Воскресенье, 24.09.2017
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Кавказская Албания [0]
Ислам в Лезгистане [10]
Геополитика на Кавказе [1]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2011 » Апрель » 29 » Турция И ЮЖНАЯ АФРИКА: Ко ВТОРОМУ ДЕСЯТИЛЕТИЮ отношений
11:03
Турция И ЮЖНАЯ АФРИКА: Ко ВТОРОМУ ДЕСЯТИЛЕТИЮ отношений

Хотя дипломатические отношения между Турцией и Южной Африкой были формально установлены приблизительно десятилетие назад, контакты между турками и южноафриканцами возвращают нас на два столетия назад, поскольку Оттоманская империя и Южная Африка установили некое подобие межгосударственных отношений еще во второй половине 19-ого века. Присутствие мусульманского населения и открытие богатых золотых и алмазных запасов в Южной Африке вероятно побудило оттоманское руководство более серьезным взглядом оценить этот регион. Некоторые ученые даже спекулировали на том мнении, что расширение Османской империи в 14-ом столетии, возможно, косвенно способствовало открытию южной части Африки и Мыса Доброй Надежды. Было предложено, что Оттоманская империя, занимая Черное море и средиземноморские регионы, торговые пути по которым по сути являлись магистральной дорогой для транспортировки товаров с Востока в Европу, вынудили европейцев искать другие пути в обход, чтобы снова получить доступ на Восток минуя Турцию, таким образом подводя торговцев к открытию этой части света.

Формальные отношения между Османской империей и Южной Африкой были установлены с назначением господина дe Рубе (de Roubaix), местного резидента, в качестве Почетного консула оттоманского правительства в Кейптауне. Исторические отчеты указывают, что господин де Рубе, судья по профессии, был назначен Почетным консулом 18 февраля 1861 года. В последствии, в 1889 году, руководители Оттоманской империи послали господину Беттелхеиму (Bettelheim), представителю христианской общины в султанской Турции, приглашение представлять страну в качестве Консула Империи в Южной Африке. Господин Беттелхеим оставался на своем посту в Кейптауне до 4 января 1896 года. Правительство Оттоманской империи в то же время также учредило Почетные Консульства в Йоханнесбурге и Дурбане.

Когда первый Консул Оттоманской империи принимал свои обязанности в Кейптауне в 1889 году, только небольшое количество стран, которые в настоящее время имеют дипломатические миссии в Претории, были представлены в британской колонии Южной Африки. Позднее, в апреле 1914 года, Мехмет Ремзи (Mehmet Remzi) Бей, профессиональный дипломат Оттоманской империи, был назначен в качестве Генерального консула Турции в Йоханнесбурге. После начала Первой мировой войны, в ходе которой Оттоманская империя вступила в войну на стороне кайзеровской Германии против Британской империи и ее союзников по Антанте, он был интернирован британцами. Мехмет Ремзи Бей умер в 1916 году и был захоронен в Йоханнесбурге, где до сих пор находится его могила. В контексте отношений Оттоманского руководства с Южной Африкой необходимо также отметить, что по требованию членов общины Большого Мусульманского совета, которая существовала на правах Колонии на юге Африки, правительство оттоманской Турции с ведома и одобрения британских властей направило Эбубекира-эфенди (Ebubekir Efendi), мусульманского алима, в Кейптаун с миссионерской целью проповедовать Ислам и преподавать мусульманское право, а также оказывать помощь по улаживанию религиозных вопросов среди мусульман в соответствии с законами британской колонии. Эбубекир-эфенди, который официально состоял на иждивении правительства Оттоманской империи, прибыл в Кейптаун 13 января 1863 года. Он женился на британской подданной в Кейптауне и продолжал осуществлять свои функции вплоть до своей смерти в 1880 году.

