Пятница, 28.04.2017
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Кавказская Албания [0]
Ислам в Лезгистане [10]
Геополитика на Кавказе [1]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2012 » Март » 1 » НАЦИОНАЛЬНАЯ КОНСОЛИДАЦИЯ И СБЛИЖЕНИЕ ЛЕЗГИНСКИХ НАРОДОВ
18:56
НАЦИОНАЛЬНАЯ КОНСОЛИДАЦИЯ И СБЛИЖЕНИЕ ЛЕЗГИНСКИХ НАРОДОВ

В ряду наиболее важных проблем советской исторической науки одно из первых мест принадлежит изучению национальной консолидации и сближения народов нашей страны. Важность этого решения отмечена в решениях XXİİ и XXİİİ съездов КПСС. А в замечательном документе нашей эпохи Программе КПСС говорится, что «в условиях социализма происходит расцвет наций, укрепляется их суверенитет. Развитие наций осуществляется не на путях усиления национальной розни, национальной ограниченности и эгоизма, как это происходит при капитализме, а на путях сближения, братской взаимопомощи и дружбы».

 

В своем отчетном докладе ЦК КПСС на XXİİİ съезде Л.И. Брежнев, отмечая взаимопонимание наших народов, сказал: «Наша Родина – великий Советский Союз – основана на братстве, дружбе и сотрудничестве всех народов страны, на общности социально-экономического строя, политической системы, единой социалистической идеологии. Экономические и культурные связи народов СССР становятся все более тесными и многообразными. Идет великий процесс сближения народов укрепления нерасторжимых уз их дружбы и братства, единства и сплоченности». В связи с этим особую актуальность приобретает изучение тех новых этнических процессов, которые протекают в среде многонационального населения СССР.

 

В результате победы ленинской национальной политики в нашей стране возникли и развивались социалистические нации. Они сложились путем коренного преобразования в духе социализма старых буржуазных наций, а также путем рождения и развития социалистических наций из тех народов, которые не имели раньше условий и возможностей для консолидации в нации. Эти нации нового типа, социалистические нации, в корне отличны от старых буржуазных наций царской России. С развитием социалистических наций, много народов нашей страны, представлявших народности и даже племена, в советское время, минуя стадию буржуазной нации, формировались как социалистические народности. Путь этот характерен и для народностей Дагестана.

 

Расцвет социалистических наций и народностей приводит не только к их укреплению, но и к сближению. Нации и народности не прекращают своего внутреннего развития, и с ними постепенно сливаются близкие им этнические или территориальные группы населения. Это ведет к укреплению и усвоению ими некоторых черт культуры слившихся с ними групп.

 

Чрезвычайно актуальная тема консолидации наций мало разработана в советской исторической науке. Исследованы лишь некоторые процессы национальной консолидации народов Сибири. Многое сделал в этом направлении Л.П. Потапов. «Вопросы консолидации мелких по численности народностей,- говорит он, — надо исследовать прежде всего в интересах ускорения перехода к коммунизму. Нужно в каждом конкретном случае изучать, помогает ли слияние мелких народностей с более крупными их экономическому и культурному прогрессу, или тормозит его. В первом случае надо содействовать этому прогрессу, во втором – нужно разработать меры к устранению имеющихся препятствий»

.

Вопрос этот имеет важное значение и для многонационального Дагестана. Еще средневековые восточные историки и географы XI–X вв. страну гор именовали «страной многоязычия». Не только в нашей стране, но и за ее пределами трудно найти такой край, где на территории в 50 тыс. кв. км. были бы сосредоточены десятки этнографических групп и народностей со своим языком, диалектами и наречиями.

 

Множество этнических наименований, племенных названий, некоторые отличительные особенности быта и культуры привели дореволюционных исследователей и путешественников к представлению о непомерно большом числе народностей в этой горной стране. Нередко к самостоятельным народностям относили население одного аула или общества. Дальнейшее изучение и уточнение этнического состава Дагестана позволило выяснить действительное число народностей. Многонациональность Дагестана объясняется естественно-географическими, экономическими и историческими условиями, длительной обособленностью его народов в прошлом, междоусобными феодальными войнами.

 

До присоединения Дагестана к России в нем господствовали в основном феодальные отношения. В горах они переплетались с сильными пережитками партиархально-родового быта. Наряду с феодальными владениями, в нагорной части Дагестана существовали и союзы сельских обществ, известные в литературе под названием «вольных обществ».

 

На территории феодальных владений и «вольных обществ» жили одна или несколько близкородственных народностей. В шамхальство Тарковское входили кумыки; в ханство Аварское – аварцы; в Андодидойские общества – андийцы, дидойцы, багулалы, чамалалы и др.; в уцмийство Кайтагское – кайтагцы, кубачинцы; в общество «Дарган» — даргинцы; в ханство Казикумухское – лаки; в Кюринское – лезгины; в майсумство Табасаранское – табасаранцы и т.д. Каждая народность, этнографическая группа и даже отдельные аулы имели свои особенности в быту и в общественной жизни, которые регулировались местными адатами (обычаями). Несмотря на то, что народы Дагестана после длительной борьбы с арабскими завоевателями принуждены были принять ислам и по религии именоваться мусульманами, они жили обособленно друг от друга.

 

Присоединение Дагестана к России, при всей реакционности политике царизма, имело положительные последствия в экономической, политической и этнической жизни края. Была ликвидирована феодальная раздробленность упразднены ханства, в 1860 г. образована Дагестанская область, что привело к некоторому сближению отдельных изолированных групп.

 

Однако в условиях царской России народности и этнографические группы Дагестана не сложились в нацию. Они жили разрозненно, не составляя единого целого в политическом, экономическом и культурном отношении. Эти обстоятельства и междоусобные распри препятствовали не только образованию единой нации, но и мешали сближению даже близких по языку, быту и культуре групп. Внутри больших по численности народностей – аварцев, лезгин, даргинцев – сохранялось деление на этнографические группы с их языками, диалектами и говорами.

 

Для примера рассмотрим взаимоотношения внутри лезгинской группы народностей. Вскоре после присоединения на территории группы были образованы округа, началась медленная, постепенная ломка этнических перегородок и стирание различий.

 

Полунатуральное хозяйство, труднодоступность районов расселения мешали образованию единого политического и экономического центра, а следовательно не способствовали их реальному национальному сближению и консолидации.

 

Экономические и культурные связи были неразвитыми. Специализация хозяйств народностей лезгинской группы, разделение скотоводства и земледелия слабо способствовали развитию обмена, тогда как обмен между земледельческими и скотоводческими народностями приводил к определенной экономической общности. Так, например, агулы, отделенные от лезгин труднодоступными ущельями, вынуждены были совершать длительные переходы к лезгинам и табасаранцам с их земледельческим населением.

 

Почти тоже происходило с рутулами и цахурами. «Горный магал» — район их расселения – был крайне недоступным уголком Южного Дагестана. Однако с верховьев Самура рутулы и цахуры опускались вниз к лезгинским экономическим рынкам и особенно в Ахты, продавали и обменивали животноводческие продукты и изделия своего ремесла.

 

Скотоводческое население агулов, рутулов и цахуров снабжалось преимущественно лезгинским хлебом. Торговые связи у них продолжали развиваться. При этом лезгины, табасаранцы и, частично, агулы тяготели к крупному экономическому центру Южного Дагестана – Дербенту, рутульцы и цахуры – к городам Азербайджана (Нуха и Закаталы). Торгово-экономическими центрами внутри народностей лезгинской группы стали Касумкент, Ахты, Хучни, Курах, Тпиг, Рутул.

 

Почти все горные лезгинские, цахурские, рутульские общества располагали зимними пастбищами на территории Азербайджана, агульские – в прибрежных долинах Касумкента и Магарамкента. Лезгины, табасаранцы, рутулы, цахуры, агулы не имели общего, понятного для них языка, тем более литературного. Лезгинский язык имел распространение лишь среди части табасаранцев, рутулов, агулов, которая была связана с лезгинами территориально и экономически.

