавите. А на средневековых памятниках есть надписи на аварском языке грузинскими буквами. Обратите также внимание и на архитектуру…

— Говоря о взаимоотношениях Грузии и Дагестана, предпочитают делить историю на два периода: до конца XIV века, когда в Дагестане окончательно победил ислам, и после XIV века. Насколько разнились отношения в эти периоды, насколько оправданно это деление?

— Сказать, что ислам разделил, — нельзя. Ислам постепенно брал верх в Дагестане, это шло столетиями. Но в любом случае внешнекультурная ориентация у нас после этого изменилась. Все-таки противостояние ислама и христианства, знаменитые крестовые походы с запада на восток. В 1453 году Константинополь был завоеван турками, а турецкий султан становится халифом всех мусульман. В это же время ислам окончательно побеждает в горном Дагестане, хотя очаги язычества остаются еще несколько веков. Возможно, такие моменты были, но сама жизнь диктовала добрососедское отношение с Грузией, особенно в нагорном Дагестане. Ведь в противном случае не ездили бы наши дагестанцы в Кахети на заработки, по торговым делам и в других целях. При всех идеологических противоборствах экономика диктовала свои условия. Обратите внимание на путешествие академика Гюльденштедта (конец ХVIII века), он собирал материалы по Дагестану в Грузии. Я поразился его материалам, с какой точностью и полнотой записаны, к примеру, названия лакских сел. Значит, уже тогда в Кахети бывали дагестанцы не только с пограничных территорий, но и из внутреннего Дагестана. Временами отношения бывали очень хорошими. Вот Тина Маргвелашвили опубликовала несколько документов, где аварский нуцал Уммахан переписывается с Ираклием II, по тексту видно, какое уважительное отношение у них друг к другу. Были и брачные связи с царствующими фамилиями, это и для политических целей. Противостояния же, как, к примеру, у израильтян и палестинцев, у грузин и дагестанцев не было никогда.

— Не кажется ли вам, что выпячивание лекианобы, как негативного контекста наших отношений (особенно в ХIХ веке), было на руку имперским структурам, поскольку царская Россия представляла себя защитницей Грузии от «диких горцев»? Спрашиваю об этом потому, что такой же метод использовался, когда захватывались многие колонии в Африке, да и вообще этот метод даже не в ХIХ столетии, а намного раньше начал использоваться для обоснования захватов чужих территорий. В русскоязычной историографии этот тренд определял вектор отношения к дагестанской истории несколько веков, да и сейчас он все больше начинает эксплуатироваться некоторыми националистически настроенными историками.

— Я считаю это выпячивание некорректным.

Грузинская наука и Дагестан

— Есть ли свидетельства более тесных отношений Дагестана и Грузии, кроме письменности и архитектуры?

— Простой пример — музыкальные инструменты. Здесь очень четко проявляется близость наших культур. Названия музыкальных инструментов: чугур, пандур и чагана — зафиксированы в памятниках древнегрузинской литературы. Более того, слово «чагана» встречается и у Шота Руставели. Эти же слова для обозначения тех же музыкальных инструментов мы встречаем и у нас. Другое дело, они могут иметь малоазиатское происхождение или какое-то другое, но как названия конкретных музыкальных инструментов они встречаются только у нас и грузин, и к нам они попали через грузинский язык. То же слово «хинкали», хотя это уже наше, дагестанское слово, стало достоянием грузинской кухни. Кстати, это слово зафиксировано еще в ХVII веке в словаре Сулхан-Саба Орбелиани. Все эти факты как будто разрознены, но когда терпеливо их собираешь, они дают целостную картину. Неплохо получилось это у Мажида Халилова (в монографии «Грузино-дагестанские языковые контакты». — «НД»).

— Активно обсуждается вопрос родства иберийско-кавказских языков. Мне, как дилетанту, кажется, что этот вопрос излишне политизирован. До развала СССР было устоявшееся мнение, что родство есть, потом нас стали связывать с какими-то енисейскими вымершими или вымирающими языками, на которых разговаривают в тысячах километров от нас. Впечатление создается такое: из-за того, что Грузия стала политическим оппонентом Кремля, московские и питерские языковеды стали опровергать идею языкового единства коренных народов Кавказа и связывать северокавказцев с малоизвестными народами Сибири. А уже дальше самих северокавказцев тоже делят на невероятное количество языков и народов для облегчения ассимиляции, чему более крупные народы, вроде чеченцев, оказались неподвержены. Особенно этот проект (бесконечное дробление народов на мелкие единицы) успешно реализуется в Дагестане. Хотелось бы узнать, что вы думаете об этом?

