Вторник, 25.04.2017
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Кавказская Албания [0]
Ислам в Лезгистане [10]
Геополитика на Кавказе [1]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2011 » Декабрь » 19 » УВЕРЕНИЕ АПОСТОЛА ФОМЫ, СВИДЕТЕЛЬСТВО ПРОРОКА МУХАММАДА
11:05
УВЕРЕНИЕ АПОСТОЛА ФОМЫ, СВИДЕТЕЛЬСТВО ПРОРОКА МУХАММАДА

       Три религии ветви Авраамовой являются братскими, чтящими Единого Бога. Но между ними существует многовековой раскол, который деятельно поддерживается приверженцами той или иной религии, стремящимися к победе над другими. Печально зрелище враждующих людей, не находящих в себе мудрости и сил победить собственное невежество.

       Есть в Коране один из аятов, вокруг которого не утихают споры, потому что он имеет важнейшее значение, во многом определяющее отношения между тремя авраамическими религиями. Это аят о распятии Иисуса Христа.

 

«И сказали: "Воистину, мы убили Мессию Ису, сына Марьям, посланника Аллаха". Однако они не убили его и не распяли, а это только показалось им. Те, которые препираются по этому поводу, пребывают в сомнении и ничего не ведают об этом, а лишь следуют предположениям. Они действительно не убивали его» (Сура «Ан-Ниса», 4:157).

 

       Данный аят вызывает множество вопросов со стороны представителей всех трёх религий: для иудеев и христиан не подлежит сомнению, что Иисус был распят, только иудеи отрицают воскресение Иисусово, утверждая, что Иешуа был казнён и умер, а христиане уверены, что Иисус воскрес. Мусульмане же в этом отношении занимают весьма противоречивую позицию, доверяя словам Корана о хазрате Исе и об апостолах, но совершенно не доверяя свидетельству самих апостолов о смерти и воскресении Исы. Дошло до того, что в попытке как-то разрешить явные противоречия некоторые из представителей ислама поддерживают старинное и странное мнение о том, что вместо Иисуса был распят кто-то другой.

       Вот, например, «Аль-Мунтахаб фи тафсир аль-Куран аль-Карим», толкование, предложенное Министерством вакуфов Египта (университет Аль-Азхар, Каир, 2000 г.):

       «4:157. Гнев Аллаха обрушился на них за их ложь: они говорили, что будто бы убили Ису, сына Марйам, посланника Аллаха. Но он не был убит ими и не был распят, как они измышляли. Им всё это лишь представилось. Они думали, что убили и распяли самого пророка. На самом деле они убили и распяли другого, похожего на Ису. Потом они сами спорили – убит был Иса или другой. Они все пребывают в сомнении об этом. У них нет об этом никакого знания, а есть только предположения. Они не были уверены, что убили именно его. Они его не убили».

       Вот так... Оказывается, Иисус Христос не был распят, а вместо Него был распят и погиб какой-то неизвестный человек, и не было ни искупительной жертвы, ни смерти, ни воскресения Иисуса…

       «А если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера наша. Притом мы оказались бы лжесвидетелями о Боге, потому что свидетельствовали бы о Боге, что Он воскресил Христа, которого Он не воскрешал, если, [то есть], мёртвые не воскресают» (1-е Кор. 15: 14, 15).

       «А мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Эллинов безумие» (1-е Кор. 1:23), «зная, что Воскресивший Господа Иисуса воскресит чрез Иисуса и нас и поставит пред [Собою] с вами» (2-е Кор. 4:14).

       Эти и подобные им цитаты из евангелий и посланий апостольских звучат в полемике справедливо негодующих христиан, возражающих тем, кто в заблуждении считает, будто Иисус распят не был, и что вместо Него казнили другого человека...

       Впрочем, и самим мусульманам не пристало обманываться утверждениями вроде сделанного, например, ас-Суйути (16 век): «Хитрость Аллаха [состояла] в том, что Он подставил [человека], похожего на Ису, тому, кто намеревался убить его, и убили двойника. А Иса был вознесён на небо». Всякий умственно и нравственно здоровый человек скажет, что такие разъяснения «хитрости Аллаха» сродни богохульству.

 

       Ложное это представление мусульман о подмене Иисуса основано на комментариях, подобных оставленному богословом 14 века Ибн Касиром (1301 – 1373 гг). Полное имя имама – Имад-ад-дин Абу аль-Фида Исмаил ибн Умар ибн Касир аль-Курайши аль-Бусрави (родом из Бусры) ат-Димашки (из Дамаска) аш-Шафи, он написал обширный «Тафсир аль-Куран аль-Азым» (Комментарии к Великому Корану). Этот тафсир считается одним из лучших комментариев, вторым по авторитетности после труда учёного 9-10 веков ат-Табари (Абу Джафар Мухаммад ибн Джарир ибн Йазид ибн Касир ибн Галиб ат-Табари. Его тафсир «Собрание разъяснений к толкованию Корана» – «Джами ал-байан фи тафсир ал-Куран» – многими считается лучшим, но тоже не свободным от некоторых недостатков и противоречий).

       Толкование из тафсира Ибн Касира некоторые современные комментаторы подкрепляют цитатой одного из текстов библиотеки Наг-Хаммади (обнаружена в 1945, опубликована в 1977 г.).

       В свою очередь, комментарий Ибн Касира также не самостоятелен и восходит к каким-то ранним представлениям, дошедшим до Ибн Касира в виде неопределённых слухов и предположений; ведь не очевидцем же он был. Не был он и духовидцем. Он лишь собрал различные сведения, в частности, хадис, который, по его замечанию, восходит к Абдуллаху ибн Аббасу, двоюродному брату пророка Мухаммада. Но в шесть сводов ("аль-Кутуб ас-Ситта") достоверных и хороших хадисов этот рассказ не вошёл и вероучительной силы не имеет, во всяком случае для суннитов.

       Несмотря на высокий авторитет Ибн Касира, его комментарий аята о распятии Исы многими из мусульман считается очень сомнительным, недостоверным. Одно ясно, что комментарий аята в своих подробностях не основан на фундаментальных мусульманских источниках – ни на тексте самого Корана, ни на сборниках достоверных хадисов, потому что там нет ничего, что бы напоминало запись Ибн Касира о подмене Исы.

 

       Среди русскоязычных мусульман получили распространение различные переводы комментария Ибн Касира, относящегося к разбираемому аяту (приведены отрывочно):

       «Когда Иисусу стало известно о намерении врагов его и о том, что вознесен он будет к Господу, он вышел к апостолам и сказал: "Кто из вас согласен принять мой облик и быть распятым вместо меня? Тот получит в Раю степень, равную моей". Встал самый молодой из них и сказал: "Я!" Иисус отказал ему. Затем он еще раз встал и сказал: "Я!" Ему снова было отказано. Тот в третий раз встал и сказал: "Я!" Иисус ответил: "Хорошо, это будешь именно ты!" По воле Всевышнего этому юноше был придан облик Иисуса, после чего сам Иисус был вознесен к Господу. Юноша же был распят вместо него». (Ибн Касир. «Тафсир аль-Куран аль-Азим [Комментарии к Великому Корану]»: В 4 т. Бейрут: аль-Хайр, 1991, т. 1, с. 633).

       В иной передаче тафсир Ибн Касира приводится так:

       «Получив приказ, правитель Иерусалима тут же приступил его исполнять. С группой иудеев он направился туда, где проживал Иса. Он был в окружении близких ему людей. Числом они были двенадцать, тринадцать или семнадцать.

       Это случилось в ночь с пятницы на субботу. Иудеи окружили их, готовые ворваться к ним, либо они сами должны были выйти к ним – другого выхода не оставалось; поняв это, Иса обратился к своим соратникам: «Кто примет мой облик, тот будет пребывать со мной в раю», – сказал он. Один юноша дал знать, что он готов к этому. Пророк посчитал его несколько молодым и повторил свои слова во второй и в третий раз. И каждый раз отзывался тот юноша. «Ты тот!» – сказал Иса. И Аллах придал юноше облик Исы. В потолке дома разверзлась дыра. Ису обуяла сонливость. В таком состоянии он вознесся в небеса. После вознесения его друзья вышли наружу. Иудеи приняли того юношу за Ису, и схватив его, распяли, надев ему на голову венок из колючек».

       Часть тафсира аята об Исе приводится в книге Мухаммада ибн Сулеймана ат-Тамими «Китаб ат-Таухид» (Книга Единобожия), глава 2 («Добродетель таухида и какие из грехов он искупает»). По переводу именно этого сочинения большинство русскоязычных читателей и получают в основном представление о комментарии Ибн Касира к кораническому аяту о распятии Исы.

       Жаль, что в России пока отсутствует выбор полных и выверенных переводов лучших тафсиров Корана на русский язык, снабжённых необходимым научным аппаратом, но это, конечно, кратковременное затруднение.

       Поскольку вышеупомянутые переводы, имеющие хождение в отрывочном виде, не дают представления об интересующем нас комментарии аята, здесь приводится перевод, первоначально сделанный с английского перевода тафсира Ибн Касира (оба перевода оставляли желать лучшего), а затем уточнённый по арабскому тексту сотрудником Центра Корановедения при Дагестанском Госуниверситете.

 

       «Когда Аллах послал Ису со знамениями и наставлением, евреи – проклятие, гнев, страдание и наказание им от Аллаха – позавидовали ему из-за пророчества и очевидных чудес. [Иса] исцелял слепых и прокажённых и возвращал мёртвых к жизни с дозволения Аллаха, делал фигурку птицы из глины и дул на неё, и она превращалась в живую птицу и улетала, с соизволения Аллаха [Аллах – далее "Бог". – Прим. переводчика]. Иса совершал и другие чудеса, которыми Бог удостоил его и претворял их руками Исы, тем не менее евреи отвергали и выступали против него, и делали всё возможное, чтобы навредить ему. Пророк Бога Иса не мог подолгу жить ни в одном городе, и он вынужден был часто странствовать со своей матерью, мир им. И даже так евреи были не удовлетворены, и они пошли к тогдашнему правителю Дамаска [Префект Иудеи подчинялся непосредственно легату римского кесаря в Сирии. – Прим. перев.], греку-многобожнику, который поклонялся светилам. Они довели до него, что есть человек в Бейт аль-Макдисе [Бейт-hа-Микдаш, Храм, Дом Святости – название Иерусалима. – Прим. перев.], вводящий в заблуждение и разделяющий людей в Иерусалиме, и возмущающий подданных правителя. Правитель разгневался и написал своему представителю в Иерусалиме схватить упомянутого человека, распять его, надеть на него венец из тёрна, и [тем самым] прекратить его вред людям.