 

Со II половины XIX века Дагестан окончательно вошел в состав России и был втянут в общее русло развития капитализма; в районах народностей лезгинской группы так же развивались капиталистические отношения. Лезгинские и табасаранские сады обеспечивали фруктами консервную промышленность Дербента. Горные лезгинские, рутульские, цахурские и агульские скотоводы снабжали предпринимателей кожсырьем, шерстью, мясом, сыром, маслом и т.д.

 

Возникают промыслы, рассчитанные на спрос. Лезгинское и табасаранское ковроткачество приобретает товарный характер. В районах лезгин и табасаранцев появляются местные торговцы и скупщики, которые в свою очередь везут в горы дешевые хлопчатобумажные ткани, посуду и пр. Усилилось отходничество на промышленные предприятия Дербента и Баку. Оживились и межрайонные базары, где лезгины, агулы, табасаранцы, рутулы, цахуры обменивались своей продукцией.

 

В середине XIX века уже были проведены шоссейные дороги Дербент-Белиджи, Ахты-Рутул, Касумкент-Курах, Дербент-Хучни. Дороги связали народности лезгинской группы между собой и городами. Дороги, торговля и отходничество усиливают связи народностей лезгинской группы, способствуют сближению их материальной и духовной культуры. Тем не менее до революции экономика и культура народностей лезгинской группы развивалась чрезвычайно медленно и мешала процессу их национального сближения.

 

Победа Великой Октябрьской социалистической революции явилась новым этапом в интенсивном сближении и консолидации народов Дагестана. Она ликвидировала экономические и политические основы национального гнета, создала подлинные предпосылки для всестороннего решения национального вопроса, для экономического и культурного равенства всех национальностей. Только при советском строе народы Дагестана за всю свою многовековую историю получили возможность строить национальную государственность, развивать экономику и культуру, непрерывно улучшать жизненный уровень. Принципы национальной политики Советской власти изложены в «Декларации прав народов России», принятой Советом Народных Комиссаров 7 ноября 1917 года:

 

1.Равенство и суверенность народов России.

 

2. Право народов на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства.

 

3. Отмена всех и всяких национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений.

 

4. Свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территорию России.

 

Советское государство не только провозгласило право наций на самоопределение, равенство и суверенность, но с первых же дней приступило и к их практическому осуществлению. После гражданской войны встала задача государственного устройства национальных окраин, организации местных органов власти, местных общественно-политических учреждений с гарантией полноты прав родного языка во всех сферах общественно-политической работы.

 

13 ноября 1920 г. в Буйнакске открылся чрезвычайный съезд народов Дагестана. 300 делегатов представляли на нем все народности Страны Гор. На съезде была провозглашена автономия Советского Дагестана. Советское правительство, предоставляя автономию, выделило из среды местных работников честных и преданных людей, любящих свой народ, и вверило им органы управления. Автономия укрепляла союз и дружбу народов с русским народом, поднимала инициативу народных масс.

 

Руководствуясь Ленинской программой строительства социализма, X и XII съезды РКП (б) наметили практическую программу помощи отставшим народам – развития в кратчайший срок их экономики и, прежде всего промышленности, культуры, национальной по форме и социалистической по содержанию. Это была программа приобщения к строительству социализма народов, не прошедших стадии капиталистического развития. Коммунистическая партия, руководствуясь ленинской национальной политикой, создала все условия, необходимые для развития отсталых в прошлом народов, и это подтвердилось практикой социалистического строительства в республиках Сибири, Средней Азии, Северного Кавказа и в Дагестане.

 

Благодаря Советской власти народы Дагестана совершили огромный скачок от феодализма к социализму. Сбылось мудрое предсказание В.И. Ленина о том, что «с помощью пролетариата передовых стан, отсталые страны могут перейти к советскому строю и через определенные ступени развития – к коммунизму, минуя капиталистическую стадию развития».

 

В соответствии с историческими решениями X-XII съездов партии, партийная организация Дагестана достигла больших успехов в национальном строительстве. Социалистическая индустриализация, коллективизация и процесс культурной революции, осуществлявшиеся при бескорыстной помощи русского и других народов нашей страны, привели к тому, что за короткий исторический срок бывшая отсталая окраина России превратилась в передовую республику. В Дагестане вырос свой рабочий класс, колхозное крестьянство и интеллигенция.

 

Только в 1962 г. промышленность Дагестана за одну неделю выпускала больше продукции, чем за весь 1913 г. Теперь Дагестан отправляет разнообразную продукцию в 80 зарубежных стран. Коренные изменения произошли и в сельском хозяйстве. Уже до Великой Отечественной войны коллективным трудом горцев, независимо от их национальной принадлежности, были созданы сотни передовых колхозов, оснащенных современной техникой.

 

В.И. Ленин призывал партию «не только к практическому равноправию, но и к развитию языка, литературы трудящихся масс угнетавшихся ранее наций для устранения всех следов унаследованного от эпохи капитализма недоверия и отчуждения».

 

В Дагестане происходит всесторонний процесс культурной революции. Ликвидирована неграмотность, осуществлено восьмилетнее обучение, открыты высшие и средне-специальные учебные заведения. На всех языках крупных народностей создана письменность и литература.

 

В процессе социалистического строительства народы Дагестана пошли по новому историческому пути национального развития. Об этом свидетельствуют, в частности, данные переписи 1926 года, зафиксировавшие в республике 27 народностей.

 

Данные переписи 1926 года Народность         Число лиц обоего пола              Народность      Число лиц обоего пола

Аварцы               156769  Даргинцы          108926

Арцинцы            854         Кайтаги               14424

Андийцы            7681      Кубачинцы        2357

Ботлихцы          3354      Лезгины             90509

Годоберинцы  1425      Табасаранцы    31915

Каратинцы        5305      Рутулы                10333

Ахвахцы             3677      Цахуры               3531

Багулалы           3054      Агулы   7653

Чамалалы          3438      Лаки     39878

Тиндинцы          3812      Кумыки               87960

Дидойцы           3276      Горские евреи                11592

Хваршины         1019      Таты      204

Капучины          1447      Тюрки  23428

Хунзалы             105                 

 

Наиболее крупными народностями определились: аварцы с андодидойской группой; даргинцы с их подгруппой, лезгины и близкие к ним табасаранцы, рутульцы, цахуры, лаки, кумыки, горские евреи. Наблюдения показали, что многие народности Дагестана не были самостоятельными, а представляли собой лишь родственные племена и этнографически группы аварской, даргинской или лезгинской национальности. Естественно, в этом этническом многообразии трудно было во всем объеме и в одинаковой степени поднять экономику и культуру, создать письменность и литературу всех больших и малых народностей.

 

Изучение языков народов Дагестана было начато еще до революции, но только в условиях советского строя стало возможным всестороннее их исследование. По своему языковому признаку народы Дагестана распадаются на три группы: кавказско-иберийскую, тюркскую и иранскую. За исключением ногайцев, кумыков, дербентских азербайджанцев и горских евреев, все остальные народы и этнографические группы относятся к одной семье кавказско-иберийских языков.

 

Горские языки Дагестана: аварский, даргинский, лезгинский с их подгруппами – родственны между собой и в лингвистическом отношении составляют генетическое единство. Иначе говоря, происхождение этих языков возводится к одному языку – основе. Следовательно, можно предполагать, что и носители этих языков также восходят к одному горскому народу.

 

Историческое прошлое, хозяйственный и бытовой уклад горцев во многом сходны. В быту и культуре дагестанских народностей сравнительно больше общих черт, чем отличительных. Общность, наряду с локальными особенностями, проявляется во всех сторонах материальной и духовной жизни. Много общего в семейно-общественном быту, обрядах, обычаях, народных праздниках, берущих свое начало еще в первобытно-общинном строе.

Несмотря на языковые различия, отсутствие в прошлом единого государственного образования, частые междоусобные феодальные войны, народы Дагестана веками жили и формировались на одной территории и не раз во время опасности извне совместно выступали на борьбу с иноземными завоевателями.