Турецкая позиция по апартеиду

После освобождения от колониальной зависимости и в течение существования режима апартеида правительства белого меньшинства ЮАР между Турецкой Республикой и Южноафриканской Республикой не было установлено никаких официальных отношений. Турция всегда активно принимала участие в деятельности ООН по воспрещению любого вида расизма и расовой дискриминации. Она настоятельно выступала против режима апартеида, последовательно голосовала за все деловые решения ООН, осуждающие это явление. В то время, когда многие страны все-таки поддерживали формальные отношения с южно-африканскими правительствами апартеида, Турция уклонялась от установления любых официальных связей с режимом Претории - дипломатических, экономических, культурных и других. Ее принципиальная позиция сохранялась вплоть до того момента, когда стало ясно, что система апартеида низложена и заменена демократическим правительством, основанным на принципе большинства. Турция также действовала как активный член Совета ООН по Намибии и поддерживала международные шаги против апартеида и колониализма. Анкара также принимала активное участие в деятельности Целевого фонда ООН по Южной Африке и Фонда ООН по Намибии, инициатором создания которых была и Турция. Турецкое правительство, аккумулируя все усилия, которые международное сообщество направило против апартеида, также обеспечивало гуманитарную помощь его жертвам. Поддерживая с самого начала борьбу против апартеида в Южной Африке и все меры, направленные международным сообществом против этого явления, Турция продемонстрировала свою сплоченность и единство с активными участниками кампании и большинством народа Южной Африки. Многочисленные заявления, сделанные турецкими министрами иностранных дел и другими высокопоставленными должностными лицами за этот период в ООН и на других международных форумах, были направлены на борьбу с апартеидом – свидетельствуют подтверждением сказанному.

Возобновление отношений

К концу 1980-ых годов были установлены деловые контакты между частными торговыми фирмами и в Турции и в Южной Африке. Создание подобных отношений может быть приписано двум фактам. Сначала Турция пробовала применить свою недавно принятую, ориентированную на экспорт внешнеторговую политику, в которой нацеливание на новые рынки поощряли турецких бизнесменов в максимально возможной степени. Во-вторых, настоятельное требование экологов вынудило турецкое руководство ориентироваться на потребление экологически более чистого угля из Южной Африки, чтобы эффективно бороться с тяжелым загрязнением окружающей среды, преобладающим в крупных городских центрах Турции; особенно этот вопрос стал актуальным для столицы Турции – Анкары. Драгоценный металл - золото - также импортируется из Южной Африки. Параллельно прошедшим событиям, приведшим к краху системы апартеида в Южной Африке, 7 июня 1991 года две страны решили установить официальные дипломатические отношения первоначально на уровне консульств. Южноафриканский торговый офис, который был открыт в 1989 в Стамбуле, был преобразован в Генеральное консульство; в тот же самый год Турция открыла собственное Генеральное консульство в Йоханнесбурге. В последствии в октябре 1992 года отношения между двумя странами были установлены на дипломатическом уровне (на уровне посольств) и развиты в соответствующих документах, принятых в 1994 году.

Последующие турецкие правительства поддержали новый постапартеидный строй Южной Африки, с его перспективными промышленными, природными и людскими ресурсами, являющийся моделью и источником этнического и национального согласия как в экономической и социальной стабильности, демократии и законодательстве, так и уважения к правам человека для своей страны и вне этого региона. В то время как новое южноафриканское правительство преследовало политику расширения и укрепления своих внешних сношений со всеми странами, эти действия давали преимущество тем, кто принял новый строй, финансировал и поддержал Африканский Национальный Конгресс (АНК, ANC) и его лидеров в течение всего периода борьбы против старого режима. В начале 1990-ых годов во время перехода от апартеида к демократии в Южной Африке некоторые члены Рабочей Партии Курдистана (РПК, PKK) – как считают некоторые представители спецслужб Турции – используя свои контакты с несколькими видными представителями ANC в Европе, предприняли активные шаги для оказания влияния на ключевые фигуры Африканского Национального Конгресса. Проведя несколько совещаний и переговоров с членами ANC, представители РПК все-таки сумели оказать некоторое воздействие на своих собеседников. В результате этого давления новое правительство ЮАР во главе с руководством ANC решило в мае 1995 года наложить в одностороннем порядке эмбарго на поставки вооружения и военной техники для Турецкой Республики. Это было в значительной степени политическое решение, поскольку Южная Африка никогда не была среди основных поставщиков оружия для турецких вооруженных сил, и этот шаг был, очевидно, нацелен на удовлетворение собственных внутренних политических амбиций южно-африканского руководства.

Хотя официальная позиция южноафриканского правительства по отношению к "курдской проблеме" оставалась близкой к официальному турецкому подходу вообще, некоторые политические группы в самой Южной Африке пробовали строить аналогии между ANC и PKK. Однако, как считают турецкие политики, такое сравнение явно было неуместно, так как члены ANC боролись только против режима апартеида, а деятельность РПК носит террористический характер. Таким образом, отношения АНК к данной проблеме в разрез турецкой официальной позиции не были не только соответствующими действительности, но и оказали большое негативное влияние на репутацию ANC в самой Турции. Кроме того, некоторые представители в греческой и греческой киприотской колонии в Южной Африке также считали целесообразным и предпринимали конкретные шаги, чтобы попытаться оказать влияние на двусторонние отношения Южной Африки и Турции. С другой стороны, факт, что ANC не имел своей штаб-квартиры или постоянного представителя в Турции в течение своей борьбы против апартеида, возможно, также сыграл соответствующую роль в своеобразном подходе нового правительства черного большинства в Южной Африке к сотрудничеству с Турцией, когда они пришли к власти в 1994 году.