       Когда представитель правителя в Иерусалиме получил эти распоряжения, он подчинился ему и пошёл с несколькими евреями к дому, в котором находился Иса, а тот был с двенадцатью-тринадцатью [учениками], и есть версия, что их было семнадцать. Это было вечером с пятницы на субботу. Они окружили Ису там, и когда он почувствовал, что они вскоре войдут в дом или ему придётся, рано или поздно, покинуть его, он сказал своим сподвижникам: «Кто согласится принять мой облик, за это он станет моим спутником в Раю». Вызвался юноша, но Иса счёл, что он слишком молод. Он задал вопрос во второй и в третий раз, и каждый раз вызывался юноша, тогда Иса сказал: «Ты – тот [досл.: «Ты – он». – Прим. ред.]». Бог сделал юношу полностью похожим на Ису, и в это же время разверзлась крыша дома, а Иса заснул и спящим вознёсся на небеса.

       Бог сказал: «И (помни), когда Аллах сказал: О Иса! Я заберу тебя и вознесу тебя к Себе!»

       Когда Иса вознёсся, те, кто были в доме, вышли. Когда окружившие дом евреи увидели того юношу, они подумали, что это Иса. Итак, они схватили его ночью, распяли его и надели терновый венец на его голову. Евреи потом рассказывали, что они постарались в его распятии, и радовались содеянному. Некоторые христиане приняли их ложные утверждения [за правду] благодаря своему невежеству и недостатку ума, кроме тех, кто был в доме с Исой, они подтвердили Его вознесение на небеса, а другие же думали, так же как и евреи, что распятый человек есть Иса сын Марйам. Они даже сказали, что Марйам сидела под трупом распятого человека и плакала, и говорят, что он разговаривал с ней, но Бог знает об этом лучше.

       Это было испытанием Бога Его рабов, так как в этом была заключена великая Мудрость. Бог объяснил тот случай в Священном Коране, который Он послал Своему Посланнику, которого Он поддерживал чудесами и ясными, неоспоримыми свидетельствами. Бог – Самый Правдивый, Он Господь миров, Который ведает тайное и сокровенное, сокрытое на земле и в небесах; ведает о том, что произошло, что произойдёт, и что не произошло, а если бы [это] произошло, то как оно произошло бы – сказал: «Но они его не убили, не распяли его, но это им только показалось» – то есть они увидели подобного ему и они подумали, что это Иса.

       Вот почему Бог затем сказал: «А те, кто разделились во мнениях, полны сомнений. У них нет точного знания, они следуют только своим предположениям» – относительно евреев, которые утверждали, что убили Ису, и невежественных христиан, которые поверили им. На самом деле все они находятся в смущении, заблуждении и замешательстве. Вот почему Бог далее сказал: «Определённо, они его не убили» – имея в виду, что они не уверены, что тот, кого они убили, был Исой. Скорее, они в сомнении и смущении по этому вопросу. «Это Аллах вознёс его к Себе. Ведь Аллах Всевышний, Всесильный», имея в виду – Он Всемогущий, и Он никогда не бывает слабым, и никогда те, кто ищет прибежище в Нём, не будут подвергнуты позору.

       «Всемудрый» – во всём Своём предопределении и решениях по поводу творимых Им дел. Только Богу принадлежит великая Мудрость, неоспоримое Доказательство, величайшее Господство и вечная Власть.

       Ибн Аби Хатим записал, что Ибн Аббас сказал:

       «Как раз перед тем, как Бог вознёс Ису на небеса, Иса пошёл к своим спутникам, которых было двенадцать в доме. Когда он вышел к ним из [дверного] проёма, с его волос капала вода, и он сказал: «Среди вас находится тот, кто двенадцать раз [т.е. многократно – Прим. перев.] усомнится во мне [досл. – не уверует в меня], – после того как он поверил в меня». Затем он спросил: «Кто пожелает, чтобы его облик предстал как мой, и быть убитым вместо меня? Тот пребудет со мной, имея такую же степень».

       Один самый молодой среди них пожелал, а Иса попросил его сесть. Иса снова спросил добровольца, и снова встал самый молодой, и Иса снова попросил его сесть. Затем Иса ещё раз спросил, и этот юноша вызвался снова, и Иса сказал: «Ты – тот». Сходство с Исой было придано этому человеку, и в то же время Иса вознёсся на небеса через отверстие в доме. Когда евреи пришли в поиске Исы, то обнаружили молодого человека и распяли его.

       Некоторые из Иисусовых последователей двенадцать раз усомнились в нём [досл. – не уверовали в него], – после того как они поверили в него. Затем они разделились на три группы. Одна группа, ал-Якубийях [якобиты], сказала: «Бог пребывал с нами столько, сколько Он желал, и затем вознёсся на небеса». Другая группа, ан-Настурийях [несториане], сказала: «Сын Бога был с нами столько, сколько он желал, и Бог взял его к Себе». Другая группа, Муслимы [мусульмане], сказала: «Раб и Посланник Бога оставался с нами столько, сколько Бог желал, и Бог затем взял его к Себе». Эти две группы неверующих объединились против муслимов и уничтожили их. И с тех пор как это произошло, Ислам был сокрыт, пока Бог не послал Мухаммада».

       Это утверждение имеет достоверную цепочку повествования, ведущую к [Абдулле] Ибн Аббасу, и Ан-Насаи рассказал это со слов Абу Курайба [Мухаммада бин ал-Ана ал-Хамадани], который передал это от Абу Муавии [ибн Абу Суфьяна].

       Многие из числа салафитов [сподвижников пророка Мухаммада – Прим. перев.] упоминали, что Иса спросил их [т.е. своих сподвижников]: «Кто из вас желает изменить свой облик на мой, чтобы быть убитым вместо меня - он будет моим спутником в Раю».

 

       Имени юноши комментатор не назвал, что и не удивительно, ибо не назвал даже точное количество высших апостолов, присутствовавших с Иисусом на Тайной Вечере: согласно тафсиру, их было двенадцать-тринадцать или же семнадцать. (Возможно, что 17 здесь – это испорченное в процессе передачи число 70 учеников Иисуса; Лк.10:1). Удивительно, что арест происходит в ночь с пятницы на субботу, в Шаббат. То, что, согласно тафсиру, арест происходит не в Гефсиманском саду, а на пороге дома, в котором разверзлась крыша (?), также не соответствует действительности.

       Крыша могла обветшать задолго до того, как в доме состоялась Тайная Вечеря, а позже апостолы, благодарные хозяину, починили её, вот и запомнилась людям крыша, и лишь потом вошла в рассказ о достопамятных событиях уже как встроенная в причинно-следственную связь с вознесением.

       Вероятно также, подробности рассказа о вознесении Иисуса через крышу навеяны и историей ночного вознесения пророка Мухаммада, поведавшего: «Когда я был в Мекке, в потолке моего дома возникла щель, и снизошёл Джибрил… затем он взял меня за руку и поднялся со мной на небо» (Муслим, «аль-Джами ас-Сахих», 163). В ночь Мираджа Мухаммад увидел приближение Архангела Гавриила сначала как прибывающий яркий свет, проникающий сквозь потолок, что зрительно воспринималось, как будто крыша раскрылась. Но есть разница между словесными образами, условно, упрощённо передающими восприятие событий, и действительностью (так, например, не солнце обегает землю, а земля вращается вокруг солнца, которое на самом деле никуда не поднимается и не садится). А подразумеваемая всеми, и говорящим и слушающими, степень условности речи отсутствует в тафсире о событиях Гефсиманской ночи.

       И вот, почему-то в сонном состоянии (а это есть лишь предвзятая подгонка рассказа к ошибочному толкованию слова "таваффа" в аяте 3:55), Иисус через прореху в рукотворной перегородке между мирами вознёсся в небеса. Всё учёл предусмотрительный рассказчик: есть дыра в потолке – есть вознесение, нет дыры в потолке – нет вознесения.

       Не абсурдна ли представленная в тафсире картина "вознесения" Исы? Или всё-таки процесс вознесения не столь механистичен, и для этого не требуется отверстий в потолке? В евангелии вознесение Иисуса описано именно как внутренний процесс, затрагивающий не только сознание, но преображающий и плоть человека, причём процесс этот растянут во времени; он начался до воскресения Иисуса (Мк. 9:1-10) и закончился после. Так, при радостной встрече Марии Магдалины с Иисусом Он сказал ей: «Не прикасайся ко Мне, ибо Я ещё не восшёл к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему» (Ин. 20:17).

       Похоже, что сочинил записанный Ибн Касиром рассказ о вознесении Иисуса человек с неразвитым сознанием при ещё меньших знаниях и мыслящий грубо-материалистически. Но вероятнее всего, этот нелепый миф был продуктом творчества многочисленных пересказчиков, постепенно допускавших в первоначально верном рассказе о событиях упущения и замену недостающих подробностей собственными домыслами, и нельзя исключать, что и кем-то сознательно запущенной ложью. А до современников пророка Мухаммада и до Ибн Касира дошла всего лишь одна из множества существовавших к тому времени вариаций истории.

 

       Так, например, Ибн Касир лишь повторяет дальше в своём комментарии рассказ, записанный ат-Табари и в его «Собрании разъяснений к толкованию Корана» («Джами ал-байан фи тафсир ал-Куран»), и в сочинении «История Посланников и царей» («Тарих ар-Русул ва-л мулук»). Ат-Табари пишет, что «один из апостолов пришёл к иудеям и сказал: "Что вы дадите мне, если я приведу вас к Мессии?" И они дали ему тридцать сребреников. Он взял их и привёл их к нему. А они прежде не знали, где находится Мессия. Но теперь они схватили его, связали, привязали к верёвке и повели его, говоря: "Ты, оживлявший мёртвых, прогонявший Сатану и излечивавший одержимых, попробуй-ка освободиться от этой верёвки!" Они плевали в него и бросали шипы на него, пока не привели к деревянному столбу, на котором они хотели распять его. Но Аллах поднял его в небо до распятия, и им только показалось, что они распяли его.