— Я считаю, что отдаленное родство между картвельскими и северокавказскими языками существует. Родство северокавказских языков с южнокавказскими, картвельскими языками, по мнению некоторых, еще не доказано. Представители разных школ сомневаются в этом вопросе, они подчеркивали, что можно говорить о родстве, если есть звукосоответствие. Эта теория требует доработки. Этим вопросом занимался известный грузинский ученый Михаил Курдиани, который скоропостижно скончался в прошлом году. Он основательно взялся за изучение этой темы. По утверждению Курдиани, строгое звукосоответствие выявляется. Другой ученый, Мераб Чухуа, тоже настаивает на родстве иберийско-кавказских языков, потому что столько сходства не может быть случайным.

— По крайней мере, за пределами северокавказской семьи более близких языковых родственников, нежели картвельских, у нас нет?

— Да, но есть предположение, что родство имеют хурритский и урартский языки, но это очень древние языки. Отдельно стоит вопрос о баскском языке. Попытки сопоставления кавказских языков с баскским есть со стороны грузин. Материалы наших северокавказских языков с чем только не сопоставляют, даже говорят о родстве с енисейским, но только не с картвельскими.

— Роль грузинской науки не только в дагестанской лингвистике, но и в целом изучении Дагестана. О ней хотелось бы поговорить. В последнее время есть попытки наладить такие научные связи, хотя в конце 90-х они были утеряны, ведь во многом дагестанская лингвистика обязана своим становлением грузинской научной школе?

— Несомненно. Грузины очень долго занимались изучением дагестанских языков. Самые лучшие труды по нашим языкам были созданы грузинами. Хотя становление современной кавказской, в особенности дагестанской лингвистики, связано с именем П. К. Услара (1816—1875), мы с полным правом можем сказать, что создателем научной школы изучения кавказских языков был Арнольд Степанович Чикобава (1898—1985). Это нашло и свое органическое воплощение: в 1934 году в Тбилисском государственном университете Чикобава создал кафедру кавказских языков, а в 1936-м — Отдел горских кавказских языков в Институте языка, истории и материальной культуры им. Н.Я. Марра (ныне Институт языкознания им. А.С. Чикобава АН Грузии). Создание современной дагестанской лингвистики, начиная с конца 1920-х годов, откуда и начинается наша история лингвистики, обязано деятельности тбилисской школы. Я нисколько не умаляю деятельность других ученых. Например, Л. И. Жирков был великолепным систематизатором, он издал и аварскую, и даргинскую, и лакскую, и другие грамматики. Он систематизировал то, что сделал Услар. Но планомерную и фронтальную работу по сбору материала наших языков вели именно грузинские ученые во время своих лингвистических экспедиций.

— Что интересно, Баку и Ереван такого интереса к дагестанским языкам не проявляют. Из всех закавказских государств только Тбилиси интересует Кавказ, и сама идея кавказского единства идет от грузин. Еще грузинский историк ХII века Леонти Мровели говорил о единстве коренных кавказских народов.

— С Баку понятно, он вырос как промышленный город, а Тбилиси еще раньше стал столицей Кавказа. Еще в ХIХ веке это была не только кавказская администрация, но и интеллектуальная столица, там была вся элита, там выходили все научные издания. Это не могло не сказаться на общих интересах. Кроме того, Баку — это тюркологический центр, и наука в целом развивалась в сфере нефтехимии. Особого изучения Кавказа и кавказских языков азербайджанцы не вели. Один из наших земляков, Селим Джафаров, в 1930-х годах создал учебник цахурского языка, но вскоре обучение аварскому, лезгинскому и цахурскому языкам было закрыто (в 1938 году. — «НД»), и он стал крупным азербайджанским языковедом, тюркологом. Что касается Еревана, то у них в науке преобладает историко-филологизм в плане арменоведения, индоевропеистики, ирано-армянских связей. Ну, во всяком случае, они обращены в глубокую историю и, кроме того, вдоль и поперек исследовали свой язык.

— Можно сказать, что в Москве и Петербурге серьезной кавказоведческой школы не осталось.

— Изначально таким центром был Петербург, да и тбилисская школа обязана своим возникновением «питомцам» Петербургского университета, там и Николай Марр работал, Иван Джавахишвили и Акакий Шанидзе окончили этот университет. Грузинская школа восприняла идеи из Петербурга, лучшие его традиции. Даже в востоковедении грузины учились у петербуржцев. Георгий Васильевич Церетели подготовку прошел у Коковцева в 1930-х годах. Когда в начале 50-х годов все критиковали Шамиля, он опубликовал отрывок из сочинения Мухаммад Тахира аль-Карахи «Блеск дагестанских шашек…» как образец классического арабского языка в арабской хрестоматии для грузинских студентов факультета востоковедения. Разве это не порядочность, не научная принципиальность ученого? Он был выше всяких конъюнктурных соображений. Более того, его аспирантка занималась арабоязычными памятниками Дагестана. Когда мы говорим об отношении грузин к нашей истории, мы забываем, что наши ученые умолчали и не отважились говорить о таких моментах.