Двусторонние торговые отношения

Несмотря на относительно стабильную политическую атмосферу, двусторонние отношения в области торговли, инвестиции и туризма в течение прошлого десятилетия росли от случая к случаю. В течение нескольких прошедших лет торговый оборот между двумя государствами составлял ежегодно приблизительно от 250 до 300 миллионов долларов США. Турция стала наибольшим торговым партнером Южной Африки в регионе, который простирается от Восточной Европы до Средней Азии и от России до Ближнего Востока. Точно так же Южная Африка - наибольший торговый партнер Турции в Африке в регионе Сахары. На сегодняшний день только прямые турецкие инвестиции в экономику и туристический бизнес Южно-Африканской Республики составляет более 60 миллионов долларов США. Они полностью представляют собой вложения в основной капитал, производя в местном масштабе потребительские товары, которые до этого экспортировались в Южную Африку из Турции. Этими видами коммерческой деятельности занимаются приблизительно 500 человек, способствуя распространению турецкого языка и экономических взглядов в южноафриканскую экономику.

Большинство турецких инвестиций в Южную Африку принадлежит компаниям, которые первоначально вступили на южноафриканский рынок как экспортеры. Теперь они производят товары в Южной Африке не только для местного рынка, но также и для приграничных государств. Это может вполне служить хорошей моделью для южноафриканских фирм, которые желают осваивать новые и быстро развивающиеся рынки Турции ближневосточного региона. Устанавливая поточные линии в Турции, самостоятельно или как совместные предприятия, они могут легко получить доступ к турецкому и смежным рынкам. Примечательно, что в течение последних лет эти экономические и торговые отношения развивались, в основном, за счет собственной динамики турецких и южно-африканских компаний. В настоящее время существует множество направлений, в которых с приложением минимальных физических и материальных усилий можно извлечь чрезвычайно большую выгоду из этого сотрудничества. Туризм - недавно открытая новая область взаимодействия между народами Южной Африки и Турции. Число туристов, путешествующих по этим двум странам, увеличивается каждый год. В 2001 и 2002 годах более чем 33 тыс. южноафриканских подданных выбрали Турцию в качестве места проведения своего отпуска. Также отмечается, что в последние годы число турецких отдыхающих все чаще посещают просторы Южной Африки.

Будущие перспективы сотрудничества в политической сфере

Южно-Африканская Республика занимает важное место в политике открытых дверей Турции по отношению к африканскому континенту не только как ворота к южно-африканскому региону, но также рассматривается как одна из самых развитых стран Африки. Небезинтересен для Турции и опыт этого государства по распространению своего политического влияния и торгово-экономических связей на все страны континента. Взамен Турция предлагает в качестве одного из направления сотрудничества свое географическое положение на перекрестке торговых путей с запада на восток и с севера на юг в целях налаживания транспортных коридоров для Южной Африки, особенно в регионах Балкан, Ближнего Востока и Средней Азии. Фактически большое расстояние между этими двумя странами не должно рассматриваться как препятствие к двустороннему сотрудничеству. Однако, как отмечается, до сегодняшнего времени не было достаточного числа двусторонних политических контактов между этими двумя странами на высоком уровне, а к этому, по мнению турок, нужно стремиться. Точно так же было бы положительно оценено и в турецком и в южно-африканском обществе, если бы были установлены некоторые контакты между парламентами этих двух стран. Члены парламента должны стремиться к сближению и лучшему пониманию друг друга. Как реальная действительность, в Высшем Национальном Собрании Турции уже создана турецко-южноафриканская Парламентская Группа Дружбы. Как представляется, турецкие депутаты не видят никаких технических проблем для того, чтобы сформировать подобную группу со стороны южноафриканского парламента. Кроме того, как считают турецкие парламентарии, необходимо искать и другие пути и средства для установления деловых контактов и сотрудничества между высшими законодательными органами двух стран. Заключение новых двусторонних соглашений, которые неоднократно обсуждались в течение последнего времени, также дало бы новый стимул турецко-южноафриканским отношениям.

