Пятница, 26.05.2017
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Кавказская Албания [0]
Ислам в Лезгистане [10]
Геополитика на Кавказе [1]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2011 » Апрель » 29 » Влияние российско-турецкого сотрудничества в сфере энергетики на политическую стабильность в регионе
11:21
Влияние российско-турецкого сотрудничества в сфере энергетики на политическую стабильность в регионе

Нет сомнений в том, что в современных условиях энергетическая проблема на международной арене проявляет себя как глобальный фактор, влияющий на состояние мировой экономики, используемый как политический инструмент воздействия в межгосударственных отношениях. При этом наблюдаются усиление интернационализации и глобализации мировой энергетики и рост энергетической взаимозависимости. Также развивается широкомасштабное международное сотрудничество в целях обеспечения энергетической безопасности. Турция и Россия, как и все участники глобальных процессов, стремятся к усилению международного сотрудничества в сфере энергетической политики. Если эти две страны выступают в качестве конкурирующих стран-транзитеров с одной стороны, они и наладили ценное взаимодействие в сфере энергетической политики с позиций экспорта (Россия) и импорта (Турция) энергоносителей с другой. Вместе с тем, учитывая исторические, этнические, экономические, географические и культурные связи Турции со странами Кавказа, Центральной Азии и Балкан, справедливо будет отметить, что, с геополитической точки зрения, Россия и Турция являются важными государствами в регионе. Вследствие этого, результаты их сотрудничества (или соперничества) непосредственным образом влияют на региональную политическую ситуацию.

По мере ускорения темпов промышленного производства и населения в Турции, наблюдается постоянный рост потребления энергоносителей, хотя страна небогата ими. Тот факт, что Турция, географически близка к России, и составил фундамент долгосрочного сотрудничества двух стран именно в области поставок природного газа. В результате развития двусторонних экономических связей, важнейшей составляющей которых стала энергетическая, Россия в 2008 г. вышла на первое место во внешнеторговом обороте Турции, а Турция занимает четвертое место в российском экспорте, и, кроме того, является вторым крупнейшим в Европе (после Германии) потребителем российского природного газа.

По мере того, как энергетика играет все большую роль во внешней политике и обеспечении национальной безопасности каждого государства, энергетический потенциал двусторонних отношений положительно влияет на российский вектор внешнеполитического курса Турции. Раньше Турция определяла приоритеты своего внешнеполитического курса в отношении СССР лишь как страны «крыла» НАТО и по интересам Запада, ставя на первое место обеспечение военной безопасности страны. Однако, после распада последнего она стала руководствоваться экономическими, политическими и геополитическими интересами, а также новыми условиями, возникшими в результате развития глобализационных процессов.

В настоящее время, стратегической целью страны является статус мощной региональной державы. Анкара в целях национальных интересов ведет многостороннюю, более независимую политику. Турецкие высокопоставленные политики убеждены в том, что этому способствуют уникальное географическое положение страны, ее исторический, культурный и дипломатический опыт, и также достигнутый в последнее время социальный уровень развития. Турция стремится решить свои внешнеполитические конфликты путем формирования вокруг себя пояса процветания, стабильности и политики «нулевого уровня проблем» с соседями, что и приведет к укреплению ее связей с Россией, со странами Кавказа и Ближнего Востока. Нет сомнений в том, что в этом сближении играет важную роль и столкновение Турции с «непониманием» её стремления к интеграции с Евросоюзом.

По нашему мнению, реакция Турции после пятидневной войны августа 2008 г. на Кавказе является ярким примером того, что новые акценты в дипломатии Турции благотворно отражаются на турецко-российских отношениях, а именно в развитии внешнеполитического партнерства. Кроме того, очевидно, что сформировавшиеся тесные турецко-российские связи ограничивают для Турции возможность действовать в ущерб двусторонним отношениям. Турецкий премьер-министр Р.Т. Эрдоган, соблюдая сбалансированную позицию, сразу после конфликта 13 августа прибыл в Москву, а затем в Тбилиси и встречался с лидерами двух стран. В своей встрече с Д. Медведевым, турецкий премьер выразил свою готовность обеспечить всю необходимую поддержку для скорейшего урегулирования ситуации в регионе. При этом Анкара заняла принципиальную позицию по вопросу о военном присутствии в Черном море нечерноморских держав, включая стран-членов НАТО. Турция строго придерживалась положений Конвенции Монтрё даже тогда, когда Вашингтон под разными предлогами пытался усилить свое военное присутствие в Черном море, включая поставки Грузии «гуманитарных» грузов на американских кораблях и не выдала разрешение США нарушить режим Монтрё.

