Среда, 28.06.2017
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Кавказская Албания [0]
Ислам в Лезгистане [10]
Геополитика на Кавказе [1]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2011 » Апрель » 12 » КТО КУДА И ОТКУДА ПЕРЕСЕЛЯЛСЯ ? ИЛИ ОТКУДА ВЗЯЛИСЬ ТЮРКИ НА КАВКАЗЕ ?
20:40
КТО КУДА И ОТКУДА ПЕРЕСЕЛЯЛСЯ ? ИЛИ ОТКУДА ВЗЯЛИСЬ ТЮРКИ НА КАВКАЗЕ ?

Факт опрокинутой в прошлое территориальной подмены персидского Азербайджана новоявленной советской Азербайджанской республикой столь показателен, что, опираясь только лишь на один этот факт, можно с легкостью развенчать все современные пропагандистские домыслы официального Баку и стоящей за ним Анкары.

Однако обратимся и к конкретным фактам.

Известно, что азербайджанская пропаганда голословно развивала и развивает две взаимоисключающие версии. Во-первых, что армяне переселились в Нагорный Карабах после 1828 года. Во-вторых, что армяне, жившие до того периода в Карабахе, были не армянами, а «албанцами»-христианами и представляли меньшинство.

Посмотрим, что говорит на этот счет не бакинская пропаганда, а исторические источники.

Античные источники констатируют, что во времена армянских царей Арташеса и Зареха (II век до н.э.) и позднее - во время Страбона (I век до н.э.)12 население Армении было однородным по языку. Арцах (Карабах) был составной частью Армении, что подтверждается и другими древними авторами: «Великая Армения ограничивается с севера частью Колхиды, Иверией и Албанией по вышеуказанной линии, проходящей через реку Кир (так именовалась Кура в древнегреческих и римских работах - прим. автора)»13. «Это племя (албанцев), расселившееся по кавказским горам, доходит, как сказано, до реки Кира, составляющей границу Армении и Иверии»14.

Византийский император Константин Порфирородный (913-959 годы), направляя письмо на имя князя Хачена (одно из названий Арцаха, позже ставшее названием одного из княжеств-меликств Нагорного Карабаха), адресует его «в Армению»15.

Побывавший в начале XV века в Карабахе немец Ганс Шильтбергер отмечал, что равнинный Карабах «лежит в Армении»16.

В VII веке Арцах (известный также по греческим источникам как «Орхистена») был не только этнически армянской провинцией, но и имел свой диалект армянского языка, о чем свидетельствует Стефан Сюнеци17. Персидский анонимный географ начала XIII века также отмечает, что население Хачена «есть армянское» - «армани анд»18. О том же говорят и грузинские источники19.

Этнический состав населения Карабаха не претерпел каких-либо существенных изменений и в последующие века. Вот некоторые данные о населении армянского Арцаха в XVIII веке и его динамике, отразившей период войн и нашествий турок, персов и кочевых тюркских племен и многократное сокращение численности населения края вследствие его гибели в ходе войн и эпидемий, а также вынужденного переселения части карабахцев за пределы края.

Согласно посланию карабахских меликов (князей) Екатерине I от 1725 г., в каждом из 6 магалов (округов) Карабаха насчитывается 30, 40, 50 селений, в которых по 600, 500, 400, 200, 100, 50 дворов20.

В записке грузинского царя Ираклия II от 1769 г. говорится: «Хамс (т.е. 5 меликств Арцаха) составляет владение... народ весь армянского закона, в том владении находится армянский патриарх»21.

Сами названия многочисленных документов из Центрального Государственного архива древних актов (ЦГАДА), Архива внешней политики России (АВПР), других архивов бывшего СССР (ныне российских и ряда стран СНГ), содержащихся в Актах Кавказской археографической комиссии (АКАК), однозначно свидетельствуют об армянском характере Нагорного Карабаха на протяжении всего XVIII века. То есть в период, когда, по мнению бакинских фальсификаторов истории, в крае то ли вообще не было армян, то ли это были не армяне, а какой-то другой народ.

Приведем лишь названия некоторых из этих документов, которые говорят сами за себя.

«Донесение Минаса Вардапета о результатах поездки в Персию по поручению Петра I и, в частности, о численности армянского населения Карабаха» от 14 марта 1717 г.

«Грамота Петра I армянскому народу о готовности России принять под свое покровительство армян Карабаха» от 3 июня 1723 г.

«Обращение карабахских меликов к Петру I о готовности армянского населения силой оружия поддержать приход русских войск» от 5 марта 1724 г.

«Свидетельство британского путешественника и купца Джонаса Ханвея об армянских укрепленных районах – сигнахах», зима 1727 г.

«Заявление юзбаши Тархана в коллегии иностранных дел России о борьбе армян с турецкими завоевателями и о желании оставаться на своей родине – Карабахе», 21 октября 1729 г.

«Фирман турецкого султана управляющему шекинской провинцией о наступлении на армянские укрепленные поселения – сигнахи с целью их уничтожения», март-апрель 1731 г.

«Донесение барона Петра Шарифова императрице Анне Иоанновне о возможности при помощи армян завладеть малой Арменией, именуемой «армянским сигнаками», 14 сентября 1733 г.