       Прошла неделя. Тогда его мать и одна женщина, которую Иса исцелил от кровотечения, пришли плакать на место распятия. Но Иса явился им и спросил: "О чём вы плачете?" Они сказали: "О тебе", после чего он ответил: "Аллах поднял меня в небо, и ничего худого не случилось со мной. Им [иудеям] только представилось. Скажите апостолам, чтобы встречали меня в таком-то и таком-то месте". Они встретили его в том месте, – одиннадцать из них, поскольку тот, кто предал его иудеям, отсутствовал. Иса спросил апостолов о нём. Они сказали: "Он раскаялся в том, что сделал, и удавился". Иса сказал: "Если он раскаялся, то Аллах простит его"» (2:23).

       Там же, но чуть ниже (2:25), ат-Табари упоминает, что при царе Ироде Младшем «был распят похожий на Мессию».

       То есть в одном месте текста говорится о распятии призрака, или даже просто о воображаемом объекте, в другом же о распятии человека из плоти и крови, но лишь похожего на Иисуса и, опять же, ставшего заменой Иисусу вследствие массового наваждения – и всё это в передаче одного и того же автора.

       Также в передаче аль-Байдави (Абдулла ибн Омар ибн Мухаммад Насир ад-Дин аль-Байдави; ум. в 1286 г.), автора тафсира «Анвар ат-Танзиль ва Асрар ат-Тавиль» («Светоч Откровения и Тайны Разъяснения»), говорится: «Группа евреев прокляла Христа и его мать. Они навлекли на них зло, но [Аллах], хвала Ему, превратил их в обезьян и свиней. Евреи объединились, чтобы убить его, но Аллах, хвала Ему, сообщил ему [Иисусу], что Он собирается вознести его на небеса. Таким образом, [Иисус] сказал своим друзьям: «Кто, похожий на меня, желает быть схваченным ими и убитым и распятым, а затем попасть в рай?» Один из них вызвался добровольно сделать это, и Аллах сделал его похожим на Христа. Затем он был схвачен, распят и убит. Также говорят [о распятом], что он был предателем, который пришёл к толпе [иудеев], чтобы привести её к Христу, но Аллах сделал его похожим на Иисуса и он сам был арестован, распят и убит».

 

       Некоторые считали, что вместо Иисуса был казнён Иуда Искариот, не замечая или не понимая, что тем самым представили предателя спасителем, а Спасителя – предателем. Но Иуда не мог быть арестован и распят вместо Христа, ибо сам указал на Иисуса, а затем выбросил тридцать сребреников и повесился. А возникло то странное предположение, видимо, потому, что уж очень отвратительна для сознания верующих людей история с подменой Исы и казнью невинного человека. Раз так, то значит, несчастный был очень плохим, проклятым человеком, достойным позорной смерти. Только предатель Иуда Искариот как нельзя лучше подходил на роль невольной жертвы, и поделом – кто другому яму роет, сам в неё попадает. И хитрость Аллаха уже не выглядит несправедливой жестокостью, но лишь справедливым воздаянием...

       Имя Иуды Искариота как человека, якобы распятого вместо Иисуса, упоминают среди прочих версий средневековые комментаторы ат-Табари и Мукатил. Вместе с тем, ат-Табари в «Истории о пророках и царях» (2:23) сообщает об Иуде лишь как о раскаявшемся предателе, но не как о человеке, распятом вместо Иисуса Христа. Версия об Иуде изложена и в так называемом «Евангелии от Варнавы» – подделке 16 века, доказанной многими исследователями. В общем, в историях с подменой Исы Иудой Искариотом самоочевидны сплошные противоречия, не говоря уже о том, чтобы рассматривать их в свете Евангелий.

       Однако выдумка об Иуде Искариоте распространилась так широко, что достигла даже Японии. Иисус, оказывается, избежал распятия, и смерти вместо него был предан его брат Искири (в имени легко угадывается "Искариот"), а сам Иисус, через всю Сибирь дойдя до Аляски, сел на корабль и укрылся от римских легионов в Японии, в местечке Шинго, где до самой смерти хранил как реликвию отрезанное ухо Искири...

 

       Среди некоторых раннехристианских сект сторонников докетизма (от греч. dokeo – казаться) называлось имя Симона Киринеянина как того, кто якобы подменил Иисуса на кресте.

       «Вот убедительность обманщика! Подобно сему о Христе думает он как о являвшемся призрачно. Говорит же, что во Христе видимое – мечта, а не человек, что Христос не воспринимал на себя плоти.

       Слагает же для нас новое лицедейное произведение этот новый лицедей, в слове о кресте Христовом говоря, что пострадал не Иисус, но Симон Киринейский. Ибо когда Господь был уже вне Иерусалима, как видно по связи евангельского повествования, задеша некоему Симону Киринею понести крест (Мк.15:21; Мф.27:32). В этом Василид находит для себя случай сложить своё сказание и говорит, что Господь Симона во время несения им креста преобразил в Свой вид, а Себя в вид Симонов, и Симона вместо Себя предал на распятие. Когда же был он распинаем, Иисус стоял тут невидимо, посмеиваясь над распинающими Симона. И Сам вознёсся в пренебесные страны, предав Симона на пригвождение ко кресту, и не пострадав удалился на небо; распят же был Симон, а не Христос… Таковы отрывки из мифологии сего обманщика…» (Епифаний. «Против Василида и двадцать четвёртой ереси», 3).

       Для чего было бежать от распятия призрачному духу, изначально не имевшему плоти и потому неуязвимому для людей, бессильных причинить ему вред, и предавать вместо себя на казнь человека во плоти – осталось тайной запутавшегося во лжи Василида, не видевшего очевидных противоречий в своих подлых измышлениях. Впрочем, когда это смущало лжецов?

 

       При взгляде на различные сообщения средневековых комментаторов видны как их общие черты с записью Ибн Касира, так и отличия, показывающие, что недостатка в различных домыслах относительно распятия Исы не было. К тому же надо учитывать, что некоторые из ранних мусульман, забыв о запрете на ложь, старались друг друга перещеголять, соревнуясь в сочинении хадисов.

       Всё это, конечно, лишний раз свидетельствует о степени достоверности рассказа об обмане Иисуса, и о том, насколько можно доверять такому рассказу, основанному на слухах и предположениях, сделанных неизвестно кем и зачем.

       Так кто же был взят и распят – Иисус, Симон, Иуда, или вообще кто-то неизвестный, просто "некто", капитан Nemo?

       «У них нет об этом никакого знания. Они следуют лишь предположениям, хотя предположения не могут заменить истину» (Сура «ан-Наджм» – «Звезда», 53:28).

 

 

 2.

 

       Среди двенадцати высших учеников Иисуса был и другой по имени Иуда, «не Искариот» (Ин. 14:22), более известный как Фома-Близнец. «Иуда, раб Иисуса Христа, брат Иакова» (Соборное послание апостола Иуды, 1). Один лишь апостол Фома был очень похож на Иисуса, за что и получил своё прозвище – Близнец. (Само арамейское слово Фома [тома], равно как и еврейское [т’ом], как и греческое Дидим (Didymos), – означает Близнец, Двойник). Только был он моложе и смуглее Учителя. А достоверно известно, что Фома не был ни повешен, ни распят, ни даже арестован.

       Ранее, когда Иисус хотел пойти в Иудею, к Лазарю из Вифании, ученики не решались пойти и пытались найти отговорку: «Равви! Давно ли иудеи искали убить Тебя камнями, и Ты опять идёшь туда?» Видя, что ученики медлят в смятении и нерешительности, Иисус, не желая их принуждать в опасном выборе, но сурово верный высшей воле, уже собрался идти один, и апостол Фома, готовый отдать жизнь за Учителя, не стерпев позора, воскликнул: «Пойдём и мы умрём с Ним!» (Ин. 11:16). Тогда апостолы, устыдившись своего минутного малодушия, дружно воспрянули духом и отправились вместе с Иисусом, решив, что лучше умереть с Ним, нежели предать, оставив Учителя одного.

       Во время Тайной Вечери Иисус сказал ученикам, что вскоре они оставят Его; «"Ибо то, что о Мне, приходит к концу". Они сказали: "Господи! Вот, здесь два меча". Он сказал им: "Довольно". И вышед пошёл по обыкновению на гору Елеонскую; за Ним последовали и ученики Его» (Лк. 22: 37, 38).

       Во время ареста в Гефсиманском саду «приходит Иуда, один из двенадцати, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и книжников и старейшин» (Мк. 14: 43), чтобы взять Иисуса.

       «Иисус же, зная всё, что с Ним будет, вышел и сказал им: "Кого ищете?" Ему отвечали: "Иисуса Назорея". Иисус говорит им: "Это Я"… И когда сказал им: "Это Я",– они отступили назад и пали на землю». (Ин. 18: 4-6).

       Произошло первое замешательство – слишком величествен и светел был облик Того, Кого они пришли схватить, и со властью Он произнёс слово: «Это Я». Не все, конечно, попятились; но у воинов был приказ, они должны были его выполнить.

       И тогда вперёд выступил апостол Фома-Близнец. Желая спасти Иисуса, он, используя своё большое сходство с обликом Учителя, решил выдать себя за Него, чтобы быть взятым вместо Него, и сказал, что Учитель – это он. Ученики же смолчали, в надежде на спасение Иисуса подыграв Фоме, хотя и были изумлены его дерзкой выходкой. Фома даже позволил себе недолгое препирательство с Учителем, продолжая настаивать на том, что Иисус – он, а своего Учителя выставляя как ученика, который напрасно старается его спасти. Те, кто хотели взять Иисуса, при виде чрезвычайно, словно близнецы похожих людей пришли в новое замешательство: который же из двух Иисус, старший или более молодой, и кого из них они должны арестовать?

       «…Стоял же с ними и Иуда, предатель Его» (Ин. 18:5). Стоял, страшась совершить последний шаг на пути предательства – прямо указать на Того, с Кем спорил наедине перед самой Вечерей в комнате за занавеской. Пусть не он выдаст, показав своей рукой и возложив её по обычаю на обвиняемого, пусть другие сами Его схватят.

       Слуги спросили Иуду – кто из двух настоящий Иисус? Привёл к нему, так показывай.

       «Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его, и ведите осторожно» (Мк. 14:44; Мф. 26:48; Лк. 22:47).

       Иуде Искариоту не было надобности целовать ученика, но поцелуй Учителю должен был подчеркнуть почтение к Нему и обозначить Его действительное положение.

       «И тотчас подошед к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его» (Мф. 26:50).