 

После Великого Октября для успешного развития национального и культурного строительства Дагестана были учтены языковые и этнографические особенности его народов. Созданы письменность и литература на языках крупных народностей. Почти все аварские этнографические группы в общении между собой стали пользоваться аварским языком, наряду с родными языками, на которых говорят в семье. На аварском языке они читают книги, пишут письма, поют песни. На этом же языке здесь проводится обучение в школе до третьего класса (затем на русском). То же происходило у кайтагцев и кубачинцев с близкородственными им даргинцами. Как и у аварцев, у них сложился единый литературный даргинский язык, на котором идет обучение а начальной школе, издается художественная и переводная литература, выходят газеты.

 

Со времени всесоюзной переписи 1926 года до переписи 1959 года прошло 33 года. За этот период произошли большие экономические и культурные преобразования. Наметился интенсивный этнический процесс – консолидация близкородственных этнографических групп с основным ядром народа. По первой переписи аварцы и аваро-андо-дидойские этнографические группы были учтены каждая в отдельности, при переписи 1959 года все они назвали себя аварцами. Если ранее даргинцы были расчленены на даргинцев, кубачинцев и кайтагцев, то в 1959 году все они уже представлены даргинцами.

 

 

Таблица I.

Данные переписи 1959 года545

.Народность     Количество лиц данной национальности (тысяч)       Примечание

Аварцы               270         Сюда вошли все 13 родственных аварцам андо-дидойских и цезских этнографических групп, которые по переписи 1926 года были выделены в самостоятельные народности.

Даргинцы          158         Вошли родственные даргинцам кайтагцы и кубачинцы.

Лезгины             223         Из них 98 тыс. живет на территории Азербайджана, 108,6 тыс. в Дагестане, 16,4 тыс. в областях РСФСР и в других союзных республиках

Рутульцы           7      

Цахуры               7      

Агулы   7     

Лакцы  64   

Кумыки               135  

Ногайцы             39    

Горские евреи                19 (в Дагестане)546

 

Таким образом, помимо естественного прироста населения в указанные годы произошла консолидация мелких этнографических групп с родственными народностями, что резко увеличило численность аварцев и даргинцев. По последней переписи (1959 г.), в отличие от аварцев и даргинцев, лезгинская группа, как и прежде, расчленена по народностям.

 

Таблица II.

Сравнительные данные переписи 1926 и 1959 годов.

 

 Народность     1926      1959

Автономия        Сев. Кавказ в целом     Автономия        Сев. Кавказ в целом

Всего чел.          В т.ч. в городах               Проц.   Всего чел           В т.ч. в городах               Проц.   Всего чел.          В т.ч. в городах              Проц     Всего чел           В т.ч. в городах               Проц.

Аварцы               177341  2013      1,1          178219  2172      1,2          239373  22529    9,4          244961  23128    9,4

Даргинцы          125707  891         0,6          125743  965         0,7          148194  19505    13,2       149027  19789    13,2

Кумыки               87960    6544      7,4          94480    7028      7,4          120859  40332    33,3       130336  41896    32,1

Лезгины             90509    2108      2,3          92435    3169      3,4          108615  12121    11,2       108883  12303    11,2

Лакцы  39878    1127      2,8          40233    1211      3,0          53451    13731    25,7       54797    14393    26,2

Табасаранцы    31915    34           0,1          31915    34           0,1          33548    2284      6,8          33548    2284      6,8

Рутульцы           10333    -              -              10333    -              -              6566      15           0,2          6566      15           0,2

Агулы   7653      -              -              7653      -              -              6378      52           0,8          6378      52           0,8

Цахуры               3531      -              -              3531      -              -              4278      14           0,3          4278      14           0,3

 

 

Сравнительная таблица численности городского и сельского населения народностей лезгинской группы                Городское и сельское население        Городское население Сельское население

Оба пола            Муж.    Жен.     Оба пола            Муж.    Жен.     Оба пола            Муж.    Жен.

Лезгины             208303  102852  105451  43321    25589    17732    164982  77263    87719

Табасараны      34468    16813    17655    3054      2169      885         31414    14644    16770

Цахуры               8706      3799      4907      94           65           29           8612      3734      4878

Рутулы                7274      3480      3794      38           33           5             7236      3447      3789

Агулы                  7068       3009      4059      182         116         66           6886      2893      3993

 

 

Распределение населения ДАССР по национальности, народности и родному языку         Обоего пола    Мужчины                Женщины          Примечание

                В т.ч считают родной язык                       В т.ч считают родной язык                       В т.ч считают родной язык

 

Лезгины             223129  206733  6663      9733      111532  102034  4190      5308      111597  104699  2473      4425      В т.ч. 6537 чел. считает своим родным языком азербайджанский язык (3687 – мужчин, и 2850 – женщин).547

Табасараны      34700    34408    160         132         16967    16788    112         67           17733    17620    48           65

Цахуры               7321      7265      1             55           3104      3140      1             35           4181      4161      -              20

Рутулы                              6732        6725      5             2             3203      3198      3             2             3529      3527      2             -

Агулы                  6709      6666      27           16           2861      2829      19           13           3848      3837      8             3

 

С 1926 г. до 1959 г., помимо естественного прироста, увеличился и процент городского населения, о чем свидетельствуют данные Н.Г. Волковой548 (см. таблицу II). Мы видим, что процент городского населения лезгин вырос с 2,3 до 11,2; табасаранцев до 6,8 (с 0,1). Численность народностей лезгинской группы (по языковому признаку) такова: лезгины – 208303, табасаранцы – 34468, цахуры – 8706, рутулы – 7274, агулы – 7068549.

 

За период между двумя переписями у народностей лезгинской группы, правда, менее заметно, нежели у аварской и даргинской групп, происходили консолидационные процессы, сближавшие их между собой. В 20-30 годы часть табасаранцев, рутульцев, агулов обучалась на лезгинском языке, который получил у них значительное распространение.

 

В 1938 г. на табасаранском языке была создана письменность. Рутульцы, цахуры (с 1953 г.) и агулы (с 1955 г.) предпочли перейти с лезгинской на русскую основу обучения. Все это несколько осложнило процесс становления общелезгинского языка. Но постоянные экономические и культурные связи, смешанные браки между представителями этих народов способствуют сохранению знания ими лезгинского языка. Особенно характерно это для старшего поколения табасаранцев и агулов.

 

На лезгинском языке для агулов продолжает издаваться районная газета, транслируются радиопередачи. Агулы, рутульцы и даже табасаранцы, знающие лезгинский язык, пользуются лезгинской литературой. Республиканский лезгинский театр ежегодно гастролирует во всех районах народностей лезгинской группы. Табасаранцы, агулы, частично рутульцы и цахуры на своих свадьбах и других торжествах поют преимущественно лезгинское и азербайджанские песни.

 

Тем не менее, добровольный переход агулов, рутульцев и цахуров в обучении на русскую основу, а табасаранцев – на свой родной язык, имеющий художественную литературу и народный театр, изменили процесс становления общелезгинской языковой общности. Этим и объясняется, что в отличие от аварцев и даргинцев, лезгинская группа по данным переписи 1959 года подразделяется на отдельные народности: лезгины, табасаранцы, рутулы, цахуры, агулы. В экономическом и культурном строительстве этих народностей в настоящее время основную роль играет, наряду с устными родными языками, русский язык и, в меньшей степени – лезгинский и азербайджанский.

 

Между тем некоторые исследователи, не имея фактического материала, опираясь лишь на то, что народности лезгинской группы родственны по языку, имеют общие черты в этнографическом быту, делали вывод о том, будто у народностей лезгинской группы происходит процесс национальной консолидации. Опирались они и на то, что часть старшего поколения табасаранцев и агулов знает лезгинский язык. Такие выводы были сделаны в результате этнографической экспедиции Института этнографии АН СССР (1949-1052 гг.).