Эти и многие сотни других архивных документов собраны в вышедшем недавно в свет сборнике документов «Нагорный Карабах в международном праве и мировой политике»22. Составитель и ответственный редактор сборника – известный российский юрист-международник, профессор Юрий Георгиевич Барсегов23.

Любопытная деталь открылась в ходе подготовки данного сборника, при работе с документами в общем зале Российской Государственной исторической библиотеки. Оказалось, что в некоторых томах АКАК, - а это толстенные и впечатляющие своим форматом фолианты, - многие посвященные Нагорному Карабаху документы были варварски вырваны неизвестной рукой. О чем пришлось ставить в известность руководство библиотеки и обращаться в зал, недоступный для студентов и аспирантов. А как считают составители сборника, именно студенты и аспиранты из Азербайджанской Республики направляются на темные дела по хищению документов из библиотек.

Опять-таки, эта тактика не нова: именно так действовали в 1960-1970-х годах турецкие студенты и исследователи в архивах ФРГ, «изымая» из них документы, посвященные геноциду армян в Турции в 1915-1923 гг. Изымали до тех пор, пока немецкие власти не всполошились и не ужесточили контроль в научных библиотеках и архивах…

Возвращаясь к главному предмету разговора, следует отметить, что именно по причине многочисленного и практически однородного армянского населения края российские монархи рассматривали Нагорный Карабах как базу для восстановления на Кавказе армянского государства как вассала Российской империи.

В 1783 г. Г.А. Потемкин в своем рапорте Екатерине II сообщает: «Не имев еще повеления в. и. в., я дал резолюцию ген.-пор. Потемкину об Ибраим-хане Шушинском, сближающую его к повиновению. Тут предлежит разсмотрению, чтобы при удобном случае область его, которая составлена из народов армянских, дать в правление национальному и чрез то возобновить в Азии христианское государство, сходственное высочайшим в. и. в. обещаниям, данным чрез меня армянским меликам»24.

В указе Павла I от 1797 г., там, где речь идет о численности армянского населения Нагорного Карабаха на тот момент, называется цифра в 11 тысяч семей25.

В начале XIX века, вследствие пережитых войн, нашествий, междоусобиц, эпидемий и неурожаев, а также вынужденного переселения части карабахцев и их меликов в Грузию и Ширван26, количество армянских семей Арцаха сократилось. Так, в 1823 году на территории бывшего Карабахского ханства армян насчитывалось до 5107 дворов27.

Здесь следует напомнить, что собственно карабахская провинция охватывала не весь горный армянский край, а лишь те его территории, которые входили во второй половине XVIII века в Карабахское ханство. Таким образом, в «Описании» не учитывается население северной части Арцаха, - предгорий и гор Малого Кавказа, входивших до прихода России в Закавказье в состав другого персидского ханства – Гянджинского.

Учитывая традиционно большой размер армянских патриархальных семей (в среднем не менее 10 человек), в которых совместно проживали представители трех-четырех поколений, а также принимая во внимание, вероятно, несколько преувеличенные данные о числе домов в Карабахе, приводимые в письме меликов Екатерине I, можно получить, хотя и весьма приблизительную, динамику численности населения края в XVIII - начале XIX веков, свидетельствующую о том, что за какие-то сто лет его армянское население уменьшилось с нескольких сот тысяч до 50-60 тысяч человек.

Об этом говорят и статистические данные времен русского господства. Так, по данным на 1823 год, население нагорной части территории Карабахской провинции, примерно соответствовавшей территории НКАО, составляло всего лишь 36490 человек. Из этого числа армяне составляли 84,6%, или 30850 человек; татары - 14,7%, или 5370 человек28.

Как видно из приведенных данных, даже после столетия перманентного сокращения числа армян в Нагорном Карабахе вследствие войн, эпидемий и вынужденных миграций, коренное армянское население по-прежнему составляло подавляющее большинство его жителей.

Но что же тогда насчет «великого переселения» армян в Закавказье в XIX веке? Ведь, по логике руководителей современной Азербайджанской Республики, армяне якобы «были переселены из Персии и Турции в Азербайджан, в том числе и в Карабах»29.

«После подписанных между Россией и Ираном Гюлистанского и Туркманчайского мирных договоров на исторических азербайджанских землях началось массовое заселение армян, на юге Кавказа проводился курс на создание армянского государства. В то же время был осуществлен процесс изгнания, депортации азербайджанцев со своих исконных земель», - заявил Гейдар Алиев в своем «Обращении к азербайджанскому народу» в марте 2000 г.30

Председатель Милли меджлиса АР М. Алескеров 1 апреля 2001 года в ходе презентации в Милли меджлисе книги «Трагические страницы нашей истории: геноцид» заявил, что «геноцид азербайджанцев совершается с начала XIX века — с периода подписания между Россией и Ираном Гюлистанского и Туркманчайского договоров, со времени переселения армян из Ирана и других стран Ближнего Востока в Азербайджан, в частности, в Карабах, Иреван (так в Баку называют Ереван – прим. автора) и Нахчыван».