       «Иисус же сказал ему: Иуда! Целованием ли предаешь Сына Человеческого?» (Лк. 22:48).

       Не посмел Иуда просто возложить на Него руку как на виновного. Ученики же сильно волновались, и хотели защитить Учителя. У Петра и Фомы были те самые два меча (Лк. 22:37). Фома очень хорошо владел мечом, и по слову Учителя был готов его применить. Воины же, видя возбуждённую горстку тальмидов, и будучи взбудоражены сами, решили взять заодно с Иисусом и Его последователей, и начали уже это делать, хватая их за руки и одежды.

       «Опять спросил их: "Кого ищете?" Они сказали: "Иисуса Назорея". Иисус отвечал: "Я сказал вам, что это Я; итак, если Меня ищете, оставьте их, пусть идут". (Да сбудется слово, реченное Им: "из тех, которых Ты Мне дал, Я не погубил никого")» (Ин. 18: 7-9).

       «Бывшие же с Ним, видя, к чему идёт дело, сказали Ему: "Господи! Не ударить ли нам мечом?" И один из них ударил раба первосвященникова и отсек ему правое ухо» (Лк. 22: 49, 50).

       Смиряя учеников, Иисус воскликнул, попросив: «Оставьте!..», но так как они Его не слушали, решив отстаивать Учителя во что бы то ни стало, гневно и громко закричал, прекращая безумие: «Довольно!!!». Лишь тогда ученики опомнились и остановились.

       Иисус, коснувшись уха раненого, исцелил его. (Лк. 22:51). А Шимону-Петру сказал:

       «Возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут; или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? Как же сбудутся Писания, что так должно быть?» (Мф. 26: 52-54).

       «Неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец!?» (Ин. 18:11).

       Услышав приказ Учителя Петру, и Фома не стал браться за меч. Теперь слуги первосвященника могли взять Иисуса беспрепятственно. Но, поражённые чудом исцеления, попятились и пребывали в нерешительности и ожидании, что теперь станет делать святой пророк, ибо без Бога такие чудеса не творятся.

       «Тогда Иисус сказал им: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня; каждый день бывал Я с вами в храме и учил, и Вы не брали Меня; но да сбудутся Писания» (Мк. 14: 48, 49; Мф. 26:55).

       «Тогда подошли, и возложили руки на Иисуса, и взяли Его». (Мф. 26:50).

       А так как ученики пошли за Учителем, то воины, уже не особенно стараясь, снова пытались захватить и их.

       «Тогда все ученики, оставивши Его, бежали» (Мф. 26: 55, 56; Мк. 14:50).

       «Один юноша, завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за Ним; и воины схватили его. Но он, оставив покрывало, нагой убежал от них» (Мк. 14: 51, 52).

       Так сбылось старинное пророчество: «И самый отважный из храбрых убежит нагой в тот день» (Амос 2:16).

       Это и был апостол Фома-Близнец. Таково моё свидетельство о том, как Иуда-Двойник пытался спасти Учителя. Это истинное свидетельство участника событий той ночи.

       Также это видел и тот, кто был некогда пророком Даниилом.

       «МЫ ГОВОРИМ О ТОМ, ЧТО ЗНАЕМ, И СВИДЕТЕЛЬСТВУЕМ О ТОМ, ЧТО ВИДЕЛИ…» (Ин. 3:11).

 

       Отчего же описываемый эпизод не вошёл в евангельские описания взятия Иисуса? Из-за ответа Иисуса Фоме, содержащего тайный пророческий смысл: «Ты – тот. (...) Тот пребудет со мной, имея такую же степень». Свидетели события и те, кому они рассказали о предсказании, были немало изумлены словами Учителя, и часть Его слов искажённым отголоском приведена в записи Ибн Касира. Но смысл был совсем не в том, что Фома будет распят вместо Учителя – это уже позднейшее извращение.

       И вот я смотрю на комментарии, и в свете истинного события, – когда апостол Фома попытался выдать себя за Иисуса, говоря воинам: «Это Я», – выделяю следующие слова, напоминающие препирательство Фомы с Учителем во время Его ареста в Гефсиманском саду: «Встал самый молодой из них и сказал: "Я!" Иисус отказал ему. Затем он еще раз встал и сказал: "Я!" Ему снова было отказано. Тот в третий раз встал и сказал: "Я!"».

       Старание Фомы спасти ценой своей жизни Иисуса окончательно подтвердило Ему, что именно Фоме суждено стать тем, кто однажды удостоится такой же степени служения. Несомненно, устное предание о стремлении Иуды Фомы уберечь Учителя, подменив Его, существовало; и исходило оно от самих апостолов и ранних христиан.

       (...Правильно и то, что Фома-Близнец имел облик как у Иисуса, и даже возраст Фомы назван правильно – он был молодым неженатым человеком среди высших апостолов, а женатых называли не юношами, но мужами. Как у жизнеописателей апостола Фомы юноша стал вдруг зрелым мужем, они и сами толком объяснить не смогут, ведь Фома в Евангелии (Мк.14:51) назван «юношей». Возможно, с намёком, ибо созвездие Близнецов в античности называлось также и "Юношами"…

       Фоме, как человеку несемейному, конечно, легче было вызваться заменить Иисуса. Но, во-первых, решающую роль в тех обстоятельствах играло именно сходство его облика с Иисусом. Во-вторых, другие апостолы, когда хитрость не удалась, тоже были готовы пойти на самопожертвование, и лишь приказ Учителя заставил их смириться с арестом.

       Правильно в записанном Ибн Касиром рассказе и то, что Иисус отверг попытку Фомы избавить Его от взятия под стражу, суда и казни.

       Иехуда, как и другие апостолы, пытаясь уберечь любимого Учителя во время взятия в Гефсиманском саду, не мог в тот момент понять, что как он хочет отдать свою жизнь за праведника, чтобы спасти Его, так Сам Иешуа хотел отдать Свою жизнь за грешников, чтобы спасти их, и отдавал Себя не в руки грешников, подчиняясь их воле, а Бога, следуя Его воле...)

       Но со временем правда причудливо видоизменилась в надуманную историю, а проще говоря, в лживую сплетню о том, будто бы Иисус и на самом деле искал, кто бы Его подменил на кресте, и что, якобы, вместо Иисуса был распят похожий на него человек. Снова повторим: единственным, у кого был облик Иисуса, был сын Марии Клеоповой Иуда по прозванию Фома-Близнец. И записанное ат-Табари и Мукатилом имя Иуды лишь наводит на мысль, что изначально в предании о двойнике оно относилось не к Искариоту, а именно к Фоме-Дидиму. Didymos – Двойник.

       Мусульманам не надо доказывать, что родственники могут быть похожи; так, известно, что на пророка Мухаммада были очень похожими пять мужчин из рода Абд Манафа (среди них и двоюродные братья пророка Абу Суфьян ибн аль-Харис ибн Абдель Мутталиб, Кусам ибн аль-Аббас ибн Абдель Мутталиб, дядя пророка Джафар ибн Абу Талиб). Люди со слабым зрением их порой путали с пророком, но не настолько же, чтобы и на самом деле принять за пророка.

       Поскольку Иисус и Иуда-Фома являлись хоть и не родными братьями, но всё же близкими родственниками, не приходится удивляться, что Фома был очень похож на Иисуса, но он не был ни распят, ни даже задержан вместо Иисуса, хотя и хотел Его заменить во время ареста.

       Поэтому слова о том, что убили и распяли похожего на Ису человека, а не самого Ису – не соответствуют истине, что бы там ни говорили василидиане, сетиане и прочие мифотворцы о подмене Иисуса Симоном Киринеянином или кем другим. Да и не могло быть так, что все – и первосвященник, и старейшины, и множество других евреев, и тысяченачальник, и воины, и Пилат – вдруг разом потеряли последние остатки разума, и в жутком всеобщем опьянении или горячечном бреду распяли кого-то другого, а не Иисуса.

       «Но они не убили и не распяли Его, им лишь привиделся Его облик», читаем у переводчицы Корана Б.Я. Шидфар, которой удалось передать только мнения отдельных истолкователей, но не сам текст аята. Если злодеям привиделся лишь облик Исы, а Сам Он распят не был, в таком случае придётся предположить, что вместе со всеми убийцами в том же повальном опьянении или помрачении рассудка находились также и Мать Иисуса, и ученики (в том числе и Фома-Близнец!), скорбевшие и рыдавшие почему-то именно по Иисусу, хотя, якобы, вместо него распяли другого… Скорее, бредят наяву те, кто думает, что так могло быть, или что люди здравомыслящие способны в это поверить.

 

       Магдалина билась и рыдала,

       Ученик любимый каменел,

       А туда, где молча Мать стояла,

       Так никто взглянуть и не посмел.

                                        (А. Ахматова. «Реквием». 10.2).

 

       Невозможно себе представить Иисуса Христа хихикающим от удовольствия, как ловко ему удалось всех одурачить (также и Свою Мать) и избежать казни, отправив вместо Себя на смерть невинного человека! И как, интересно, это бы Ему удалось? Помочь тащить крест – это одно, а взойти на крест вместо другого – это Симону Киринеянину, даже при всём его желании, не позволил бы никто.

 

       Но даже если бы вместо Иисуса распят был кто-то другой, то его мёртвое тело так и лежало бы в опечатанной гробнице, охраняемой бдительной стражей, которой грозила смертная казнь за нарушение приказа.

       С одной стороны – воины не позволили бы вынести труп: своя жизнь дороже, и становиться самим мертвецами никто не торопился. То, что им потом посулят деньги и полную безопасность за лжесвидетельство (Мф. 28: 12-15), никто из стражи не мог знать заранее, в сам момент "похищения" тела. Поэтому-то, когда Иисус воскрес и гробница опустела, «некоторые из стражи, вошедши в город, объявили первосвященникам о всём бывшем» (Мф. 28:11). То есть – честно выполнили свой долг, при этом со страхом ожидая, что их постигнет жестокое наказание.

       С другой стороны – апостолам, согласно тафсиру, бывшим свидетелями вознесения Исы (то есть знавшим всю правду!), не было никакой надобности оскверняться в шаббат и с риском для жизни выкрадывать труп другого человека. Наоборот, в интересах сторонников Иисуса было бы оставить всё как есть, чтобы гонители Иисуса подумали, что расправились с Ним, и отстали бы от Него, прекратив поиски – ведь для этого-то и была затеяна подмена, не так ли?