Более того, Анкара выступила с мирной инициативой создания «Платформы стабильности и сотрудничества на Кавказе». Президент Турции Абдуллах Гюль, оценивая политическую ситуацию на Кавказе, подчеркивает, что платформа безопасности и стабильности на Кавказе представляет собой возможности для урегулирования региональных проблем. При этом, по его мнению, именно в последнее время наблюдаются активные усилия России для решения политических проблем в регионе, что заслуживает одобрения.

В обмен на нейтральную политику Анкара получила положительную реакцию со стороны российского руководства на её мирную инициативу «Кавказский пакт», первым этапом которого явилось бы создание Азербайджаном, Грузией и Арменией под гарантией России и Турции платформы по развитию сотрудничества. Кроме того, политические попытки Турции нормализовать ее отношения с Арменией, хотя пока безуспешно, поддерживаются Россией. Россия также содействует поиску сторонами компромиссов по вопросу нагорно-карабахского урегулирования.

В политике на Южном Кавказе Турция прилагает усилия для нормализации отношений с Арменией. Между Арменией и Турцией отсутствуют дипломатические отношения, а армяно-турецкая граница закрыта с 1993 г. (после оккупации части территории Азербайджана Арменией) по инициативе официальной Анкары. Первые подвижки в отношениях начались 6 сентября 2008 г., когда президент Турции впервые прибыл в Ереван для просмотра футбольного матча между сборными Армении и Турции. Армения и Турция подписали в Цюрихе протоколы о нормализации двусторонних отношений 10 октября 2009 г. Документы подписали министры иностранных дел двух стран Эдвард Налбандян и Ахмет Давутоглу в присутствии глав внешнеполитических ведомств России, США и Франции, а также представителя ЕС по общей политике и безопасности. Многие эксперты считают подписание армяно-турецких протоколов историческим событием. Тем не менее наметившийся позитив в отношениях двух стран не получил развития.

Подписание протоколов вызвало недовольство Азербайджана. Возмущение Азербайджана нашло выход в ситуации, складывающейся вокруг газовых контрактов. Спустя 4 дня после подписания протоколов, Газпром подписал с Государственной нефтяной компанией Азербайджанской Республики (ГНКАР) первый контракт на закупку азербайджанского газа. При этом президент республики Ильхам Алиев впервые открыто обвинил Турцию в том, что она ведет себя неадекватно на переговорах и препятствует экспорту азербайджанского топлива в Европу. Глава государства пригрозил продать весь газ более сговорчивым соседям – России и Ирану. «В таких условиях необходимо искать альтернативные пути, вокруг нас есть страны, нуждающиеся в энергоресурсах», – заявил Алиев.

Карен Карапетян, глава «АрмРосгазпрома», совместного предприятия «Газпрома» и армянского правительства, считает, что «сегодня региональные энергетические проекты упираются в ограниченность транзитных схем из-за политического соперничества и конкуренции энергетических «тяжеловесов» за доступ к скважине или трубе. Такая конкуренция в регионе Южного Кавказа подменяет реальное сотрудничество. В Минэнерго Армении сегодня мечтают объединить энергосистемы страны с иранскими, турецкими, российскими, грузинскими и азербайджанскими, что сделает страну стать своего рода энергетическим региональным центром. Однако для активации потенциала Армении как энергетического центра нужна не только политическая воля властей стран региона, но и политическая стабильность в регионе.

Турция обращается к России с просьбой оказать более эффективное содействие урегулированию нагорно-карабахской проблемы. Известно, что Россия продолжает вносить существенный вклад в разрешение этой проблемы путем регулярных встреч с лидерами Азербайджана и Армении в рамках Минской группы, созданной при Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Турецкие эксперты утверждают, что, «будучи политическим, экономическим и стратегическим партнером России, Армения внимательно прислушивается к сигналам из Москвы».

По поводу позиций России в отношении турецко-армянского сближения и нагорно-карабахского урегулирования, посол РФ в Турции В.Е. Ивановский в январе 2010 г. еще раз констатировал, что Россия будет и далее содействовать поиску сторонами компромиссов и взаимоприемлемых развязок по этим вопросам.

По словам российского политолога Андрея Арешева, МИД России желает установления добрососедских отношений между Арменией и Турцией, что объективно будет способствовать оздоровлению ситуации в регионе, укреплению мира и безопасности. Тем более Турция является одним из крупнейших торгово-экономических партнеров Москвы, а Армения – военно-политическим союзником. Однако эксперт справедливо напоминает о том, что предстоящее открытие армяно-турецкой границы может приблизить Армению к Западу и позволит ей иметь альтернативу нынешним партнерам в лице Ирана и России, что может вызвать недовольство Москвы.