Исторической науке хорошо известно, что на протяжении XVI и XVII веков сотни тысяч армян были насильственно выселены персидскими властями из Закавказья в Иран, главным образом для развития ремесел, земледелия, строительства и торговли. Особенно широкие масштабы этот процесс приобрел в начале XVII века при Шахе Аббасе Великом. В шахской Персии появились целые города и множество поселений армян. После вхождения Закавказья в состав России в 1813-1828 гг. потомки части этих людей вернулись обратно в Армению в конце 1820-х - начале 1830-х годов XIX века.

В Туркманчайском мирном договоре между Россией и Персией, который закрепил переход к России часть Закавказской Армении, ранее административно разделенной на два персидских ханства – Эриванское и Нахичеванское, была особая статья 15. Этой статьей всем жителям и чиновникам «Аддербиджанской области» был предоставлен годичный срок для свободного перехода со своими семействами из персидских областей в российские и для вывоза и продажи недвижимого имущества; касательно же недвижимого положен был срок пятилетний.

Переселению из персидского Азербайджана в Российское Закавказье активно способствовал российский посол в Персии Александр Грибоедов, который в результате этого и пал жертвой разъяренной тегеранской черни.

В 1831 году в Москве была издана книга известного тогда русского писателя-публициста Сергея Глинки «Описание переселения армян аддербиджанских в пределы России с кратким предварительным изложением исторических времен Армении». Отпечатанная в типографии Лазаревского Института Восточных языков, книга была призвана не только способствовать выводу христиан из-под власти магометанской Персии, - который автор расценивает как «доселе единственное в своем роде событие в летописях всемирных», - но и ознакомить русского читателя с историей Армении.

Одним из организаторов переселения армян из Персии в Россию был полковник Лазарь Екимович Лазарев (Газарян), происходивший из известной дворянской армянской фамилии, обосновавшейся в Москве при Екатерине Великой. Лазаревы известны во многом благодаря созданному ими Лазаревскому Институту восточных языков (ЛИВЯ), - кузнице дипломатических кадров России на Востоке.

В своем отчете командиру Отдельного Кавказского корпуса, Генералу от инфантерии, Генерал-адьютанту и кавалеру Графу Паскевичу Эриванскому полковник Лазарь Лазарев сообщал, что с 26 февраля по 11 июня 1828 года было переселено 8249 семейств31.

Общепринятой в исторической науке считается цифра в 40 тысяч армян, переселенных из Азербайджана, и в целом из Персии в ставшее российским Закавказье. Подавляющее большинство из них поселены были в центре Восточной Армении – в Эриванском и Нахичеванском ханствах, где армянское население значительно уменьшилось в предыдущие два столетия вследствие войн и выселений в глубь Персии. Эти бывшие персидские ханства стали основой для создания так называемой Армянской области, - представлявшейся тогда началом реализации проекта по возрождению армянской государственности под сенью Российской империи. Впрочем, очень скоро область была превращена в обычную губернию, получившую название Эриванской.

Сам факт переселения армян из Персии, а также из Османской Турции в Закавказье, таким образом, действительно имел место, однако суть этого процесса представлялась и представляется совсем иначе, нежели сегодня пытаются его представить современные фальсификаторы истории из Баку.

Последние полностью сфальсифицировали вектор переселения. Армяне никогда не переселялись в никогда не существовавший в Закавказье «Азербайджан». Они возвращались на свою родину, в Восточную Армению из Азербайджана, то есть из Персии! Или переселялись в ставшую российской Восточную Армению, в Закавказье с армянских же территорий Западной Армении, остававшейся под властью Османской империи.

То есть из персидской провинции (!) Азербайджан христиане-армяне переселялись на отошедшие к России вчерашние закавказские территории Персии, никакого отношения к Азербайджану не имевшие. Подчеркнем еще раз: переселялись из Азербайджана в Восточную Армению и в целом Закавказье, ставшее полностью российскими.

Сегодняшние же бакинские фальсификаторы, полностью подменив реальный исторический вектор, утверждают обратное: армяне-де в 1830-х гг. из Персии переселялись… в Азербайджан. Спрашивается, а в какой: уж не в советский ли, созданный сто лет спустя, в 1920 году?!

Кстати говоря, число же переселенцев в Нагорный Карабах было вообще ничтожным.

«Из 700 семей армянских переселенцев в Карабахе в 1828 г. 300 семей вернулось обратно, а значительная часть оставшихся погибла в результате эпидемии чумы («Колониальная политика российского царизма в Азербайджане в 20-60 гг. XIX в.». Часть I, с. 201, 204). Поселены эти люди были в основном в низменной зоне Карабаха: «Кн. Абхазов… сих людей поселил на развалинах древнего столичного града Армении, известного по летописи под именем Барда» (там же, стр. 204).

Отметим, что Барда, ныне одноименный райцентр Азербайджанской Республики близ Нагорного Карабаха, называется «древним столичным градом Армении»… Многие другие документы содержат также массу примеров ограбления возвращающихся армянских жителей как российскими чиновниками, так и новоявленными тюркскими беками, захватившими земли армян»32.

Наконец, еще один крайне важный момент.

А именно: на протяжении всего XIX века имел место куда как более масштабный процесс переселения в российское Закавказье тюркских и курдских племен, представителей других мусульманских народностей из Персии. Вектор этого переселенческого процесса был также направлен из реального Азербайджана на те самые территории, которые после 1918 года сначала были объявлены Азербайджаном «номер два», а потом – Азербайджанской ССР.