Использование экономического и торгового потенциала

И Турецкая Республика, и Южно-Африканская Республика в настоящее время находятся на стадии становления своих экономик. Оба эти государства являются членами Группы-20; размер их валового национального продукта сопоставим; у них более или менее равный объем внешней торговли; они имеют одного и того же главного торгового партнера - Европейский Союз (ЕС), и у них проводится одинаковая политика роста национального экспорта. Товары, которые они традиционно экспортируют, отличны по своей природе; этот факт делает экономики этих двух стран дополняющими друг друга, а не конкурирующими. Их расположение в соответствующих географических регионах позволяют также открыть доступ к близлежащим рынкам. Имеются, очевидно, достаточные основания для обеих стран, чтобы создать нормальное экономическое и торговое товарищество. Обе стороны могут использовать существующий потенциал более производительным и эффективным способом.

Учреждение соответствующих и благоприятных правовых рамок для двусторонних экономических отношений имеет крайне важное значение. Фактически, обе стороны находятся в продвинутой стадии рассматриваемых и обсуждаемых соглашений по предотвращению двойного налогообложения так же как и в вопросах экономического и технического сотрудничества. Новые законы являются поистине теми инструментами, которые доказали свою полноценность в создании лучшей деловой среды для экономистов. Их скорейшее заключение и принятие, конечно, будет очень полезно. Организация взаимных торговых выставок могла внести вклад в увеличение двустороннего торгового объема. Точно так же целевая поддержка бизнесменов для участия на ярмарках и в Турции и в Южной Африке служила бы этим задачам. Обмен визитами на уровне министров торговли и промышленности, сельского хозяйства, здравоохранения также принесло бы много пользы. Турецко-южноафриканский Деловой Совет был установлен в 1999 году. Работа этого Совета постоянно вносит существенный вклад в продвижение и поддержку контактов и взаимных связей деловых людей. Нет в мире другого лучшего способа понимать желания друг друга, чем прямые контакты.

Также заслуживающее внимания рассмотрение текущих или перспективных связей Турции и Южной Африки с ЕС, который является наибольшим и самый важный торговым партнером обеих стран, в смысле возможностей, которые они могли бы получить на двустороннем уровне. Соглашение о свободе торговли в рамках ЕС может, несомненно, очень способствовать повышению двусторонних экономических связей. Соглашение о свободе торговли между Южно-Африканской Республикой и ЕС был подписан в 2000 году, а факт, что Турция находится в Таможенном союзе ЕС с 1996 года, может способствовать заключению подобного соглашения между Турцией и Южной Африкой. После установления южно-африканских обязательства перед Таможенным союзом в осуществлении Общей Экономической политики ЕС, Турция, стремящаяся к постепенному установлению зоны свободной торговли между двумя странами, в 2000 году направила проект данной договоренности правительству ЮАР. И хотя Турция выражала в различных контекстах свое сильное желание начать переговоры относительно упомянутого проекта, она все же не получила благоприятного ответа.

Заключение

Турция и Южная Африка - два важных государственных игрока в своих регионах с наиболее развитой экономикой, основанной на свободной конкуренции и демократически функционирующими правительствами. Хотя история отношений этих государств нова и множество аспектов этих отношений находятся все еще в начальной стадии, имеется много точек соприкосновения во всех областях. К счастью, нет в настоящее время никаких существенных политических проблем, стоящих на пути их более близкого сотрудничества. Что недостает, возможно, - то, что пока еще нет большего признания в этих двух странах, что касается существования друг друга и осознания того потенциала, который может и должен быть там реализован. Как указано выше, обе страны имеют значительно развитую экономику, но только доля их огромной внешней торговли вовлекает их во взаимовыгодное двустороннее сотрудничество. Несмотря на недавние трудности, с которыми столкнулась турецкая экономика, Турция и Южная Африка сумели поддержать здоровый уровень двусторонних торговых отношений, которые уже сами по себе являются признаком здравого характера экономического и коммерческого сотрудничества.

Есть все основания для более близкого и взаимовыгодного партнерства между этими двумя странами не только в торговле, но и всех других возможных направлениях, включая военное и военно-техническое. Этот факт вынуждает высокие должностные лица обеих стран обратить более серьезное внимание на дальнейшее развитие сотрудничества. Как считают в высших турецких кругах, дальнейшая глава в истории турецко-южноафриканских отношений не должна быть восприниматься лишь как отдаленная мечта. Обе стороны во многом преуспели бы, если смотреть в будущее с возобновленной энергией и динамизмом.

Ю.М. Бондарь

Эксперт Института Ближнего Востока

Доцент Военного университета

Министерства обороны РФ (ВИИЯ)

Просмотров: 658 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Апрель 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017