 

Суммируя материалы этой экспедиции, М.О. Косвен пишет: «Что касается аварцев, то представляется явственным, что здесь зашел довольно далеко процесс консолидации вокруг основной и ведущей группы собственно – аварцев всех этнических групп…

 

… Сложнее дело с лезгинской группой. По этой теме экспедиция установила весьма существенные факты. Тогда как агулы, по исследованию Б.А. Калоева, идут отчетливо по пути консолидации с собственно лезгинами, принадлежащие к той же лингвистической группе рутульцы и цахуры, согласно исследованиям Л.И. Ларова и З.А. Никольской, по такому пути не идут… наконец, табасаранцы, изучением которых занят М.И. Ихилов, лишь частично консолидируются с лезгинами».

 

Наиболее правильными по вопросам национальной консолидации народностей Дагестана были выводы Л.И. Лаврова, сделанные в результате работы Дагестанской экспедиции 1050-1952 гг. он писал, что до этого, «было распространено неправильное мнение, будто бы рутульцы и цахуры в такой же степени приобщаются к лезгинской культуре, как, например, андо-дидойские племена и арчинцы – к аварской, или кубачинцы – к даргинской.

 

Исходя из этого Институт этнографии на изданной им карте народов СССР не выделил ни рутульцев, ни цахуров, а закрасил их территорию той же краской, которой покрыта и территория лезгин. Более того, в самом Дагестане официальная статистика зачисляет рутульцев и цахуров в число лезгин. Но наши наблюдения показали, что рутулец, цахур и лезгин, чтобы сговориться между собой, пользуются не лезгинским языком (который рутульцам и цахурам не известен), а азербайджанским. Это доказывает, что процесс национальной консолидации нельзя понимать упрощенно без учета тех сложностей, которые порождаются местными особенностями».

 

Однако результаты этнографической экспедиции тех лет (1950-1952 гг.) были ничтожно малы, а выводы, касающиеся консолидации агулов и частично табасаранцев с лезгинами – поспешными. Один из участников экспедиции Б.А. Калоев стал доказывать, что агулы идут по пути консолидации с лезгинами. Он писал: «Родной язык полностью сохраняется у агулов в качестве разговорного языка дома, в быту, на работе, на сельских собраниях и т.д. на нем говорят школьники во время перемен, во время игр и т.д. но во всех других случаях и отношениях господствует лезгинский язык … язык этот, ставший вторым родным языком и служит делу сближения их с лезгинами и лезгинской группой…».

 

Б.А. Калоев преувеличивал фактическую сторону консолидационных процессов с лезгинами. Действительно, в течение ряда лет языком школы у агулов, не имевших своей письменности, стал лезгинский. Педагогические и даже большинство руководящих кадров в районе были лезгинские, на лезгинском языке издавалась газета. Агульские дети знали родной язык, а в школе обучались на лезгинском и русском. Посредством лезгинского агулы должны были перейти к освоению русского языка и передовой русской культуры. Перевод обучения на лезгинский язык усиливал сближение агульцев с лезгинами во всех сферах жизни; все прочнее и отчетливее должны были развиваться и консолидационные процессы.

 

Между тем, за истекший послеэкспедиционный период жизнь внесла существенные коррективы и перемены в вопросы национального сближения народностей. Уже более десяти лет лезгинский язык не преподается даже в качестве предмета не только у агулов, но и у рутулов и цахуров. Лезгинский литературный язык тоже не стал языком агулов, рутулов и цахуров, тем более табасаранцев, создавших на своем языке письменность и литературу. В экономическом и культурном отношении агулы и ныне не оторваны от лезгин. Старшее поколение в межных районах и до сих пор знает лезгинский язык, некоторые даже в документах пишутся лезгинами. Несмотря на это агулы все же перевели обучение детей (с 1953 года) на русский язык. Таким образом, количество людей, знающих лезгинский язык, становится все меньше и меньше. А ведь консолидационные процессы немыслимы без сближения родственных между собой языков.

 

Общепонятный язык является важным и непременным признаком консолидации. Этого как раз и не наблюдается у народностей лезгинской группы. Тем не менее отдельные товарищи продолжают делать искусственные выводы, прибегая даже к снижению фактов. Так, например, А. Агаев утверждает: «консолидируется лезгинская группа народностей (вокруг собственно лезгин – агулы, цахуры, рутулы, частично табасаранцы), о чем свидетельствует сокращение численности с 1926 г. по 1959 г.: цахуров – с 19,1 тыс. до 7,3 тыс., рутульцев – с 10,5 тыс. до 6,7 тыс., агулов – с 7,7 тыс. чел. до 6,7 тыс. (в целом на 16,6 тыс. чел.) и прирост населения лезгинской социалистической народности за эти годы – на 35%».

 

Цифры, приведенные А. Агаевым, ошибочны. Перепись 1926 года зафиксировала в Дагестане не 19,1 тысячи, а всего 3,531 цахура (из них 1837 мужчин, 1694 женщины). Допустим, что А. Агаев приплюсовал число цахуров, живущих на территории Азербайджана, но количество их не превышает 6 тысяч. И в этом случае общее их число не должно быть более 10 тысяч. Таким образом, число цахуров преувеличено на 9 тысяч. Соответственно, и мнимый «прирост» лезгин должен быть не 16, а всего лишь 6 с лишним тысяч человек. Если же перевернуть следующую страницу переписи 1959 г., то можно увидеть в примечании к приведенным цифрам, что 6537 человек из народностей лезгинской группы показали своим родным языком азербайджанский (из них 3687 мужчин и 2850 женщин).

 

В личной беседе с А. Агаевым мы выяснили, что он не опровергает шаткости приводимых им цифровых данных. Согласился он и с тем, что консолидации рутулов, цахуров и, тем более, табасаарнцев с лезгинами не происходит… однако тов. Агаев продолжает считать, что агулы консолидируются с лезгинами, основываясь на том, что они знают лезгинский язык, многие числятся по паспорту лезгинами, и что агулы поют на свадьбах лезгинские песни, читают лезгинскую художественную литературу и прочее.

 

Все это так, но ведь известно, что агулы, табасаранцы, рутулы, цахуры, да и сами лезгины владеют азербайджанским языком, поют азербайджанские песни, общаются с азербайджанцами и в экономическом и в культурном отношении. В связи с этим можно утверждать, что они одновременно консолидируются и с азербайджанской социалистической нацией, чего на самом деле не происходит. Малые народности лезгинской группы с переводом обучения на русский язык избрали другой путь национального развития и, минуя сближение с лезгинами, пошли по пути общедагестанской национальной консолидации.

 

Процессы консолидации внутри собственно лезгинской народности тоже являются очень сложными. Объясняется это тем, что часть лезгин издавна живет на территории Азербайджанской республики. В географическом отношении их разделяет река Самур. Между дагестанскими и азербайджанскими лезгинами существуют родственные и культурные отношения. Школьное образование до 1939 г. у азербайджанских лезгин велось на лезгинском языке, а с 1940 г., в отличие от дагестанских лезгин, на азербайджанском. Переход обучения на азербайджанскую основу мотивировался знанием живущими в этом краю лезгинами азербайджанского языка и сложностью создания учебников.

 

Существовало даже мнение, будто азербайджанские лезгины идут по пути консолидации с азербайджанской социалистической нацией. Основанием считалось то, что они издавна живут среди местного населения, владеют его языком, а дети обучались на азербайджанском языке. Большое число лезгин окончили высшие школы Азербайджана. Многие на азербайджанской языковой основе стали учеными, научно-техническими специалистами. Азербайджанская среда оказала заметное влияние и на лезгинский этнографический быт. Наблюдается немалое количество смешанных браков азербайджанцев и лезгин. Лезгины до некоторой степени восприняли элементы национальной азербайджанской одежды. Значительное влияние оказала и кухня, из которой лезгины заимствовали немало типичных азербайджанских блюд. Общеизвестно влияние на духовную культуру лезгин азербайджанской музыки, песен и танцев.