Эти миграции имели место в XVII-XIX веках, в том числе и в междуречье Куры и Аракса. Многие из них зафиксированы в исторических источниках, - как, например, миграция курдских племен Колани в Нагорный Карабах (Лачин-Кельбаджар) или племени Джеваншир в Низменный Карабах.

В уже упоминавшейся рукописи Мирзы Джамала Джеваншира Карабагского «История Карабаха», хоть и «отредактированной» при переиздании в 1959 году в Баку, в издательстве Академии наук АзССР, вполне однозначно говорится о том, кто и откуда переселился в Карабах буквально на глазах если не самого Мирзы Джамала, то его родителей.

Вновь обратимся к брошюре трех российских ученых «Исторические фальсификации с политической подоплекой», в которой широко цитируется этот «замечательный памятник истории Азербайджана».

«Первый город, который был построен в Карабагском вилайете, это город и крепость Барда, что находится у реки Тертер, в трех фарсахах от Куры. Жители того города в древние времена были то ли армяне, то ли какой-то другой народ. В те времена, когда бывшие халифы Бени-Аббаси {Аббасиды} благоустроили город Багдад, превратив его в Дар-уль-хулаф, и жили там, население того города в 306 мусульманском году (919 г. н. э. - прим. наше) приняло ислам» (с. 64).

О происхождении и роде занятий вождя кочевых тюрок Панаха (которого современные азербайджанские ученые объявляют хозяином и чуть ли не единственным жителем армянского Карабаха) Мирза Джамал сообщает следующее: «Род покойного Панах хана происходит от Дизакского Джеваншира из оймака Сарыджаллы, одного из ветвей племени Бахманлы, прибывшего в древние времена из Туркестана» (с. 66); «Панах хан, объединив вокруг себя многих удалых юношей из своих родственников и илатов, занялся грабежом в Ширванском, Шекинском, Ганджинском и Карабагском вилайетах» (с. 67).

И лишь затем Панах хан «задумал подчинить себе армянские магалы Хамсе» (с. 68; «хамса» по-арабски означает «пять», так называли пять армянских меликств (княжеств) Арцаха - Нагорного Карабаха; в исторической литературе Арцах часто называли «Хамсе» по-персидски, или «Хамсаи меликутьюн» - «пять меликств», по-армянски).

Далее на многих страницах рукописи следуют описания кровавых войн Панаха и его кочевников с армянами Карабаха и междоусобиц армянских карабахских меликов.

Хотя повествование Мирзы Джамала заканчивается началом 1830-х годов, о «переселении армян из Персии и Турции» в Карабах в нем ничего не говорится. О переселении же кочевых племен тюрок из Ирана на часть территории армянского Арцаха свидетельствуют, кроме Мирзы Джамала, и другие персидские и тюркские авторы, которых современная азербайджанская наука скопом причисляет к «азербайджанским».

Так, о кочевых тюркских племенах, кочевавших из района Мильской равнины в Иран и обратно, а затем вторгшихся в предгорные и горные районы Карабаха, писали также Мирза-Адигезал-Бек (Карабах-намэ. Баку. 1950 г., с. 53-60), А.Бакиханов (Гюлистан-Иран. Баку. 1926 г., с.127-128) и др. Об этом также говорится в «Актах Кавказской археографической комиссии» (АКАК. Т. I. Тифлис. 1866 г., с. 120-124), генеалогической таблице карабахских ханов из племени Джеваншир (АКАК, Т. I, с.695) и т.п.»33.

Наиболее же сильный поток миграции тюрко- и персоязычного мусульманского населения в Закавказье приходится на конец XIX века. В этой связи уместно привести некоторые данные из советских азербайджанских, - по выражению В.Бартольда, «этого Азербайджана», - источников. В 3-х томной «Истории Азербайджана», изданной в АзССР в 1960 гг., читаем, что по далеко неполным данным, с 1880 года число отходников лишь с северо-западных районов персидского Азербайджана «составляло 30-35 тыс. человек в год. В действительности их было значительно больше: многие отходники не брали консульских приходных свидетельств и паспортов, переходили границу нелегально. Только районы Велькидж и Ардебиль выделяли почти по 20 тыс. отходников в год, т.е. в среднем по одному человеку от каждого крестьянского двора. Большинство отходников оседало на предприятиях в Баку»34.

В оригинальном тексте упоминается не персидский, а «Южный Азербайджан», - то есть используется термин, придуманный в Баку уже в советское время. Суть имевшего место процесса, однако, от этого не меняется.

Таким образом, из миллиона с лишним «кавказских татар», проживавших в Бакинской и Елизаветопольской губерниях в начале XX века, по крайней мере 600 тыс., или почти 50%, прибыли в Закавказье с территории Персии, начиная с 1880 года! И это по далеко неполным данным. На самом же деле численность переселенцев, как это и подтверждается самими советскими азербайджанскими академиками, была намного больше.

Кстати говоря, большинство мусульман Бакинского уезда даже в ходе сельскохозяйственной переписи АзССР 1921 года идентифицировали себя не с «татарами», а с «татами», то есть не с тюрками, а с персоязычными татами-мусульманами – недавними выходцами из Ирана35.