       Более того! Зачем вообще им и самому Иисусу было разыгрывать глупое и гнусное представление с подменой, кровавой игрой в трупы и призраки, если и так, согласно тафсиру, во время ареста Иса вознёсся и стал недосягаем для преследователей? Просто приключений захотелось?.. Или это для того, чтобы таким, непременно извращённым, предательским способом убедить всех, и себя самих, что сбылось предсказание Иисуса о том, что Он воскреснет? Предсказание, о котором потрясённые горем ученики Исы забыли, которое не понимали? (См. Мк. 9:10; Лк. 18:34; Ин. 20:9).

       «Когда же воскрес Он из мертвых, то ученики Его вспомнили, что Он говорил это, и поверили Писанию и слову, которое сказал Иисус» (Ин. 2:22).

 

       «Опять спросил их: "Кого ищете?" Они сказали: "Иисуса Назорея".

       Иисус отвечал: "Я сказал вам, что это Я; итак, если Меня ищете, оставьте их, пусть идут", –

       Да сбудется слово, реченное Им: "Из тех, которых Ты Мне дал, Я не погубил никого"» (Ин. 18: 7-9).

       Не погубил никого!

       У талмудических иудаистов есть "заместительная жертва", когда читающий чёрное заклинание, – язык не поворачивается назвать это омерзительное действо молитвой, – словно колдун вуду размахивая петухом над головой, приносит чужую жизнь в жертву вместо своей жизни, чужое благополучие – в жертву собственному блаженству и покою. Так поступают сыны дьявола. Независимо от национальности или религии. Иисус же, полностью оправдав своё имя, наоборот, принёс свою жизнь для искупления чужих жизней, и это, хоть и весьма своеобразно, признали даже его враги.

       «Один же из них, некто Каиафа, будучи на тот год первосвященником, сказал им: вы ничего не знаете, и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб. Сие же он сказал не от себя, но, будучи на тот год первосвященником, предсказал, что Иисус умрёт за народ, и не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать воедино» (Ин. 11: 49-52).

       В евангелии также приводятся слова самого Иисуса:

       «Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца, и жизнь Мою полагаю за овец. Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит мне привесть: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь. Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять её; никто не отнимает её у Меня, но Я Сам отдаю её: имею власть отдать её и власть имею опять принять её; сию заповедь получил Я от Отца Моего» (Ин. 10: 15-18).

       Учитель не мог отказаться от Своей миссии и нарушить заповедь Господа Бога.

       «С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть.

       И отозвав Его, Пётр начал прекословить Ему: будь милостив к Себе, Господи! Да не будет этого с Тобою!

       Он же обратившись сказал Петру: отойди от Меня, сатана! Ты Мне соблазн, потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф. 16: 21-23).

       «И Сам отошёл от них на вержение камня и, преклонив колена, молился, говоря: Отче! О, если бы Ты благоволил пронесть чашу сию мимо меня! Впрочем, не моя воля, но Твоя да будет!» (Лк. 22: 41, 42).

       На Тайной Вечере Иисус произнёс такие слова:

       «И взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Моё, которое за вас предаётся; сие творите в моё воспоминание. Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша есть новый завет в Моей Крови, которая за вас проливается» (Лк. 22: 19, 20).

       Отрицать эти свидетельства, как и не обращать своё внимание на многие другие – значит отрицать и спасительную жертву, и смысл служения Иисуса, но тогда становится непонятно, почему в Коране Иисус назван Мессией, если предал на смерть вместо Себя другого человека? Разве не Иса – Масих? Разве не Он – пастырь добрый, который положил жизнь Свою за овец? (См. Ин. 10:11). Какой Он Пастырь, какой Мессия, если вместо Себя бросил бы на жестокую казнь другого человека и ещё имел "честность" с самодовольной ухмылкой потом рассказывать об этом предательстве?

       Конечно же, Мухаммад не мог произнести клевету на Иисуса Христа; и в тексте Корана сказано, что «Его не убили», но разве в Коране сказано, что «не Его убили»? Да или нет?

 

 

 3.

 

       Помимо того, что произвольно перетолковывается текст Корана, похоже, что и найденный в Наг-Хаммади апокриф, на строчку из которого любят ссылаться некоторые истолкователи аята, понимается ими не лучше. Так и кочует из одного сообщения в другое гадкая ложь, будто вместо Иисуса был распят и умер другой, похожий на него человек, а Учитель (!) лишь усмехался. Что же означает выдернутая из контекста куцая цитата, якобы подтверждающая сомнительные интерпретации тех, кто не дал себе труда внимательно прочитать соответствующий текст и осмыслить его самостоятельно? Попытаемся разобраться в вопросе здесь и сейчас.

 

       «(55). …А что до заговора, который они составили против Меня – на погибель своему заблуждению и безумию – то Я не боролся против них, как они задумали. Но Я нисколько не пострадал. Они – эти [архонты] – подвергли Меня мучениям, и Я умер, [но] не на самом деле, а [только] по видимости, так как они подвергли Меня оскорблениям, но каждое из них исходило от Меня [самого]. Я сбросил с Себя позор и не оробел перед тем, что они сделали Мне, [полагая, что] Я буду рабом страха. Как они видели и думали, Я принял мучение; чтобы они вовек не нашли слова оправдания для себя. Ведь смерть Моя, которая, по их мнению, произошла, приключилась с ними в их заблуждении и ослеплении, так как они распяли своего человека на собственную погибель. Ведь их мысли не увидели

       (56) Меня, так как они были глухи и слепы. Они же, совершив это, осудили себя. Они видели, что Я был подвергнут мучениям, [но] это был другой. Это был их отец, который пил желчь и уксус, а не Я. Они били Меня тростью, [но] это был не Я. Тот, кто нес крест на плечах своих – это был Симон. Это был другой, на которого возложили терновый венец. Я же радовался в вышних над всем владением архонтов и семенем их заблуждения и тщеславия. И Я смеялся над их невежеством. Я поработил все силы их. Никто не увидел, как Я сошел вниз. Ведь Я изменял Свои формы, преображаясь из одного вида в другой. И поэтому, оказавшись перед их вратами, Я принял их облик. Ведь Я легко прошел через них и увидел [эти] места, и не испугался, и не устыдился, так как Я был чист».

       (Библиотека Наг-Хаммади, Кодекс VII, «Второй трактат Великого Сифа», 55, 56).

 

       На первый взгляд, в речи, приписываемой Христу, говорится о каком-то другом человеке, подвергнутом казни вместо Иисуса. Но в тексте стоят такие слова: «Подвергли МЕНЯ мучениям, и Я умер… Подвергли МЕНЯ оскорблениям… Я принял мучение… Смерть МОЯ… Я был подвергнут мучениям…Они били МЕНЯ тростью…». То есть Иисус Христос говорит, что ОН был подвергнут оскорблениям, избиению, мучениям распятия, и смерти.

       «Я не боролся против них», говорится в тексте. Иисус действительно не пытался избежать казни, и поэтому Он не совершал подмену. «Он истязуем был, но страдал добровольно... Господу угодно было поразить Его... и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его» (Ис. 53: 7, 10). В Гефсиманском саду Он молился, говоря: «Отче! О, если бы Ты благоволил пронесть чашу сию мимо Меня! Впрочем, не Моя воля, но Твоя да будет!» (Лк. 22:42). Так при чём здесь кто-то «другой»? Про кого ещё говорит Иисус?

      В тексте сказано: «Они распяли своего человека…», но ведь и в каноническом евангелии написано: «Пришёл к своим, и свои Его не приняли» (Ин. 1:11). Поэтому утверждение о том, что они распяли своего человека, нельзя толковать однозначно, что был распят не Иисус, а кто-то другой.

       Написано: «Это был их отец, который пил желчь и уксус, а не Я. Они били Меня тростью, но это был не Я. Тот, кто нёс крест на плечах своих – это был Симон».

       Ну, Симон и Симон. Быть может, Иисус лишь усмехнулся, что одному из толпы Его рьяных противников по иронии судьбы досталась Его ноша – двухпудовая поперечная балка-патибуллум. В канонических евангелиях (Мф. 27:32; Мк. 15:21; Лк. 23:26) тоже упомянуто, что Киринеянин Симон нёс крест. Но он не мог быть юношей, о котором говорится в тафсире, он был отцом двух взрослых сыновей (Мк. 15:21). Он ли – тот «другой», которого подвергли позорной казни? Многие читатели, прочитав названное имя, тут же на этом и успокоились – дескать, всё ясно, в тексте апокрифа говорится о якобы распятом Симоне Киринеянине. Напрасно; рано успокоились! (Вероятно, почти так в своё время ошиблись и бестолковые василидиане). Ведь при чём здесь тогда слова: «Это был их отец, который пил желчь и уксус, а не Я»? Симон Киринеянин стал отцом еврейского народа? Такое говорится иносказательно лишь об отцах еврейского народа Аврааме, Ицхаке, Яакове, или о Боге. О каком отце речь? Их отце...

       Поскольку речь идёт о евреях, то не следует ли читать так: «Они видели, что Я был подвергнут мучениям, (но) это был Другой. Это был их Отец, который пил желчь и уксус, а не Я»? Ведь сказано в канонических Евангелиях: «Видевший Меня – видел Отца», «Я и Отец – одно», и т.д. То есть, быть может, в речи Иисуса присутствует иносказание, мол, видели, что бьют и убивают Меня, но в заблуждении и ослеплении не видели, что тем самым причиняют боль Моему Отцу?.. Но тогда почему в тексте Иисус говорит: «Я же радовался в вышних над всем владением архонтов и семенем их заблуждения и тщеславия. И Я смеялся над их невежеством»? Не странно ли, что Сын радуется страданию Своего Отца? Не сын, а хамское отродье какое-то. Так кто на самом деле пострадал, кто вкусил горечь желчи и уксуса – Иисус, или Его Отец Небесный?

       Вот и ответ. В тексте не сказано: «МОЙ Отец». Сказано: «ИХ отец», причём "отец", названный с маленькой буквы. Про Бога не говорится: «другой». И тут становится ясно, о каком отце идёт речь.

       «Сказали Ему: мы не от любодеяния рождены; одного Отца имеем, Бога.

       Иисус сказал им: Если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшёл и пришёл; ибо Я не Сам от Себя пришёл, но Он послал Меня.

       Почему вы не понимаете речи Моей? Потому что не можете слышать слова Моего.