 

И все-таки еще в 1956 г. в своем отчете о научной поездке к кубинским лезгинам мы пришли к выводу, что «преждевременно говорить о процессе консолидации лезгин с азербайджанцами, как о свершившемся факте. Во-первых, лезгины живут компактной массой, и лезгинский язык сохраняется. Во-вторых, наряду со знанием родного языка, лезгины сохраняют свои этнические особенности быта и культуры, лезгины проявляют большой интерес к своей национальной культуре».

 

Другое положение сложилось у шахдагской подгруппы лезгинской лингвистической группы. По переписи 1939 и 1959 гг. они числятся азербайджанцами. Это – удины, хиналуги, будуги, крызы – древнейшие жители края, бесписьменные, двуязычные; родным языком пользуются только в домашнем быту, а обучаются, читают художественную литературу, пишут корреспонденции на азербайджанском.

 

Эти мелкие народности действительно консолидируются с азербайджанцами, и совершенно правильно отмечает исследователь этих языков – азербайджанский лезгин Ш.М. Саадиев, что «несмотря на генетическое родство крызов с народами иберийско-кавказской семьи, в настоящее время они консолидируются в составе азербайджанской нации. В связи с этим наблюдается исчезновение исконных обычаев и особенностей в материальной части.

 

Таким образом, в Дагестане имеют место два тесно связанных процесса – с одной стороны, консолидация андо-дидойских народностей с аварцами, кайтагцев и кубачинцев с даргинцами. С другой – общедагестанское национальное сближение.

Для аварской и даргинской групп народностей вполне применимо данное В.И. Козловым определение консолидации как естественного процесса «этнического слияния нескольких народов, имеющих сходство в языках и культуре, территориально связанных друг с другом и находящихся в тесном экономическом и культурном общении, в один народ»…. при этом, как он правильно указывает, «выделяется ядро консолидации – народ, значительно преобладающий по численности и по своему экономическому и культурному развитию над другими, сливающимися с ним народами, причем название этого народа в дальнейшем переносится на всю группу народов (примером может служить консолидация ботлихцев, годоберийцев и некоторых других народностей Дагестана вокруг аварцев)».

 

Подобный процесс национальной консолидации в Дагестане более показателен у аваро-андо-дидойцев. У них налицо: единое национальное самосознание, социалистическая экономика, компактная территория расселения, общеаварский литературный язык и в основных чертах единая культура. Все это дает основание полагать, что у них создались все условия, характеризующие становление аварской социалистической народности. То же следует сказать о становлении даргинской общности и в меньшей мере о консолидации лезгинской группы народов.

 

Таким образом, из существующих многочисленных народностей в результате консолидации родственных этнографических групп образовалось несколько относительно крупных социалистических народностей: аварская, даргинская, лезгинская. Такое явление объясняется не насильственной ассимиляцией их, а исчезновением обособленности и замкнутости мелких этнографических групп, постепенным слиянием их с социалистическими нациями и народностями561. Одновременно с процессом консолидации аварской, даргинской, лезгинской социалистической народностей происходит дальнейшее сплочение однородных по этническому составу общностей (народностей) – кумыки, лаки и др. внутри их стираются диалектные и этнографические различия.

 

Подобные этнические процессы происходят не только в Дагестане, но и на всем Кавказе, в Сибири и на Алтае. Там «мелкие этнические образования слились с крупными народностями и нациями. Но и после этого в СССР сохранилось свыше 60 народностей. Причину этого явления можно найти, главным образом, в малочисленности населения народностей, рассредоточенном типе их расселения и в исторических природных условиях».

 

Наряду с национальной консолидацией мелких этнографических групп с родственными народностями Дагестана за последние десять лет и особенно в настоящее время чрезвычайно усилился процесс общедагестанского национального сближения на базе единой территории, социалистической экономики, идеологии и культуры, на основе русского языка – языка межнационального общения народов Дагестана. За годы Советской власти возникло новое братское единство и дружба.

 

«Старому миру, миру национального угнетения, национальной грызни или национального обособления, — писал В.И. Ленин, рабочие противопоставляют новый мир единства трудящихся всех наций, в котором нет места ни для единой привилегии, ни для малейшего угнетения человека человеком».

 

В нашей стране все больше суживаются признаки, характерные в прошлом для определения принадлежности этнической общности – категории нации и народности. Территория, экономическая общность, психический склад становятся общими для всех социалистических наций и народностей. Единственно, что существенно отличает современные советские нации и народности – это язык, специфические особенности быта и элементы культуры, вызванные в современных условиях природно-географическими и хозяйственно-зональными особенностями их расселения. При этом язык составляет главное определяющее отличие.

 

В этой связи нам кажется правильным высказывание ряда исследователей о месте и действенности общеизвестных признаков нации в современных условиях. Академик Е.М. Жуков говорит, что «такие признаки нации, как общность территории, экономическая общность в данном случае почти утратили свое прежнее значение. Общность психического склада, проявляющаяся в общности культуры, также подверглась серьезной модификации. У современных наций Советского социалистического государства в полной мере сохраняется лишь общность национального языка, которая несомненно, будет существовать в течение очень длительного времени. Таким образом, из четырех обязательных по Сталину, признаков наций постоянное значение имеет лишь один, а три остальных постепенно угасают».

 

К сожалению, этот верный, в основном, вывод подвергается критике. В частности угасание этих признаков вызвало возражение со стороны А.М. Егизаряна. В Программе КПСС указывается, что «происходящий в жизни процесс добровольного изучения, наряду с родным языком, русского языка имеет положительное значение, так как это содействует взаимному обмену опытом и приобщению каждой нации и народности к культурным достижениям всех народов СССР и мировой культуре».

 

С каждым годом возрастает число людей всех дагестанских народностей, владеющий и пользующихся русским языком. Молодежь, окончившая дагестанскую среднюю школу, обладает достаточными знаниями русского языка, чтобы поступать в республиканские и общесоюзные вузы. Сотни дагестанских юношей и девушек уже окончили их. Тысячи студентов-дагестанцев учатся в высших учебных заведениях Москвы, Ленинграда, Ростова и других городов.

 

Около трехсот представителей народностей Дагестана получили ученые степени кандидатов и докторов наук. Все они, прежде всего, получили образование на русском языке. Изучению русского языка способствует служба в Советской Армии, радио, советская пресса, литература, и прежде всего непосредственное каждодневное общение дагестанцев с русскими. В Дагестане живут и трудятся свыше 210 тысяч русских, 10 тысяч украинцев, более 1.300 белорусов. В то же время более 200 тысяч дагестанцев проживают за пределами республики.

 

На языке Пушкина, Толстого, Ленина функционируют республиканские, городские и поселковые учреждения; проводятся заседания Верховного Совета республики, юбилейные сессии, партийные конференции, научные сессии. На русском языке в республике выходят ведущая республиканская газета «Дагестанская правда», альманах «Дружба», «Блокнот агитатора», журналы «Советский Дагестан» и «Горянка», сотни книг по экономике, истории и культуре дагестанских народностей.

В.И. Ленин исключительно дальновидно еще до революции писал, что русский язык завоюет себе признание во всей России. «Прогрессивное значение русский язык имел для тьмы мелких наций – бесспорно… он имел бы прогрессивное значение еще в большем размере, если не было бы принуждения».

 

Конечно преждевременно еще говорить о том, что уже сложилась общедагестанская общность, т.е. единая дагестанская нация, которая излагает свои мысли на русском языке. Но все идет по этому пути. У дагестанской развивающейся общности налицо большинство признаков социалистической нации: единая территория в рамках республики, единая социалистическая экономика; культура национальная по форме, социалистическая по содержанию, и, наконец, становящийся консолидирующим русский язык.