Таким образом, не в фальсификаторских фантазиях, а реально в Закавказье на протяжении XIX века имел место следующий процесс.

В 1813-1828 гг. разнородные и разноплеменные персидские Закавказские ханства переходят под власть России. Заинтересованная в заселении этих значительно опустошенных и обезлюженных в ходе десятилетий смут и разрухи земель, русская власть приглашает на эти земли переселенцев из Османской империи и Ирана – как христиан, так и мусульман.

Вследствие массового переселения мусульман из Персии (Азербайджана), в «юго-восточном углу» Закавказья создается относительное тюркско-мусульманское большинство, получившее собирательное название «кавказских татар». Под воздействием Османской Турции в массы кавказских татар (азербайджанских тюрок) проникают идеи пантюркизма и ирредентизма. При оккупации в 1918 году большей частья Закавказья турко-германцами на турецких штыках объявляется «Азербайджанская Демократическая Республика», претендующая не только на настоящий, персидский Азербайджан, но и практически на весь Южный Кавказ (за исключением большей части Грузии), то есть практически на все армянские области бывшей Российской империи.

Тем самым массовое переселение тюркского населения из Азербайджана в Закавказье и последующие события привели к созданию в Закавказье протурецкого государства, получившего название по имени соседней иранской провинции. Следующий шаг – геноцид и поглощение армян и Армении, присоединение новоявленного Азербайджана к Османской империи и дальнейшая ее экспансия на Восток с поглощением Персии и выходом в Туркестан.

Мустафа Кемаль, названный впоследствии Ататюрком (отцом турок), ставший вдохновителем нового турецкого нашествия на Армению, так и писал накануне начала войны своему соратнику Али Фуад Джебесою в письме от 14 сентября 1920 года: «С армянами начать благоприятную войну с тем, чтобы присоединить Азербайджан к Турции».

Последний пункт плана не был выполнен по ряду субъективных и объективных обстоятельств. Однако российские большевики способствовали сохранению и упрочению «азербайджанской химеры» в Закавказье, чем заложили мину замедленного действия под весь регион.

Годы советского абсолютизма были отмечены потаканием шовинистическим режимам в закавказских мини-империях, и прежде всего режиму в Баку. За это время местные идеологи-фальсификаторы умудрились в буквальном смысле перевернуть всю недавнюю историю с ног на голову, написать горы псевдонаучной и публицистической литературы, оболванить миллионы людей. Тем самым была подготовлена почва для оправдания как имевшей место в прошлом, так и последующей пантюркистской экспансии, которая вышла из подполья в конце 1980-х.

Турецкий след: указующая рука Анкары

Выше мы неоднократно обращались к теме искусственности и несамостоятельности государственного образования под названием Азербайджан, о чем писал еще Антон Деникин в «Очерках русской смуты».

Ту же несамостоятельность, управляемость можно видеть и в идеолого-пропагандистской политике АзССР в последние годы существования СССР, и в период независимости современной Азербайджанской Республики.

В самом деле, практически все пропагандистские и исторические мифы, штампы и клише, раскручиваемые в последние полтора десятилетия соответствующими иделогическими структурами Азербайджанской Республики, являются ни чем иным, как повторением штампов официальной турецкой пропаганды.

Так, например, известно, что все без исключения режимы современной Турции отрицали очевидный факт геноцида армян в 1915-1923 гг. в Османской и Кемалистской Турции. Ту же позицию, даже более радикальную, занимают сегодня «научные» и пропагандистские структуры Азербайджанской Республики. Весьма любопытно, что такую же позицию занимала наука в АзССР. Занимала негласно, так как «в дружной семье народов» открыто отрицать трагический факт истории, - хоть нехотя, но все же признаваемый Кремлем, - по понятным причинам, было не с руки. Однако на индивидуальном уровне глубокое убеждение о лживости «армянских претензий» укоренилось в среде интеллигенции титульной нации АзССР.

Интересный пример такого рода приводила еще в 1990 году публицист и один из первых в СССР политологов Виктория Чаликова. В своей статье в приложении к «Литературной газете» «Досье» она рассказала, как в разгар брежневского застоя оказалась в одной из южных столиц на научной конференции, где «утренние доклады вечером щедро заливались вином».

«Моим соседом по застолью был молодой, красивый и хорошо образованный историк из Азербайджана. Между нами возникла та стремительно вспыхивающая и столь же стремительно уходящая дружба, какая бывает во время научных сборов. Когда за столом начались тосты за братские народы и дело дошло до Армении, был помянут тамадой мало кому известный в СССР, но вошедший в хрестоматии всего мира исторический факт: геноцид армян в Османской империи – истребление полутора миллионов мирных жителей – от грудных детей до парализованных стариков - в 1915 году.

В этот момент я услышала хрип и одновременно почувствовала, что мое платье намокло. Мой сосед вскочил, опрокинув бокал, и забился в истерике, повторяя: «Этого не было, этого не было. Ложь, ложь». Мы дали ему воды, это помогло, но ненадолго. Я хотела было напомнить ему о документах геноцида, но вспомнила, что ведь он историк и сам все знает. Но он никогда не примет этого знания, поскольку живет в ложном, абсурдном убеждении, что никакого отношения не имеющий к тем событиям в Османской империи Советский Азербайджан, а значит, и он лично, виновны во всех грехах против армянского народа, что так думает весь мир и сами армяне, которые раньше или позже за это отомстят»36.