       Ваш отец дьявол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего; он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нём истины; когда говорит он ложь, говорит своё, ибо он лжец и отец лжи». (Ин. 8: 42-44).

       И теперь понятен становится текст:

       «Они – эти архонты – подвергли Меня мучениям, и Я умер; не на самом деле, а только по видимости… Как они видели и думали, Я принял мучение – но чтобы они вовек не нашли слова оправдания для себя. Ведь смерть Моя, – которая, по их мнению, произошла, – приключилась с ними, в их заблуждении и ослеплении; так как они распяли своего человека – на собственную погибель. Ведь их мысли не увидели Меня, так как они были глухи и слепы. Они же, совершив это, осудили себя…».

      «А ЧТО ДО ЗАГОВОРА, КОТОРЫЙ ОНИ СОСТАВИЛИ ПРОТИВ МЕНЯ, – НА ПОГИБЕЛЬ СВОЕМУ ЗАБЛУЖДЕНИЮ И БЕЗУМИЮ, – ТО Я НЕ БОРОЛСЯ ПРОТИВ НИХ, КАК ОНИ ЗАДУМАЛИ… ПОДВЕРГЛИ МЕНЯ МУЧЕНИЯМ, И Я УМЕР… Я ПРИНЯЛ МУЧЕНИЕ – НО ЧТОБЫ ОНИ ВОВЕК НЕ НАШЛИ ОПРАВДАНИЯ ДЛЯ СЕБЯ… СМЕРТЬ МОЯ, КОТОРАЯ, ПО ИХ МНЕНИЮ, ПРОИЗОШЛА, ПРИКЛЮЧИЛАСЬ С НИМИ… ТАК КАК ОНИ РАСПЯЛИ СВОЕГО ЧЕЛОВЕКА НА СОБСТВЕННУЮ ПОГИБЕЛЬ… СОВЕРШИВ ЭТО, ОСУДИЛИ СЕБЯ…»

       Уместно вспомнить слова Иисуса, сказанные Им на Тайной Вечере: «Князь мира сего осуждён» (Ин. 16:11). Вот почему Иисус «радовался в вышних над всем владением архонтов и семенем их заблуждения и тщеславия», и посмеялся над их невежеством.

       Потому что, предав Иисуса смерти, ОНИ тем самым осудили на погибель и другого – «Это был ИХ отец, который пил желчь и уксус, а не Я». И так произошло в силу того, что, как сказал Сам Иисус, «князь мира сего… во Мне не имеет ничего» (Ин. 14:30).

       Ничего!

       Тёмные архонты мира сего и Сатана, «их отец», были осуждены, поражены только потому, что отдал Себя на мучительную казнь и смерть – Сам Иисус. Праведный хазрат Иса, Расул Аллах – Посланник Божий, а не обычный грешник киринеянин Симон, не наделённый особыми полномочиями свыше и лишь поневоле помогший Иисусу принести на Голгофу деревянную перекладину для распятия. Но никто кроме Иисуса Христа не мог принести искупительный подвиг самопожертвования за весь народ. «И не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать воедино» (Ин. 11:52).

       «Иисус же говорил: Отче! Прости им, ибо не знают, что делают!» (Лк. 23:34).

       Снизу доверху – глубокая пропасть отчуждения, оскудения, отупения, равнодушия и жестокосердия, предвещенная в древнем псалме: «И делили одежды его, бросая жребий. И стоял народ, и смотрел. Насмехались же вместе с ними и начальники, говоря: Других спасал, пусть спасёт Себя Самого, если Он Христос, избранный Божий» (Лк. 23: 34, 35).

       Не отправлял Иисус на погибель вместо Себя никого другого! Это был бы не только недостойный Спасителя подлый поступок, а вообще крушение миссии. Он добровольно шёл на неправедный суд и смерть, а не пытался изменить воле Бога, уклониться от Своего предназначения. «Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? Как же сбудутся Писания, что так должно быть?» (Мф. 26: 53, 54).

 

       Допустимо, и даже необходимо дать ещё одно толкование текста «Ведь смерть Моя, которая, по их мнению, произошла, приключилась с ними в их заблуждении и ослеплении, так как они распяли своего человека на собственную погибель. Ведь их мысли не увидели Меня, так как они были глухи и слепы. Они же, совершив это, осудили себя. Они видели, что Я был подвергнут мучениям, [но] это был другой. Это был их отец, который пил желчь и уксус, а не Я...»

       Можно выделить три группы слов.

       «В их заблуждении и ослеплении... их мысли не увидели Меня... они были глухи и слепы». Кого они должны были увидеть в распятом Иисусе?

       «Я принял мучение ... Подвергнут мучениям... был их отец». «Они распяли своего... Это был их отец...» По сути, Иисус образно говорит, что Израиль распял и умучил своего отца. Не Небесного Отца, конечно. О Боге иудей не скажет: распяли «своего человека»... Так что же это был за «свой человек», «отец»? Такой, что Иисус сказал: «Никто не приходит к Отцу, как только чрез Меня. Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего...» (Ин. 14: 6, 7). Через каких отцов еврейский народ приходит к Отцу Небесному?

       Пока достаточно... Что же касается третьей группы выделенных слов, то вот она: «...А что до ЗАГОВОРА, который они составили против Меня – НА ПОГИБЕЛЬ СВОЕМУ ЗАБЛУЖДЕНИЮ И БЕЗУМИЮ – то ...Я принял мучение; чтобы они вовек НЕ НАШЛИ СЛОВА ОПРАВДАНИЯ для себя. Ведь СМЕРТЬ МОЯ, которая, по их мнению, произошла, ПРИКЛЮЧИЛАСЬ С НИМИ в их заблуждении и ослеплении, так как они распяли СВОЕГО человека на СОБСТВЕННУЮ погибель. ...Они же, совершив это, ОСУДИЛИ СЕБЯ... Подвергнут мучениям... был их отец».

       Итак, подвергнут унижениям, оскорблениям, мучениям, смерти был «их отец». Их – то есть израильтян, иудеев.

       «Смертью смерть поправ», Иисус мог лишь посмеяться над невежеством тех, кто делает зло, ибо зло лишено благословения, и есть вечный духовный закон: зло уничтожает себя, делающий зло – делает его «на погибель своему заблуждению и безумию», как и сказано в апокрифе. «Ибо все, взявшие меч, мечом погибнут» (Мф. 26:52). Потому и существует мудрое правило: не делай другим то, чего не желаешь себе; «ибо в этом Закон и Пророки» (Мф. 7:12; Лк. 6:31).

       Что же говорит Закон об оскорблении и убийстве отцов?

       А в Законе сказано: «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дал тебе» (Исход 20:12). По Закону же – «кто будет злословить отца своего или мать свою, тот да будет предан смерти. Отца своего и мать свою он злословил; кровь его на нём» (Лев. 20:9; также – Исх. 21:17). «Левиты возгласят и скажут всем израильтянам громким голосом: ..."Проклят злословящий отца своего или матерь свою!" И весь народ скажет: "Аминь!" ... "Проклят, кто не исполнит закона сего и не будет поступать по ним!" И весь народ скажет: "Аминь!"» (Втор. 27: 14, 16).

       «Но они ещё сильнее кричали: Да будет распят! …Кровь Его на нас и на детях наших!» (Мф. 27: 23, 25).

       «И шло за Ним великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нём. Иисус же, обратившись к ним, сказал: дщери Иерусалимские! Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших...» (Лк. 23: 27, 28).

 

       И наконец, по поводу слов «Я принял мучение, чтобы они вовек не нашли слова оправдания для себя». Сказано, конечно, не о тех, кто был невинен в смерти праведника, а о тех, кто думал найти оправдание своим грехам и злодеяниям в слове Закона, и распял Иисуса. Иисус же в Евангелии и в Коране назван Словом Божьим. Он молился Отцу Небесному: "Прости их, ибо не ведают, что творят". Будучи Жертвенным Агнцем, Иисус Сам стал Словом Оправдания для Израиля.

       «Дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасён был чрез Него» (Ин. 3: 17).

       «На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством...» (Ис. 53: 11).

       И странное дело, до сознания и совести некоторых улемов (учёных богословов!) как-то не доходит вся тошнотворность и нелепость клеветы, не имеющей никакого отношения ни к исторической правде об Иисусе, ни к Корану, но получившей хождение настолько, что текст Корана многими легкомысленно воспринимается сквозь призму вымысла о подмене Иисуса другим человеком.

 

 

 4.

 

       И так же точно как ошибочно представляют некоторые, что был распят и убит не Иисус, так же неправильно толкуется и фраза из разбираемого аята, что Иисус не был умерщвлён. Если же читать сам текст Корана, а не заниматься натяжками и подтасовками, то все недоразумения в толковании исчезнут.

 

       Ва къавлихьим: 'инна къатална ал-масиха гьИса, ибна Маряма, расула Аллахьи.

       Ва ма къаталухьу, ва ма салабухьу, ва лакин шуббихьа лахьум.

       Ва 'инна ал-лазъина ихъталафу фихьи лафи шаккин минхьу.

       Ма лахьум бихьи мин гьилмин 'илла иттибагьа аз-занни.

       Ва ма къаталухьу якъинаан.

 

       «Wama qataloohu wama salaboohu walakin shubbiha lahum».

       «Ва ма каталюhу, ва ма салябуhу, ва лакин шуббиха лахум».

 

       – «И не убили его, и не повесили его, и это лишь показалось им».

       Или: «А не убили, а не повесили, а это лишь показалось им».

 

       Вот переводы интересующего нас места:

 

       «А они не убили его и не распяли, но это только представилось им» (Крачковский).

       «Но ими не был он убит и не распят. Им лишь представилось всё это» (Порохова).

       «Однако они не убили его и не распяли, а это только показалось им» (Кулиев).

       «Но они не убили его и не распяли, а это только показалось им» (Османов).

       «Но они не убили и не распяли его, им лишь привиделся его облик» (Шидфар).

       «Тогда как они не убили его и не распяли. Им было показано [его] подобие» (Октар).

 

       «Лишь представилось… только показалось…»

       Предложение в аяте заканчивается словом «shubbihe» – «подобие, образ, вид, видимость», и перевод Аднана Октара: «Им было показано [его] подобие», здесь, казалось бы, близок к передаче смысла. Писатель честно выделил несуществующее в предложении слово, заключив в скобки, но всё же добавленная произвольная вставка – слово «его», которого нет в тексте, изменяет смысл аята в нужную для интерпретатора сторону.