 

Под влиянием экономических и культурных преобразований нивелируются и этнографические особенности, исчезают многие отсталые традиции семейно-общественного быта, возникают и развиваются новые общедагестанские, советские черты культуры. Особенно заметно этот процесс протекает в условиях городов, рабочих поселков и районных центров. В Махачкале – столице Советского Дагестана – вместе живут и трудятся представители всех братских народов; здесь, как и в других городах республики сохранилось мало национальной специфики. Жизнь в городских условиях, в рабочих поселках, в коммунальных домах, коллективный труд представителей разных национальностей на заводах, фабриках, учреждениях, совместное посещение кино, театров, концертов, библиотек приводит к неизбежному

 

«Программа Коммунистической партии Советского Союза», стр. 115. В.И. Ленин. Соч., т. 19, стр. 152.

всестороннему общению и взаимовлиянию братских народов. Особенно участилась женитьба дагестанцев на русских девушках.

 

«В 1963 году в Махачкале было зарегистрировано загсом 1528 браков, из них 252 брака, или 16,5 проц. – смешанных, 34,5 проц. приходилось на смешанные браки внутри самих дагестанских народов и 61,9 проц. – на браки дагестанцев с недагестанцами, в первую очередь с русскими. Примерно такая же картина наблюдается в городах Дербенте, Буйнакске, Хасавюрте, в ряде крупных районных центров республики».

 

В городских, смешанных по национальному составу семьях ведущий язык русский. Он стал главным средством общения инженерно-технической интеллигенции, людей науки, врачей, учителей. Родной язык остается языком семьи и то только там, где преобладают члены семьи старшего поколения. В общении с дедушкой и бабушкой и реже с отцом и матерью дети овладевают элементарной устной родной речью. Многие городские дети почти не знают родного языка и не могут читать родную литературу в оригинале, а чаще знакомятся в переводе на русский язык.

 

Иное положение в районных центрах, где компактной массой живут однородные национальные составы. Как правило, здесь начальные классы ведутся на родных языках, а русский язык преподается как предмет; с 4-го класса и здесь дети переходят на русскую основу в обучении, а родной язык остается как предмет. В силу этих причин родные языки здесь более устойчивы. Но в сельской местности с каждым годом усиливается тяга к овладению русским языком с первого класса школы. «Число таких классов непрерывно растет. В 1059-1960 учебном году их было 140 с контингентом 3146 учащихся, а в 1963/1964 учебном году – 1188 с контингентом 20235 учащихся, что составляет около 25 проц. всех учащихся начальных классов национальных школ. Если добавить к этому свыше 26 тысяч учащихся-дагестанцев в городских школах, где обучение с первого класса ведется на русском языке, то получается, что около 51 проц. всех учащихся дагестанцев, обучающихся в начальных классах, по желанию самих родителей, перешли в настоящее время на русский язык обучения».

 

В сельской местности лучше сохраняются этнографические особенности. В городах мы не найдем ни одного дагестанца, который ходил бы в полном комплекте национальной одежды, исторически присущей его народу, а в селах – это обычное явление среди старшего поколения.

 

Этнические процессы, происходящие внутри многонационального Дагестана, способствуют сближению его народов, усиливают их братское сотрудничество и способствуют процветанию. Развиваются и новые этнические процессы, ведущие к дальнейшему сближению единой дагестанской нации в рамках автономной республики.

 

Как правильно отмечает Г.Д. Даниялов: «Хотя наличие общей для всех народов Дагестана государственности в форме автономии не является признаком нации, эта форма – один из решающих факторов, непосредственно создающий объективные условия для сближения народов, их консолидации. Этот политический фактор служил для народов Дагестана стимулом, ускорившим слияние и консолидацию мелких этнических групп вокруг уже сложившихся больших народностей. В условиях социализма народы, говорящие более чем на 30 языках, наречиях и диалектах, сблизились и объединились вокруг одной культуры – социалистической, создали единую экономику – социалистическую, единую форму государственной власти – форму автономной республики».

 

Образование дагестанской нации весьма важный и реальный процесс. Социалистический базис, утвердившийся в нашей стране, тесные экономические и культурные связи народов республики создали для этого благоприятные условия. В результате огромных социальных, экономических и культурных преобразований Дагестана, братского сотрудничества и взаимопомощи наблюдается сближение всех народностей страны гор в единую социалистическую нацию – семью дагестанцев, строителей коммунистического общества. В условиях перехода от социализма к коммунизму каждая народность Дагестана, сохраняя и развивая свою национальную по форме, социалистическую по содержанию культуру, вносит свой вклад в общедагестанскую культуру.

 

«В Дагестане, пишет Г.Д. Даниялов, — сближению и слиянию народов в общую социалистическую нацию способствует, во-первых, общее автономное государственное устройство; во-вторых, рациональное размещение производительных сил в республике и вовлечение в промышленность основных масс горцев всех национальностей; в-третьих, приобщение крестьянских хозяйств горцев к коллективному труду, размещение колхозного производства во всех районах плоскостной части Дагестана, независимо от национальной принадлежности колхозников, с учетом сближения различных национальных групп на базе общего социалистического производства; в-четвертых, это сближение происходило также на базе переселения горцев на плоскость и создания на интернациональной основе крупных хозяйств и крупных населенных пунктов. И, наконец, сближению содействовало создание социалистической национальной культуры, литературы и искусства, формирование новой социалистической интеллигенции».

Возникла «разноязычная, но единая по своим идеям и чувствам» литература народов Дагестана. Она представлена сложившимися за годы Советской власти литературами: аварской, даргинской, лезгинской, лакской, кумыкской, табасаранской, татской. Эти литературы находятся в тесной взаимосвязи. Дагестанские писатели, создающие свои произведения на родных языках, отражают не только быт и культуру отдельных народностей, но и всю преобразованную жизнь. С. Стальский и Г. Цадаса не только лезгинский и аварский поэты, но общедагестанские, советские. Они не раз говорили о многонациональном характере своей поэзии.

 

Развивается и общедагестанская литература на русском языке. Известны произведения дагестанских писателей, написанные на русском языке: «Поэт» Э. Капиева, «Рассказы» Ю. Гереева, «Сулак-свидетель» М. Хуршилова, «Разрыв» И. Керимова, «Честь горца» З. Зульфукарова, «Простые люди» М. Бахшиева, «Как я воскрес» Х. Авшалумова и другие.

 

Возникновение общедагестанской литературы на русском языке вызывает недоумение у некоторых товарищей. Писатель В. Солоухин возражал А. Агаеву: «не может быть русской литературы на французском языке, узбекской литературы на литовском, равно как и дагестанской на русском»573. Соглашаясь с этим осетинский писатель Н. Джусойты пишет: «Национальная литература создается на национальном языке»574. По мнению упомянутых писателей мерилом национальной литературы является родной язык, а всех представителей национальных республик, пишущих на русском языке, они склонны считать русскими писателями. Но в Дагестане нет единого горского языка, и для многих народов русский язык стал вторым родным языком. На этом языке дагестанцы получают среднее специальное и высшее образование, на нем создаются труды по всем отраслям науки.

 

Почему же русский язык нельзя использовать для общедагестанской литературы? Выдающийся дагестанский писатель и поэт-лакец Э. Капиев – первый их представителей народностей Дагестана – создавал замечательные художественные произведения из жизни горцев на русском языке. Далеко за пределами нашей страны известны его книги «Поэт», «Резьба по камню», «Записные книжки». Язык художественных произведений Э. Капиева высоко ценили многие русские и дагестанские писатели. Так, кумыкский поэт А. Актай писал: «Временами не веришь, что Капиев писал на русском языке, настолько он сохранил в своих творениях аромат горской поэзии».

 

Обращение к русскому языку вызвано чрезвычайным богатством языка Пушкина, Толстого, Ленина – вождя первой в мире социалистической революции. Русский язык дает возможность всем авторам выразить и передать тончайшие нюансы мыслей и чувств малых народов, языки которых в лексическом и грамматическом отношениях менее развиты, нежели русский.