Безусловно, что активность нерегиональных сил в Кавказе обостряет вопрос обеспечения политической стабильности в данном регионе. На наш взгляд восприятие Турции-член НАТО в России как проводника интересов Запада в регионе причиняет определенную сложность для Москвы доверить политикам, проведенным Анкарой. В силу этого, Россия затрудняется перенести с Турцией свои отношения на уровень стратегического партнерства. Вместе с тем, автор данных строк убежден, что всецело идентифицировать интересы Турции и Запада в регионе всегда было ошибочным, а в нынешних реалиях – тем более. Соблюдение Турцией политического нейтралитета после «пятидневной войны» на Кавказе в августе 2008 г. является очередным примером того, что политика Анкары может отличаться от политики западных стран именно тогда, когда речь идет о ее соседях. Также существует убедительный политический опыт, когда традиционный для США расчет на Турцию как на своего стратегического союзника по НАТО не всегда оправдывается.

Здесь считаем уместным привести следующие примеры: В 2003 г. турецкий парламент отказался от предоставления США «коридор» для прохождения их войск по территории Турции для проведения военной операции против Ирака. 9 июня 2010 г. Турция как непостоянный член Совета Безопасности ООН выступила против ужесточения санкций в отношении Ирана. В конце сентября и в начале октября 2010 г. китайские истребители и военные пилоты проводили военные учения в Турции со своими турецкими коллегами. Впервые в истории, такое случается, когда член НАТО проводит военные учения с Китаем

Усиленное присутствие США в регионе, хотя в меньшей степени по сравнению с Россией, вызывает недовольство и в Турции. Кроме того, при возникновении очагов нестабильности в отдельных странах Кавказского региона, лидеры этих стран апеллируют к нерегиональным державам или международным организациям. С целью предотвращения вмешательства нерегиональных сил, РФ и Турция могут направить совместные усилия на урегулирование политической напряженности в регионе. Таким образом, политическая стабильность в регионе укрепят их позиции и как надежных партнеров по обеспечению энергетической безопасности. Здесь следует отметить, что снятие политической напряженности в регионе привело бы к повышению стабильности в регионе, что является большим плюсом при реализации важных энергетических проектов.

По мнению академика РАН А.А.Кокошина, одним из главных политических рисков является наложение во времени сразу двух и более энергетических кризисных ситуаций, которое может подвергать мировую экономику опасности. Высокая степень возникновения острых конфликтов и кризисов в важных для мировой энергетики районах мира, усиливает этот риск. Ученый предполагает, что для предотвращения этого необходимо создать международную систему кризисного управления, которая имела бы легитимный характер в глазах всего международного сообщества. Высоко оценивая значительную роль «восьмерки» в формировании такой системы, особенно с учетом наличия в ее составе России, ученый считает необходимом также участие следующих стран в качестве полновесных и равноправных партнеров такой системы: «новые» ведущие нетто-импортеры углеводородов – прежде всего, Китай и Индия, а также Бразилия, Турция и ряд других государств, и страны – члены ОПЕК.

По нашему мнению, не только как важный нетто-импортер энергоносителей, а также в качестве важной транзитной страны, Турция может содействовать эффективному действию системы такого рода именно на Кавказе, где Россия и Турция являются важными актерами. Вместе с тем, турецкая инициатива по созданию платформы стабильности и сотрудничества на Кавказе без участия не входящих в регион стран заслуживает особого внимания и может содействовать предотвращению вмешательства нерегиональных держав.

Кроме нынешней экономической и политической удобной для обоих государств конъюнктуры со стороны Турции и России, этому также способствует тот факт, что в мире в основном признается важность приложения совместных усилий разных стран для решения региональных проблем. Новые мировые реалии, в том числе глобальный финансовый кризис, очередной раз доказали невозможность отдельных стран, даже США, в одиночку решить все мировые проблемы и диктовать свои правила другим участникам системы международных отношений.

Подводя итоги можно сказать, что в развивающихся многоплановых отношениях в области энергетики сотрудничество между Россией и Турцией пока не переросло в стратегическое партнерство. Но можно предположить, что для этого есть политическая воля, как и нарастающие объемы и направления взаимодействия. С целью укрепления своей репутации надежных партнеров для обеспечения мировой энергетической безопасности, Россия и Турция прилагают совместные усилия для урегулирования региональных политических конфликтов. Взаимовыгодное сотрудничество двух стран, учитывающее позиции и интересы обоих государств может служить хорошей основой для укрепления региональной безопасности и является примером для многих стран, которые стремятся к развитию добрососедских отношений.

БИНГОЛ Хасан Фатих, к.п.н.

Просмотров: 362 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Апрель 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017