— Еще один политический момент — неспокойные 1990-е годы. К концу 1980-х — началу 1990-х годов в отношениях северокавказских народов и Грузии стало брать верх какое-то негативное начало. Это касается прежде всего отношений с абхазами, осетинами, и меньше с Дагестаном. Чем были обусловлены эти процессы, почему это произошло?

— Это щепетильный вопрос. У меня есть друзья и грузины, и абхазы, и одно неосторожно сказанное слово может задеть и тех, и других. Мне больно, что так случилось, но мне кажется, здесь толпа стала доминировать в политических делах и подчинила себе людей, которые не должны были слушаться их. В вопросе кахетинских аварцев, мне кажется, со стороны Гамсахурдиа был явный перехлест в высказываниях, что аварцы — агрессоры, и конкретных действиях. Там аварцы с грузинами прекрасно жили, помогая друг другу. Аварцы и в целом дагестанцы были в Кахети основной рабочей силой, которая была занята на наиболее трудоемких работах. Но когда наши говорят, что это наша земля и кварельские аварцы — прямые наследники древних наших предков, которые занимали Алазанскую долину, тут тоже есть перехлест. В этой связи иногда можно встретить со стороны некоторых наших авторов очень некорректные заявления. К примеру, один автор на страницах нашей газеты утверждал, что до ХII века в Кахети не было ни одного грузина, мол грузины аннексировали исконно дагестанские земли и поселили там грузин из Западной Грузии. А другой оправдывал наши набеги тем, что это был, мол, акт справедливого возмездия за лишение предков своей родины, т. е. Кахети. И, конечно, клеймили грузинских «захватчиков», которые не давали житья кварельских аварцам — исконным хозяевам этих земель. Этим защитникам кварельских аварцев следовало бы знать, что сделали с дагестанцами в станице Бороздиновская, ведь 10 ее жителей, скорее всего, убиты, а остальные оказались выброшенными из своих жилищ и ютятся в степи около Кизляра. Уж, по крайней мере, такого в Грузии с дагестанцами не делали. И прежде чем искать где-то врагов, надо проанализировать ситуацию, а еще взвесить все плюсы и минусы такой политики. Что касается Осетии и Абхазии, там положение сложнее.

— Насколько я знаю, объективных причин для конфликта не было.

— Говорят, что в Абхазии в прошлом имел место насильственный демографический перелом и что грузин специально там поселяли. Но грузины жили там издревле, особенно в южной Абхазии. Там было знаменитое мухаджирство, многие черкесские племена выехали в Турцию, вот тогда и возник вопрос о переселении. Грузинские мегрелы и имеретинцы, которым предлагали переехать в Абхазию, конечно, частично там осели. Но поселили не только мегрелов, туда поселили и русских, армян и другие народы, даже эстонцев. Можно вспомнить статьи известного педагога Якоба Гогебашвили и общественного деятеля Илью Чавчавадзе. Они тогда обращались к абхазам с призывом: «Не уезжайте, наши братья!», но, столкнувшись со свершившимся фактом, говорили, что оголяются земли и можно наших безземельных крестьян поселить, но это не было призывом к выселению. Насчет юридической тонкости я ничего не буду говорить. Отдельной республикой Абхазия никогда не была, она всегда была в тесных отношениях с Грузией. В советское время в Абхазии были нотки недовольства, что абхазам плохо живется. Я поинтересовался, какая картина распределения должностей. Мне сказали, что в четырех из пяти районов первые секретари были абхазы, большинство завотделами обкома партии, большинство номенклатуры были абхазы. Единственная претензия была в том, что председателями Совмина часто грузины бывали, но ведь они имели на это право, тем более что половину населения Абхазии составляли грузины и они там коренные жители. Если дальше идти, можно обратить внимание, что абхазский язык никогда не преследовался. У абхазов была своя ежедневная газета. Были и национальные журналы, радио, телевидение. Более того, когда они стали возмущаться, что дети стали забывать абхазский язык, в детских садах Сухуми стали открывать группы с абхазским языком. Я точно не знаю, что могло послужить причиной конфликта. Там сыграли свою роль какие-то иные причины. Территория там лакомый кусок. Это очень тонкий момент, я боюсь где-то задеть и ущемить и абхазов, и грузин.