 

Прекрасно зная родной лакский язык, Э. Капиев языком своего творчества избрал язык русский, который он очень высоко ценил. «О великий русский язык! Стою перед тобою на коленях. Усынови и благослови меня, но не как приблудного, а как найденного сына. Радуюсь, торжествую и люблю. Верен ли я твоим заветам? Точен ли я в своих чувствах и порывах без примеси лжи? Родившись немощным и принадлежа к самому маленькому затерянному в горах племени, я обрел тебя, и ныне я не сирота. О, как могуча, как светла и задушевна твоя стихия! Прости мои ошибки, если они грубы, прости и заблуждения отцов. Без тебя нет и не было будущего, с тобой мы воистину всесильны!»

Наряду с родным языком, высоко ценит значение русского языка в жизни народов Дагестана известный советский поэт – лауреат Ленинской премии – аварец Р. Гамзатов.

 

Он образно пишет:

Люблю язык тех песен колыбельных и сказок тех, что в детстве слышал я. Но рассказал о далях беспредельных. И всех сограждан отдал мне в друзья другой язык. С ним шел я через горы, Чтоб Родины величие постичь.  Можно привести многочисленные произведения национальных поэтов, писателей, драматургов, художников и скульпторов, отражающих общедагестанскую культуру.

 

То же можно сказать о произведениях дагестанских композиторов. Например, о музыкальной поэме «Борцам за счастье Дагестана», «Песнях на дагестанские темы», «Хочбаре» Г. Гасанова, симфонический и джазовых произведениях «Картины Дагестана», «Из молодежного квартета» М. Кажлаева, «Дагестанской сиюте» С. Агабабова, «Дагестане» «В горном ауле» С. Керимова, «Айгази», «Песне о чабане» Н. Дагирова, сюите «На полях Дагестана» З. Гаджиева и других.

 

«В нашей действительности, — пишет Р.М. Магомедов, — мелодии одного народа быстро становятся достоянием всех остальных народов, идет процесс взаимообогащения и сближения музыкальных культур народов Дагестана и всего Кавказа, в то же время явно ощущаются результаты взаимодействия с русской культурой».

 

Общедагестанское искусство довольно ярко представляют коллективы «Лезгинка» и «Дагестанский ансамбль песни и танца». В них удачно скомпонованы элементы сокровищниц национальных культур всех народностей горной страны. В них участвуют музыканты, певицы и танцоры всех народов Дагестана. Национальные ансамбли исполняют песни на словах поэтов дагестанских народов как на родных, так и на русском языках. Они удачно сочетают в себе национальное с интернациональным. Ансамбль «Лезгинка» оказался не только носителем высокого искусства танца, но и примером большой все охватывающей человеческой дружбы между народами.

 

Дагестанские театры все больше смыкаются между собой. Драма лауреата Ленинской премии Р. Гамзатова ставится на сцене не только аварского театра, но и других. Новым вялением на сценах национальных театров стали постановки на русском языке классических произведений мировой литературы. Коллектив кумыкского театра показал азербайджанскую комедию У. Гаджибекова «Аршин-мал-алан», индийскую пьесу «Дочь Ганга» Тагора, афганские «Черные розы» Сахиба Джамала (инсценировка Ю. Даниялова), аварскую драму «Горянка» Р. Гамзатова. На кумыкском языке разговаривают на сцене герои немецкого классика Ф. Шиллера («Разбойники», «Принцесса Турандот»), «Материнского поля» Ч. Айтматова и др. Лезгинский театр ставит на русском языке инсценировку романа М. Хуршилова «Сулак-свидетель», пьесу «Ашуг-Саид». Русский драматический театр осуществил постановку пьес народного поэта Дагестана аварца Г. Цадасы «Сапожник», лакского драматурга А. Амаева «Мечты перед зеркалом». Лакский театр своевременно инсценировал роман И. Керимова «Разрыв». Тот же коллектив актеров показал современное произведение греческого драматурга Нотиса Перьялиса «Девочка с лентой».

 

Этот, далеко не полный перечень спектаклей, увиденных на сценах национальных театров, свидетельствует не только о взаимовлиянии культур, но и о выходе дагестанских театров из узконациональных рамок. Примечательно создание кинофильмов «Так рождается песня» и «Тучи покидают небо». Сценарий первого написал Р. Фатуев, поставлен фильм Расул Гамзатов. В горах мое сердце. Стихотворения и поэмы. М., 1959, стр. 193. Р. Магомедов. Традиции великой дружбы народов. «Дагестанская правда», 13 июня 1966 г. Бакинской киностудией, автор второго – даргинский писатель А. Абакаров. Фильм поставлен Свердловской киностудией с участием дагестанских артистов.

 

Социалистическая по содержанию и национальная по форме культура народов Дагестана так же, как и других народов нашей страны, возникла и развивается как составная часть общей культуры; народности Дагестана с большим желанием перенимают лучшие черты культуры русского и других братских народов. Взаимосвязь и взаимообогащение благотворно влияют на развитие культуры каждого народа м являются одним из источников духовного сближения советских людей.

 

Совершенно правильно утверждение, что «постепенное добровольное слияние нескольких мелких народностей или консолидация их с крупными нациями на основе братского и культурного сотрудничества – процесс прогрессивный, способствующий ускорению роста экономического благосостояния и культурного роста консолидирующихся народностей. Здесь не может быть речи о какой-либо насильственной ассимиляции, ибо слияние и укрупнение народностей может происходить при совместной жизни естественным путем, без принудительных административных мер и вмешательства с чьей-либо стороны».

 

Мы согласны с А. Сатыбаловым, что в «Дагестане (в силу особых условий, многоязычности, по сравнению с однородными национальными республиками) русский язык стал межнациональным языком и постепенно проникает в быт каждой народности, а представители местной интеллигенции на политические, философские и научные темы, как правило, предпочитают говорить по-русски, ибо этот язык значительно богаче, чем их родной язык … распространение русского языка (у них – М.И.) опережает темпы развития местных языков».

 

Справедливо замечание А. Агаева, что «удельный процент населения, для которого русский язык стал родным языком, у безлитературных и бесписьменных народностей намного выше, чем у наций, а также народностей с литературным языком». В этих условиях мерилом национальной принадлежности писателя становится не столько язык, сколько знание национального быта, культуры духовной жизни своего народа.

 

Стирание различий и граней между народами нашей страны происходит под благотворным влиянием объединяющей советской социалистической экономики, культуры и идеологии. В период перехода к коммунизму национальные различия будут все более и более сглаживаться; у одних народностей это происходит с большей, у других – с меньшей интенсивностью.

 

У дагестанских народностей, миновавших капиталистический путь развития нации, переживающий процесс общедагестанской консолидации и имеющих прочные связи с русским народом, сглаживание узконациональных граней и различий происходит быстрее. Дольше, чем у народностей Дагестана, сохраняются национальные особенности и различия у грузинской и армянской социалистической наций. Объясняется это высоким развитием их национальной культуры, устойчивостью национальных языков, на которых создана богатая философско-этическая и художественная литература. На языках этих наций ведется обучение в общеобразовательных, средних специальных и высших учебных заведениях, а также делопроизводство.

 

В отличие от упомянутых наций, для народов Дагестана русский язык стал вторым, межнациональным языком и поэтому здесь более интенсивно происходит процесс сближение с русской культурой. Способствует этому и автономия Дагестана в составе Российской Федерации, которая связывает народности страны гор с русским народом экономическими и культурными узами.

 

Усилившееся взаимовлияние советских наций и консолидационные процессы внутри социалистических народностей наиболее интенсивно протекали в современных условиях. Исходя из этого, новая Программа КПСС в области дальнейшего развития национальных отношений наметила путь еще более тесного и всестороннего сближения социалистических наций и народностей, строящих коммунистическое общество. Сближение и консолидация советских народностей является закономерно-прогрессивным явлением. Оно базируется на общеэкономических, политических и идеологических факторах.