Похоже, что подмеченное В.Чаликовой ложное убеждение было свойственно не только историкам, но и многим представителям азербайджанской интеллигенции, в том числе и непосредственно не связанным с правящими кругами этой республики. Так, писатель Чингиз Гусейнов, не отрицая прямо факт геноцида армян в 1915-1923 гг. в Турции, излагал канву событий тех лет следующим образом.

В своем интервью «Литературной газете» в сентябре 1992 года он утверждал, что в годы Первой мировой войны России «удалось подвигнуть армян на всевозможные авантюры – бунты («Ванское восстание»), мятежи («измена» национальных армянских частей турецкой армии в 1915 г.), явившиеся для османских властей желанным и долгожданным поводом к расправе над армянами («геноцид» 1915 г.)»37.

В этом пассаже содержится полный набор штампов современной официальной турецкой пропаганды, которая базируется всего лишь на голословных утверждениях и передержках. Так, прекрасно известно, что восстание армян в г. Ван, административном центре одноименного вилайета, как раз и вспыхнуло после массовой резни в селах этой провинции. Точно так же известно, что армянские части не только не поднимали «восстания», но в большинстве своем были разоружены и истреблены как раз накануне санкционированных высшими властями Османской Турции массовых убийств и депортации армян. А на Дарданелльском фронте армянские части и вовсе сражались с англо-австралийскими войсками вплоть до осени 1915-го, ничего не зная о событиях в тылу.

Важен и показателен сам факт, что советские азербайджанские историк и романист дружно и убежденно судили о минувших событих в регионе, исходя из постулатов официальной Анкары.

То, что молча принималось в среде советской азербайджанской интеллигенции на веру, хотя и скрывалось на официальном уровне, открыто вышло наружу после февраля 1988-го. И тут вдруг стало очевидным, что тезисы и идеологемы, используемые ЦК КП Азербайджана и республиканской наукой, печатью, широко звучащие на митингах, - суть не что иное как повторение официальных построений турецкой пропаганды в отношении армянского вопроса и проблем истории региона в целом.

В этом плане интересно обратиться к некоторым публикациям в турецкой прессе, которые имели место в период после февраля 1988-го.

Во-первых, представляет интерес тот факт, что с самого начала карабахского кризиса конца 1980-х турецкая пропаганда напрямую связывала карабахскую проблему с Армянским вопросом в целом, и с геноцидом 1915-го года, в частности. То есть признавала как раз то, что всячески отрицалось как в Москве, так и в Баку.

При этом позиция Баку была двойственной. С одной стороны, бакинские идеологи отрицали какую-либо параллель между событиями 1918-1920 г. в Баку, Карабахе и 1988-1994 гг. в Сумгаите, Баку; между убийствами и депортацией армян из Карабаха, с одной стороны, и геноцидом 1915-23 гг. в Османской империи и Кемалистской Турции с другой. Ведь как уже говорилось выше, даже в застойные времена азербайджанские ученые и идеологи склонны были неофициально отрицать геноцид армян в Турции, а в годы после распада СССР в этом вопросе официальный Азербайджан был в этом вопросе вообще на голову впереди Анкары.

С другой, по мере приближения равзвала СССР азербайджанская пропаганда все чаще начинала повторять турецкие тезисы об «экспансии армян» против турок Турции и Азербайджана, их намерении мстить за «надуманный геноцид» и проч.

Известный турецкий журналист Али Мехмед Биранд, обозреватель ведущей турецкой газеты «Миллиет», утверждал, что отношения между армянами и азербайджанцами стали ухудшаться с середины 1970-х параллельно с усилением антитурецкой кампании в связи с утверждениями о «так называемом геноциде армян»38.

Профессор Хасан Кени и обзреватель Сами Коен в той же газете заявляли, что воодушевленные принятием в 1987 году Европарламентом резолюции «О политическом решении армянского вопроса» (в которой официально признавался геноцид армян 1915 года), армяне «при поддержке церкви, зарубежных партий, экстремистских и террористических организаций» решили поднять вопрос о присоединении Нагорного Карабаха к Армении39.

В номере от 7 марта 1988 года газета «Миллиет» поместила информацию турецкого агентства «Анадолу Ажансы». В ней, со ссылкой на явно мифического азербайджанца, с которым будто бы беседовал московский корреспондент агентства, говорилось, что «зачинщиками событий, имевших трагический исход, явились армяне и их партия «Дашнакцутюн». И что-де «в Карабах на грузовиках завозят капусту, под которой спрятаны оружие и боеприпасы, которые посылает «Дашнакцутюн»40.

Любопытно, что нечто подобное в первой половине 1988 года декларировала и советская пресса, которая была склонна видеть за событиями в Нагорном Карабахе руку «подстрекателей с Запада».