Что касается Южной Осетии, то там население составляло около 100 тысяч человек, из них 70% — осетины и 30% — грузины. Кто бы что ни говорил, это исконно грузинская территория Шида Картли, и спуск осетин туда из Северной Осетии начинается только с ХV века. Сам Василий Иванович Абаев пишет, что кавказские горы и горный хребет —это граница между Закавказьем и Северным Кавказом и в данном случае имеется в виду между Осетией и Грузией. То есть осетины своей массой поселились и работали у грузинских феодалов. С другой стороны, осетины были ближе к грузинам, чем другие горцы Кавказа, муж знаменитой царицы Тамары (XII век) Сослан был осетином, вот так издавна переплелись судьбы этих народов.

Нередко говорят, что в Южной Осетии ущемлялись национальная культура и язык, препятствовали их развитию, игнорировались их культурные запросы и т. д. Все познается в сравнении. По сравнению с народами Дагестана, в том числе с титульными, осетины Южной Осетии не были ущемлены. С 1927 года выходили ежемесячный литературно-художественный журнал «Фидиуэг» («Глашатай»), областная газета, издавалась литература, работал научно-исследовательский институт гуманитарного профиля. В Дагестане, для сравнения, на языках так называемых титульных народов только с 1952 года стали выходить ежеквартальные литературно-художественные альманахи, а журналы (раз в два месяца) стали издаваться лишь в 1980-х годах. При этом нужно сказать, и об этом говорилось в научной литературе, что осетинский язык в Южной Осетии находился в лучшем положении, чем в Северной, и знание народом родного языка в Южной Осетии было лучше.

У тех же абхазов, да и у осетин, очень много смешанных браков было с грузинами. Обратите внимание на их фамилии: Шервашидзе, Анчабадзе, Маршания и другие. Это известные абхазские княжеские фамилии, но они типично грузинские. С Абхазией связана и семья С.Н. Джанашиа, абхазский язык был для него как родной. В Абхазии очень много смешанных грузино-абхазских браков (более половины). И тем неожиданнее была такая эскалация напряженности между этими, по существу, братскими народами. Для меня эта трагедия выше моего понимания, это моя собственная боль.

— Возникает вопрос об оценке событий августа 2008 года.

— Относительно этих событий широко употребляют термин «агрессия» Грузии против Южной Осетии. На мой взгляд, такое объяснение представляется не совсем точным, т. к. толковые словари русского языка это слово объясняют как вооруженное нападение (применение силы) одного государства против другого государства с целью захвата его территории, ликвидации независимости. В данном случае мы не можем говорить о нападении одного государства, т. е. Грузии, на другое государство, т. е. Южную Осетию, так как до этих событий другие страны, в том числе и Россия, официально признавали территориальную целостность Грузии, включая Южную Осетию и Абхазию. Ввод войск в Чечню называли «наведением конституционного порядка», но действия Грузии называют «агрессией». Должен быть одинаковый подход.

Самым важным и требующим своего справедливого решения в грузино-абхазских отношениях является вопрос о беженцах-грузинах из Абхазии — их более 250 тысяч человек. Они должны вернуться к своим очагам. Без этого о подлинном мире в регионе и справедливом решении всего комплекса вопросов не может быть и речи. То же самое касается и других беженцев в данном регионе.

Хотелось бы отметить еще один момент, связанный с событиями августа 2008 года. После этих событий в Дагестане началась антигрузинская истерия. Появились «историки» по вопросам Кавказа и Грузии. Одна наша землячка на страницах «Дагправды» заявила, что Берия отнял южную часть Осетии и подарил ее Грузии. А другой поэт из Хасавюрта по свежим следам написал поэму «Геноцид», в которой клеймит агрессора и разоблачает его злодеяния. Сейчас, кстати, о геноциде и этнических чистках, совершенных тогда грузинской стороной в Южной Осетии, чего только не пишут. А если говорить напрямую, то этническая чистка в Южной Осетии коснулась грузин — они изгнаны из своих домов, стали беженцами, и грузинские села вокруг Цхинвали (Тамарашени, Фриси и др.) сожжены дотла при попустительстве Эдуарда Кокойты и других политиков.

Часто манипулируют и цифрами убитых: вначале говорили почти о трех тысячах убитых, затем эти цифры стали меняться и опустились до полутора тысяч. Но и этим цифрам нельзя верить, так как многие СМИ и независимые авторы говорят о ста пятидесяти убитых в Южной Осетии. Опять же умалчивают и о потерях со стороны Грузии. А потери у них были немалые. Конечно, гибель и одного человека — это трагедия, и мы скорбим по этому случаю, но манипулировать цифрами, чтобы создать негативный облик, в данном случае грузин, тоже не стоит.

http://kavkaz.ge/2011/03/01/isa-abdullaev-kavkazskaya-civilizaciya-ne-preuvelichenie/

Просмотров: 316 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Март 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017