 

Экономика союзных и автономных республик является частью общей советской экономики. Общеизвестно, что крупные промышленные стройки, где бы они не воздвигались на территории нашей страны, поднимаются совместными усилиями советских людей – представителей различных наций и народностей. Экономическое сотрудничество подкрепляется социалистическим соревнованием между промышленными предприятиями, колхозами, совхозами. Взаимно внедряется передовой опыт, происходит обмен технической информацией, изобретениями и т.д. люди труда независимо от национальной принадлежности прокладывают во всех сферах труда и жизни путь к сближению. Современное развитие экономики выходит за рамки узконационального, становится общесоветским. Следовательно и этот признак в наших условиях не может в полной мере быть только национальной особенностью.

 

Несомненно, подверглась резкому изменению и общность психического склада социалистических наций и народностей. В духовном облике становится все больше коммунистических черт. Для каждого представителя социалистических наций и народностей высоким нравственным принципом стал моральный кодекс строителя коммунизма. В этих условиях складываются общие черты морали и быта советских наций.

 

Психический склад народов нашей страны близок к унификации, хотя в каждом из них еще сохраняются отдельные национальные черты и формы, отличающиеся друг от друга. Эти особенности проявляются прежде всего в сфере быта. Что же касается общественной и трудовой жизни, то у народов Советского Союза много общих черт в психологии и характере. Для советского человека, независимо от национальной принадлежности, главное в его психическом складе – любовь к Родине и ненависть к ее врагам, сознательное отношение к труду, социалистический интернационализм и советский патриотизм, коллективизм, постоянное чувство нового и забота о благе советского общества. Эти общие черты психического склада советских людей выработались под воздействием социалистической жизни и марксистско-ленинской идеологии. В отношении этих главных черт психического склада народы Дагестана ничем не отличаются от других народов СССР.

 

Нам кажется, что признаки территории, экономической жизни, психического склада всерьез подвергаются коренной ломке. На нынешнем этапе развития национальных отношений они не могут служить мерилом, отличающим одну социалистическую нацию от другой.

 

За годы социализма в СССР советские народности достигли такого уровня социально-экономической, политической и культурной жизни, что они ни в чем не уступают социалистическим нациям, в некоторых моментах даже опережают их. Так, минуя стадию становления социалистических наций, мелкие народности (в частности и в Дагестане) идут по пути консолидационных процессов в рамках автономной республики. Одновременно усиливается тенденция сближения со всеми социалистическими нациями в единую советскую общность. В процессе строительства коммунизма национальные отличие все больше и больше будут стираться. Ведущим фактором, централизующим социалистические нации и народности, станет советская коммунистическая культура, в ней и воплотятся все лучшие черты культур братских народов.

 

Политическим фактором сближения социалистических наций и народностей является советский государственный общественный строй, базирующийся на равноправии и братском сотрудничестве народов. Общая цель всех советских людей – строительство коммунизма. Идеологическим фактором сближения социалистических наций и народностей утвердил себя единый для всех марксизм-ленинизм, социалистический интернационализм и патриотизм. Огромную роль в сближении социалистических наций и народностей СССР играет язык межнационального общения. Эту роль выполняет русский язык. Велика его роль в области науки, техники, международной жизни.

 

В духовном облике новой социалистической нации, наряду с чертами, отличающими нации друг от друга, все больше становится общих черт, возникших на основе общности экономического и политического строя, общей социалистической идеологии. Все это говорит о том, что «национальные формы не окостеневают, а видоизменяются и сближаются между собой, освобождаясь от всего устаревшего, противоречащего новым условиям жизни. Развивается общая для всех наций интернациональная культура».

 

На современном этапе развития национальных отношений более характерным является не образование новых наций на базе каждой отдельной народности, а новые процессы этнической консолидации и сближения их с социалистическими нациями в единую общесоветскую общность.

 

Происходит все более заметное стирание различий между нациями и народностями. Понятия «нация» и «народность» становятся тождественными, и в ходе коммунистического строительства все больше и больше будут уступать место принципу гражданства.

 

Народы Дагестана, объединенные общностью административной, экономической и культурной, все больше осознают себя не только аварцами, даргинцами, лезгинами и т.д., но и дагестанцами, как они и называют себя особенно за пределами республики. На юбилейных сессиях, торжествах, партийных активах говорят об успехах, достигнутых дагестанцами. Термин «дагестанцы» из географического понятия превращается в понятие этническое.

 

Это становится новым самосознанием всех народов Дагестана. Такое явление характерно для народов, идущих по пути единения и консолидации. Недалеко то время, когда из множества различных народностей Дагестана образуется одна социалистическая нация. Уже в наши дни складываются предпосылки и вырисовывается облик новой этнической общности, рождаемой практикой коммунистического строительства в нашей стране.

 

Процесс общедагестанской консолидации особенно быстро идет на современном этапе. Он отвечает духу исторической Программы КПСС, где говорится, что «развернутое коммунистическое строительство означает новый этап в развитии национальных отношений в СССР, характеризующийся дальнейшим сближением наций и достижением их полного единства… с победой коммунизма в СССР произойдет еще большее сближение наций, возрастет их экономическая и идейная общность, разовьются общие коммунистические черты их духовного облика».

 

Политика сближения и, в конечном счете, слияния наций является объективной закономерностью развития современных социалистических наций. В.И. Ленин писал, что пролетариат ведет линию и «поддерживает все, помогающее стиранию национальных перегородок, все, делающее связи между национальностями теснее и теснее, все, ведущее к слиянию наций».

 

Изучение этнических процессов в Дагестане приводит нас к таким выводам:

 

1.Благодаря национальной политике Коммунистической партии, ранее отсталые в своем развитии народы и этнографические группы Дагестана сложились в социалистические народности: аварскую, даргинскую, лезгинскую, лакскую, табасаранскую, кумыкскую, татскую, рутульскую, цахурскую, агульскую и идут дальше по пути национального сближения между собой в единую социалистическую нацию дагестанцев. Оба эти процесса объективно дополняют друг друга и находятся в тесном диалектическом единстве.

 

2. Одновременно с развитием внутренней общедагестанской консолидации быстрыми темпами происходит дальнейшее сближение народностей Дагестана со всеми народами Советского Союза. «В условиях социализма расцвет отдельных наций органически предполагает их сближение, ибо решающим фактором расцвета наций является их творческое сотрудничество и взаимное обогащение в области материальной и духовной жизни. В жизни народов СССР давно уже стало правилом, когда, например, лучшие достижения культуры той или иной нации немедленно превращаются в интернациональное богатство. Границы между нациями и национально-территориальными образованиями у нас все больше теряют все былое значение».

 

3. Братская экономическая и культурная взаимопомощь советских наций и народностей, их равноправие, построенное на единой социалистической основе и в равной мере удовлетворяющее материальные и духовные потребности, единая цель – построение коммунистического общества – являются порукой сближения всех социалистических наций и народностей и, в конечном счете, слияния их в единый советский народ.

 

В нашей стране складывается новая историческая общность людей различных национальностей, имеющие общие характерные черты – советский народ. Они «имеют общую социалистическую родину – СССР., общую экономическую базу – социалистическое хозяйство, общую социально-классовую структуру, общее мировоззрение – марксизм-ленининзм, общую цель – построение коммунизма, много общих черт в духовном облике, в психологии».

Таким образом, на примере Дагестана видно, что теперь имеется несколько направлений в национальной консолидации малых народностей. Во-первых, как никогда, активно идет процесс слияния мелких этнических меньшинств, близких по территории, языку и культуре, в одну социалистическую народность на основе единого местного языка. Во-вторых, в рамках многонациональной республики активно происходит процесс становления единой социалистической нации на основе русского языка и общесоветской культуры.

 

 

 

Этнокультурный портал «Яран Сувар»

 

 

 

ИХИЛОВ М.М. НАРОДНОСТИ ЛЕЗГИНСКОЙ ГРУППЫ: этнографическое исследование прошлого и настоящего лезгин, табасаранцев, рутулов, цахуров и агулов. Махачкала,1967

 

 

http://alpan365.ru/biblioteka/istoriya-narodov-kavkaza/knigi/narodnosti-lezginskoj-gruppy-2/glava-xi/

 

Просмотров: 1501 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Март 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017