       Это называется манипулированием пониманием читателя. Конечно, посторонние включения, особенно пространные, привносящие в текст переводов "отсебятину", очень нежелательны; их лучше делать в виде собственных отдельных комментариев, примечаний, но не вставок в сам текст Корана.

       Как и у многих толкователей данного аята, в переводе Шидфар также слишком большой уклон в сторону интерпретации текста, а не его дословной передачи; поэтому, хотя заканчивается предложение словом «облик», здесь это, конечно, вовсе не аналог слова «подобие», которое имеет в синонимичном ряду значения «образ, вид, видимость». И, опять же, в самом тексте предложения нет слова «его», также и поэтому "подобие" нельзя видоизменять через "сходство" в "облик". Чисто грамматически пассивный залог в выражении «шуббиха лахум» позволяет различные варианта перевода, но не до такой же степени…

 

       …В Коране (4:157) сказано, что Масих Иса так и не был убит («ma katele hu»), (и не повешен («ma salebe hu»), как то лживо расписывает Талмуд!), но люди увидели только «подобие» («shubbihe»). Но не подобие тела Исы (ведь "подобие" легко истолковать и как низшее проявление, физическую оболочку, тело), а подобие смерти! То есть кома и клиническая смерть не перешли в необратимую форму, о чём и говорится в Коране: «Wama qataloohu yaqeenan», «Ва ма каталю ху якъинаа» – «Но не убили его наверняка».

       Как в фильме «Член правительства» (СССР. 1939 г.): «...Её враги убили!.. Не насмерть, товарищи, не насмерть!».

       Когда читают, что людям лишь показалось «подобие этого», то не особенно и задумываются – подобие, образ, вид, видимость чего? Видимость распятия? Или самого Исы? Нет. В тексте прежде сказано, что Иисус не был убит, и поэтому следующие слова о "кажимости", "подобии" нетрудно истолковать и так, что люди увидели лишь образ, подобие смерти. А что есть подобие физической смерти? Вероятно – запредельная кома с полным отсутствием реакции организма на внешние раздражители, или клиническая смерть, из которых удалось выйти.

       «Был час третий, и распяли Его» (Мк. 15:25).

       «В девятом часу возопил Иисус громким голосом … Иисус же, возгласив громко, испустил дух» (Мк. 15: 34, 37; см. также: Лк. 23: 44, 46).

       «Пилат удивился, что Он уже умер; и, призвав сотника, спросил его: давно ли умер?» (Мк. 15:44).

       Это было странно, потому что распятые, как правило, оставались живыми долго, даже несколько суток, прежде чем умирали. При распятии гвоздями, а не просто привязывании людей к перекладине, их мучения, конечно, сокращались, но всё же Иисус умер слишком быстро.

       (Достаточно напомнить, что и поныне, в 21 веке от Р.Х., находятся религиозные фанатики, воспроизводящие на себе картину распятия Иисуса Христа, и этих, можно сказать, бодрячков снимают с креста вполне жизнеспособными, так что некоторые десятки раз воспроизводят антихристианский по сути, языческий обряд, будучи уверенными, что останутся живы. Хотя провисеть на кресте несколько минут – это не несколько часов или суток пытки; римское распятие являлось очень мучительным и надёжным вид казни. Так, например, трое знакомых Иосифа Флавия были подвергнуты казни через распятие, затем помилованы и сняты с креста живыми, но двое всё равно вскоре умерли, выжил лишь один, и то лишь потому, что снят был с креста почти сразу).

       Надо учитывать, что Иисус перед распятием провёл бессонную ночь, во время молитвы у Него из-за изменения давления возник кровавый пот (Лк. 22: 43, 44), т.е. случился гематидроз, вызывающий сильную слабость, иногда вплоть до шока, потом Иисус был очень жестоко избит (Мф. 26:67; 27: 26, 30) и уже крайне измучен, обессилен, несмотря на то, что был крепким и очень выносливым человеком. Поэтому спустя несколько часов пребывания на кресте Иисус, конечно, мог впасть в кому, оказавшись на грани жизни и смерти, но мог и умереть. Та же формальная логика, подсказывающая, как вероятный, вариант с комой, заставляет также и принять, или, по крайней мере, не отвергать евангельские свидетельства, что Иисус действительно скончался, прошёл через состояние клинической смерти, но, как и предсказывал (см. Лк. 11:29,30; Мф. 12:40; 16:21; 17:23; 20:19; Мк. 8:31; 9:31; 10:34; Лк. 9:22; 18:33; 24:7, 46), на третий день ожил – подобных случаев в истории медицины не много, но они есть.

       Достаточно распространены случаи, когда людей, пребывавших в коме, хоронили заживо. Известны и случаи, когда впавшего в глубокую кому или даже умершего человека медики официально признавали мёртвым, а он потом – после клинической смерти! – оживал, даже через несколько суток, причём без всякого врачебного вмешательства.

       То есть современники Иисуса, и даже апостолы, были уверены, что он убит, тогда как в действительности «не был убит окончательно» («ва ма каталю ху якъинаа»). В этом свете и надо понимать следующее в тексте аята утверждение, что Иисус не был казнён. То есть казнён насмерть, окончательно и бесповоротно; убит, сгнил, нет его, как пытались и до сих пор пытаются уверить друг друга некоторые сыны слепого Израиля. Но Коран утверждает: «Окончательно ("конечно, истинно, действительно, определённо, точно, достоверно, доподлинно, наверняка") убит он не был». Смысл этих слов проясняется и словами самого Исы: «Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять её» (Ин. 10:17)!

 

       «Но, пришедши к Иисусу, [так] как увидели Его уже умершим, [то] не перебили у Него голеней, но один из воинов копьём пронзил Ему рёбра, и тотчас истекла кровь и вода» (Ин. 19: 33, 34).

       Так как тело Иисуса не подавало никаких признаков жизни, проверочный укол копьём понадобился, чтобы убедиться, что Иисус в самом деле мёртв, а не просто потерял сознание. Раз Иисус так быстро умер, то и причина столь быстрой смерти должна быть в наличии. И если ещё не умер от распятия, так от добавочного удара копьём уж точно вскоре помрёт (пригвождённым иногда перебивали голени, чтобы быстрее умирали)… Мог легионер сделать прокол и не усердствуя, чтобы непременно добить, а лишь ради приличия, дескать, порядок казни соблюдён – в тайной надежде-самоуспокоении, что не он причинит смерть тому, о ком говорят, что он праведник, и если ещё жив, то его жизнь в агонизирующем теле ещё немного, но продлится.

       То, что из тела «тотчас истекла кровь», означает, что либо укол был нанесён сразу же, как Иисус отдал Богу душу, и кровь не успела свернуться и стекла сверху под силой тяжести, либо кровеносная система работала, сердце гнало кровь. Естественно, что в теле, в котором ещё теплилась жизнь, кровь и не могла свернуться.

       Проткнуло ли копьё сердце – утверждать это наверняка медики не могут. Вряд ли была проколота и печень, кровяной мешок, такие разрушения тоже несовместимы с жизнью, её хватило бы на 20 минут; разве что по касательной мог быть сделан маленький поверхностный порез, а печень, как известно, единственный орган, способный к самовосстановлению. Кроме того, при ранении печени течёт лишь кровь, но не вода.

       То, что из тела Иисуса истекла вода, могло быть вызвано или ранением лёгкого, и вытекла плевральная жидкость, смешанная с кровью, или повреждением околосердечной сумки, и из неё вытекла скопившаяся серозная жидкость, или тем, что был задет желудок, а Иисус незадолго до этого «вкусил уксуса» (Ин. 19:30).

       Если удар копья пришёлся бы в желудок, – что маловероятно, потому что и незачем, и случайно промахнуться трудно, – то, во-первых, ясно, что с проколотым желудком рыбу не едят (Лк. 24: 42, 43), к тому же высока вероятность заражения крови. Во-вторых, желудок находится ниже рёбер, а рана была именно в область грудной клетки, то есть сердца и лёгких.

       «Он показал им руки и рёбра Свои... Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки мои; подай руку твою и вложи в рёбра Мои» (Ин. 20: 20, 27).

       Евангелие также свидетельствует, что были пробиты руки Иисуса, то есть Он был не повешен, а именно распят; не просто привязан, а пригвождён.

 

       Когда толкователи и переводчики передают смысл глагола "salebe" как «распинать», ориентируясь на общеизвестное евангельское свидетельство о смерти Иисуса на кресте, то опускают другие значения переводимого слова, а именно: «повесить, казнить». Поэтому христиане воспринимают утверждение о том, что Иисус не был распят, как ложное.

       В Коране сказано «ma salabuhu» – прежде всего в том смысле, что Иисус так и не был казнён, хотя и подвергся казни. А евреи говорили «мы ведь убили, казнили его» как об окончательном акте, который подвёл черту жизни Иисуса, превратив его в разлагающийся труп. Коран говорит: «Нет у них об этом никакого знания, кроме следования за предположением» (пер. Крачковского).

       А вот свидетельства того, что глагол «salebe» передан переводчиками не вполне верно, в Коране есть. Например, в сурах говорится об угрозе фараона своим подданным, что он велит их четвертовать (отрубив руки и ноги накрест) и распять их всех на стволах пальм (7:124; 20:71; 26:49). За что же фараон стал бы прибивать распинаемые тела к перекладине – за уже отрубленные конечности? Скорее, безрукие и безногие тела можно лишь повесить, довершив таким образом казнь. (См. также: 2 Царств 4:12). А распятие на кресте было характерным способом казни у римлян, а не у египтян.

       Также и в другом случае, опять в Египте (сура Йусуф, 12:41): «О товарищи по темнице! Один из вас будет поить своего господина вином, а второй будет распят…». Смотрим в Тору (Бытие 40:19): «фараон снимет с тебя голову твою, и повесит тебя на дереве». Вряд ли фараон повесил человека, лишённого головы, за шею. Обезглавленное тело возможно лишь подвесить за конечности, а голову насадить на кол. Но и в этом случае речь не идёт о распятии. Очевидно, что в соответствии со словарным значением и в согласии с текстом Торы в переводе аята должно стоять: «второй будет повешен». Переводчики же, вопреки другим смыслам слова «salebe» и свидетельству Торы, передают текст и данного аята с искажением.

       То есть в одном случае толкуют глагол «salebe» как «распяли», ориентируясь лишь на свидетельство Библии, но только не на значения самого слова из текста Корана, а в других случаях – совершенно не принимая библейский текст во внимание, и опять-таки в ущерб точности перевода.