Газета «Тюркие» писала 27 июня 1989 года: «Силы, использующие как средство для создания «Великой Армении» требования о «воссоединении с Арменией» составляющего неотъемлемую часть Азербайджана Нагорного Карабаха, с целью разрушения турецкого государства, установления барьера между турками Анатолии и Азии и их разделения, начиная с 1970-х гг., снова поставили на повестку дня армянский вопрос»41.

Раздавались и вполне беспочвенные обиды и обвинения в адрес коммунистического Кремля. Так, газета «Тюрджеман» писала 18 апреля 1988 года, что «карабахский вопрос спровоцирован Москвой и является началом крестового похода Советов против турецкой нации». Там же утверждалось об антиазербайджанских настроениях в «среде Академии наук СССР»42.

Как утверждала газета «Джумхуриет» от 18 июля 1988 года, если Нагорный Карабах будет присоединен к Армянской ССР, то «в качестве следующего шага армяне выдвинут территориальные требования к Турции»43.

После резни в Сумгаите многие турецкие обозреватели выражали явную озабоченность проводимыми в Ереване и Степанакерте параллелями между сумгаитской резней и событиями 1915-1923 гг. в Турции. Тот же Али Мехмед Биранд писал, что «армяне всячески пытаются втянуть Турцию в армяно-азербайджанский конфликт, постоянно сравнивая Сумгаит с «так называемым геноцидом армян»44.

Заслуживает внимания и тот факт, что в публикациях турецкой прессы всегда содержались те же псевдоисторические тезисы, что и в официальной бакинской пропаганде. Речь идет прежде всего о стандартных утверждениях, что Закавказье-де было «исконно азербайджанским», - читай, турецким, а армяне-де были туда переселены царизмом.

Так, например, в статье в газете «Тюркие» от 27 июня 1988 года, в частности, говорилось: «С незапамятных времен и из поколения в поколение местопребывание азербайджанских турок было в этих зонах, и после захвата Россией там поселилось 90 тысяч армян из Анатолии и 30 тысяч из Ирана… Коммунистическая Россия истребила турок… Если сегодня армяне составляют в Карабахе большинство, то причина в том, что турецкое население подвергалось резне и насильственному изгнанию»45.

Газета «Хюрриет» утверждала, что после советизации Закавказья границы Армении были расширены в ущерб Азербайджану, а Нагорному Карабаху «в пользу армян была дана автономия»46.

Характерны часто встречавшиеся в конце 1980-х – начале 1990-х гг. в турецкой прессе откровения-признания о том, кто, в конечном счете, оказывает не формальное, а реальное, определяющее влияние на идеологию азербайджанского общества.

В газете «Миллиет» от 20 ноября 1990 года в статье Чошкуна Кэрча, посвященной роли Турции в закавказских делах и армяно-турецким отношениям, говорилось: «И пусть никто не связывает надежды с тем, что 80 процентов людей в Азербайджане голосуют за коммунистическую партию. Ведь все, включая эту партию, - в руках турецкой нации… Если вы, армяне, возьметесь за ум, то будете удостоены нашего прощения, и мы (и только мы!) сможем повелеть нашим братьям-азерам, чтобы они забыли свои проказы. Давно прошли те времена, когда азеры ловили каждое слово Кремля… Азеры хорошо знают, что надеяться им можно только на Анкару»47.

Турецкие фальсификации истории региона также сознательно поддерживаются на мировой арене теми силами, которые делали и делают ставку в регионе на усиление «отеческой» роли Турции в отношении стран постсоветского пространства. Это характерно прежде всего для США и Великобритании, которые однозначно, хотя и не столь прямолинейно, оказывают поддержку в регионе Южного Кавказа турецкому сателлиту - Азербайджану.

Речь в данном случае, конечно, не идет о каких-то политических симпатиях, а о том, что Азербайджанская Республика имеет ценность в качестве не столько полигона для добычи нефти, но как транзитная территория для перекачки действительно значительных нефтегазовых запасов Средней (Центральной) Азии.

Армен Айвазян, современный армянский историк, известный своими научными выступлениями, разоблачающими проводимую официальными научными кругами США официальную политику фальсификации истории региона Малой Азии и Закавказья, писал в одной из своих статей: «Процесс восстановления армянской государственности протекал на фоне национального стремления восстановить историческую справедливость, и именно по этой причине неразрывно был связан с вопросами истории. Следует особо подчеркнуть, что заинтересованные в распаде Советского государства в целом, и в переделе Закавказского региона в частности, международные силы – в первую очередь официальные Вашингтон и Анкара прекрасно понимали «армянскую особенность» перспективного суверенитета и десятилетиями подготавливали весьма солидный контингент «интеллектуальных агрессоров». Главным предназначением последних являлось переиначивание базовых принципов и этапных событий армянской истории. Свидетельством изощренности подобной разработки представляется активная вовлеченность в сам процесс специалистов армянского происхождения».

В своих работах, посвященных состоянию арменистики на Западе, А.Айвазян приводил многочисленные примеры соответствующих искажений и фальсификаций48.

Так, один из ведущих представителей американской арменистики, армянин по происхождению Рональд Сюни написал в 1993 году монографию «Взгляд на Арарат. Армения в новой истории», в которой использованные первоисточники часто не указаны, причем вместо исторического названия страны – «Армения» пишется «Анатолия» или «Восточная Анатолия». Кстати, термин «Анатолия» в переводе с греческого означает «восточная», так что само сочетание Восточная Анатолия является нонсенсом. Это нечто вроде масла масляного или рыбы-фиш.

В монографии Р.Сюни утверждал, что современные армяне генетически не связаны с древними армянами, что является прямым повторением «теории» турецкого фальсификатора Кямуран Гюруна. Сюни утверждал также, что кавказские армяне до «русской аннексии» не имели школ, причем еще в XVIII столетии армянский язык представлял собой собрание взаимонепонятных диалектов.

Известно, что турецкая официальная историография традиционно искажала древнеармянскую историю и литературу, и в первую очередь ее классиков, авторов V столетия – Мовсеса Хоренаци, Егише, Фавстоса Бузанда. В этой связи симптоматично, что именно с начала 1950 годов американская «арменистика» в полном соответствии с принципами турецкой историографии приступила к извращению основополагающих вопросов армянской истории. Симптоматично потому, что Турция именно в 1952 году стала членом НАТО, а за три года до того, в 1949 году между Анкарой и Вашингтоном было подписано базовое соглашение о военно-стратегическом партнерстве.

В 1978 году профессор арменистики Гарвардского и Оксфордского университетов Роберт Томсон издал собственный перевод на английский язык знаменитого труда «отца армянской истории» Мовсеса Хоренаци «История Армении», переиначив его название как «История армян». Искажение названия сочинения Хоренаци явно свидетельствовало о приверженности автора перевода к принципам турецкой историографии, рассматривающей понятие «Армения» как сугубо географическое.

Более того, в предисловии к своему переводу Томсон назвал Хоренаци «обманщиком», «фальсификатором», который якобы «сознательно искажает источники и сочиняет эпизоды». Тенденциозен и подход Томсона по отношению к другому историку V века – Егише: «Егише лжет, когда говорит о своем участии в Аварайрском сражении. Он мог жить только в конце VI века, а может, и позднее... Для исследователей военной и политической истории армян очаровательное литературное повествование Егише не содержит сколь-нибудь достоверной информации. Свидетельства и утверждения Егише нельзя принимать за чистую монету, ибо написаны они не современником этих событий».

Им вторил доктор Роберт Бедросян: «Из списка первоисточников мы обязаны выкинуть две книги, традиционно воспринимаемые как продукция V века: это сочинение Егише «О Вардане и армянской войне» и приписываемая Мовсесу Хоренаци «История Армении».

«Можно привести не один десяток примеров столь циничного и пренебрежительного отношения современных западных арменоведов по отношению к истории Армении, - писал Армен Айвазян. - Прошлое одного из древнейших народов мира ныне «редактируется» по-новому и в искаженной форме выносится на мировой интеллектуальный рынок. Совершенно очевидно, что «интеллектуальная оккупация» армянской ретроспективы ориентирована на армянскую перспективу и координируется Госдепартаментом США».

Наконец, важным является то обстоятельство, что американские арменоведы, порождение времен «холодной войны», призванные служить ее идейным требованиям, естественно, не хотели бы говорить о возникшем именно в Нагорном Карабахе в 20-е годы XVIII века армяно-русском военно-политическом сотрудничестве. Ибо исторически это союз был направлен против Турции – современного союзника США по НАТО. Более того, исключительная стабильность этого сотрудничества укрепляла дружбу между армянами и русскими – двумя народами Советского Союза, а после его распада – независимых Армении, включая де-факто и Нагорный Карабах, и России.

«С 1991 года, с обретением Арменией независимости, традиционное армяно-русское военно-политическое сотрудничество переросло в межгосударственный стратегический военно-политический союз, что явилось уже серьезным препятствием к расширению сфер влияния НАТО, - напоминает Армен Айвазян. - Можно не сомневаться, что именно недовольство военно-политическим сотрудничеством между Арменией и Россией стало причиной «критики» Сюни советских армянских историков»49.

«Пытаясь оправдать современные связи между Россией и Арменией, советские историки слишком муссировали тему прорусской ориентации карабахских меликов XVIII века… В действительности же прорусская ориентация никогда не была стабильным и всеохватывающим состоянием ни для кавказских армян, ни для большинства армян вообще», – писал все тот же Р.Сюни50.

Явно не случайно, что в конце 1990-х Рональд Сюни, Ричард Ованнисян и некоторые другие американские арменоведы армянского происхождения явились ключевыми фигурами в разработанной в Вашингтоне программе армяно-турецких контактов. Одним из главных пунктов которой призвана была стать так называемая «Армяно-турецкая комиссия по примирению» (АТКП). Этот неофициальный форум из представителей научных кругов, с одной стороны, Турции, а с другой - преимущественно армянской диаспоры был призван давать некие идеологические «установки» сторонам диалога. На деле же целью его были прежде всего власти и общественное мнение Республики Армения. Через несколько лет работы форум прекратил свою деятельность, прежде всего в силу непринятия

http://www.janarmenian.ru/news/kto_kuda_i_otkuda_pereseljalsja_ili_otkuda_vzjalis_tjurki_na_kavkaze/2011-04-06-3483

Просмотров: 1266 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Апрель 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017