       Вернее – точности восприятия перевода, потому что когда говорится о распятии, то в представлении большинства людей возникает картина распятия на кресте, а когда говорится о повешении, то люди обычно представляют виселицу со свисающей петлёй на шее. При этом, как правило, не учитывают, что распятием может называться и простое привязывание, подвешивание тела к дереву или прикрепление к земле за растянутые в стороны конечности.

       Например – последователи Мухаммада не распинали людей на кресте, а переводчики, несмотря на это, пишут: «Воздаяние тех, которые воюют с Аллахом и Его посланником и стараются на земле вызвать нечестие, в том, что они будут убиты, или распяты, или будут отсечены у них руки и ноги накрест, или будут они изгнаны из земли» (Сура Аль-Маида, 5:33). Евреи и арабы могли бы привязать человека за конечности к колышкам, вбитым в землю, но не распинали людей на кресте; а повешения на дереве, столбе или стене были.

 

        При переводе в аяте слова «salaba» необходимо учитывать, что Иисуса Христа, чтобы не произносить даже его имени, многие евреи иносказательно называли и продолжают обозначать унизительной кличкой "Повешенный" (евр. – "Толо"). "Тала" (евр.) – висеть, качаться, колебаться. "Таа" – качаться, колебаться, шататься, блуждать, заблуждаться, сбиваться с пути, обманываться; сбивать, совращать с пути, обманывать, кощунствовать.

       Смерть через распятие или повешение считалась самой позорной: «Проклят пред Богом [всякий] повешенный [на дереве]» (Втор. 21:23). И в Талмуде (трактат Санхедрин, 43а) барайта (законоположение) говорит именно о повешении Иисуса: «Накануне Пэсаха повесили Ешу ха-Ноцри. И клич был объявлен за сорок дней: "Ешу ха-Ноцри будет побит камнями за колдовство, и подстрекание, и отвращение Йисраэля; всякий, кто может сказать что-либо в его защиту, пусть придёт и вступится за него". И не нашли ничего в его защиту, и повесили его накануне Пэсаха». Барайта в не подвергнутом цензуре Талмуде (Санхедрин 107б; Сота 47а; Санхедрин 67а) гласит, что Иисус был сначала забит насмерть камнями и затем повешен. Также и в различных редакциях восходящего к V веку памфлета «Тольдот Иешу» («Родословие Иешу»), он же «ха-Ма’асе бе-Талуй» («Деяния Повешенного») говорится, что Иисус был повешен, в других – что был забит камнями и затем повешен, например: «Связали его по рукам и ногам и доставили сначала в место, где убивали преступников, бросая в них камни, и забросали его камнями, и он умер. А к вечеру повесили труп Йешу на дереве... Поступили мы с ним как требует закон: забросали его камнями и затем повесили» («История о Повешенном, или история Йешу из Нацрата»). По закону евреи сначала убивали приговорённых к казни, побивая камнями, и лишь затем трупы убитых вешали для всеобщего обозрения. (См.: Втор. 21:22; Иисус Навин 10:26). Это была обычная, традиционная форма казни. Поэтому и не удивительно, что в споре с Мухаммадом иудеи сказали об Исе: "Мы убили его и повесили его".

       Коран же отвергает это: «и не "убили его", и не "повесили его"». Так и сказал пророк Мухаммад тем евреям, которые насмешливо вякали, высовывая язык, с характерным вздёргиванием руки изображая повешение Иисуса. Как известно, Иисус был казнён римским, а не еврейским способом: подвергнут бичеванию, а не побитию камнями, и был распят, а не повешен. Похоже, для обозначения казни иудеи, у которых не было казни через распятие, как у римлян, обходились словом «повешение», хотя на самом деле он был распят. И даже в Евангелии сказано, что «Иисуса …умертвили, повесивши на древе» (Деян. 5:30), «Его убили, повесивши на древе» (Деян. 10:39). При этом, однако, подразумевается распятие (см.: Лк. 23: 33, 39), а не собственно повешение, как оно описано в Талмуде. «Как вешают его? В землю втыкают столб, из которого выходит дерево (сук, перекладина); ему складывают (скрещивают) руки одна на другую и вешают» (Мишна. Санхедрин, 6.4).

       Но вот что странно: если сказать христианину, что Иисус был повешен, он вежливо уточнит – Иисус был не повешен, а распят! То есть, конечно, был повешен, но в том смысле, что висел на кресте, а так – повешен не был; его распяли, а не повесили… Но когда буквально то же самое говорится в Коране – «он не был повешен» – это почему-то вызывает подтасовки и нападки.

       Есть разница между повешением и распятием, и телесные раны, которые дал апостолу Фоме осязать Иисус – самое убедительное подтверждение тому, что Иисус был именно распят и прошёл через крестные страдания. Да и не разговаривают убитые и повешенные. (См.: Мф. 27:46-50; Мк. 15:34-37; Лк. 23:34-46; Ин. 19:26-30).

       Даже если человек выжил бы после побития камнями (см.: Деян. 14: 19, 20), помимо внешней разницы в способе казни есть и та, что через 15 минут после повешения человека ещё можно спасти, но повешение, если длится более получаса, приводит к верной смерти, и шансов на то, что человеку удастся вернуться из комы, не останется. Тем более, если будут сломаны шейные позвонки. А ведь сказано было: «кость Его да не сокрушится» (Ин. 19:36). Иисус провёл на кресте не полчаса и не час, и, конечно, вопрос о том, повешен ли он был или распят, имел в разговоре с иудеями существенное значение. Мухаммад видел, что Иисус не был повешен и был возвращён к жизни.

 

       Переводчики же и толкователи Корана создали странное, но въевшееся в умы толкование, будто в тексте говорится, что Иисус и не был распят вовсе, несмотря на имеющуюся возможность передать смысл аята вполне адекватно и без внутренних противоречий. Дескать, Иисус не был распят, а это свидетелям казни лишь показалось, примерещилось. Так, например, подано в первом в России переводе Корана с арабского (изд. 1878 г.), во многом несовершенном и устаревшем переводе Саблукова: «тогда как они не убили его, а только призрак являлся им» (4:156). Массовое, так сказать, наваждение.

       Вообще-то, убивать и распинать призрак – это из области самых смелых фантазий или массовых галлюцинаций, а призраки обычно появляются как раз после смерти, поэтому в чрезмерно вольном переводе-истолковании явная неувязка. Не знающий Корана человек справедливо может подумать о ереси – якобы в Коране утверждается, будто Иисус Христос был не во плоти, был призраком. И вспомнит слова апостола Иоанна:

       «Возлюбленные! Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире. Духа Божия и духа заблуждения узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придёт и теперь уже есть в мире» (1-е Ин. 4: 1-3).

       Из слов послания следует, что мифические представления докетиков возникли сразу, как только гробница Распятого и Воскресшего опустела, и противники Иисуса стали утверждать, что Он и не воскресал из мёртвых, и распят-то не был. Да и был ли Масих-то? Это и заставило прозревшего апостола Павла особо подчеркнуть: мы проповедуем Христа – «и притом распятого» (1-е Кор. 1:23; 2:2). Это о Мессии Страдающем, "муже скорбей", который «за преступников сделался Ходатаем» (Ис. 53:12; 1-е Иоан. 2:1).

       Также ученик апостола Иоанна епископ Игнатий Антиохийский писал, что Христос истинно пострадал во плоти, «а не так, как говорят некоторые неверующие, будто Он пострадал призрачно. Сами они призрак…» («К смирнянам», 2; «К траллийцам», 10).

       Ясно, что, согласно определению апостола Иоанна, в переводе аята у Саблукова заложена очевидная нелепость, не имеющая отношения к самому Корану, но которая бросает тень на Коран и пророка Мухаммада и вызывает несправедливые обвинения. Потому что нигде в Коране не написано, будто Иисус был призраком, или что Он не пришёл во плоти. Наоборот, в Коране говорится об Иисусе Христе как о человеке, рождённом от земной женщины и исполнявшем Своё пророческое служение именно во плоти. Также в Коране нигде не отвергается, что Иисус есть Христос. И одна из причин неприязни раввинов к исламу как раз в том, что в Коране утверждается, что Иса – Масих (Машиах, Мессия), и одного этого было достаточно, чтобы иудеи не захотели признать истинность ислама.

       Но далее, по поводу Иисуса и призрака.

       В Евангелиях говорится:

       «Иисуса ищете Назарянина, распятого; Он воскрес, Его нет здесь…» (Мк. 16:6).

 

       Благословенны женщины, они дают жизнь всем живущим на земле. Заботливые, верящие, любящие, милосердные, неодолимо верные, сильные, отважные, ранимые, женщины первыми удостоились радостной вести о воскресении Иисуса. Поэтому аят о прославлении Исы помещён в суру Ан-Ниса – «Женщины». К женщине, «воскресши рано в первый день недели, Иисус явился сперва» (Мк. 6:9), и лишь потом к апостолам!

       «Она пошла и возвестила бывшим с Ним, плачущим и рыдающим; но они, услышавши, что он жив, не поверили…» (Мк 16: 10,11).

       Апостолы подумали, что Мария увидела призрак, а не живого Иисуса, и потому ей не поверили. Бедная... Тронулась умом от горя... Ведь все видели, что Учитель умер и похоронен... Но затем Иисус Сам явился к ним и дал потрогать Своё физическое тело.

       «Они, смутившись и испугавшись, подумали, что видят духа; но Он сказал им: что смущаетесь, и для чего такие мысли входят в сердца ваши? Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои; это – Я Сам; осяжите Меня и рассмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня» (Лк. 24: 37-39). «И упрекал их за неверие и жестокосердие, что видевшим Его воскресшего не поверили» (Мк. 16:14).

       «Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был с ними, когда приходил Иисус. Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в рёбра Его, не поверю» (Ин. 20: 24, 25).

       Фома, после смерти Учителя уединившийся в своём горе, тоже подумал, что апостолы увидели всего лишь призрак умершего Иисуса, целем, пустую туманную оболочку, обречённую на скорый распад, поэтому так и ответил. Он подумал, что его просто пытаются поддержать, отвлечь от слишком мучительных переживаний, смягчив боль утраты. И чем сильнее он любил Иисуса, тем меньше он хотел верить напрасным утешениям. Но поскольку все братья, явившись, дружно уверяли, что видели Учителя живого, в физическом теле, Фома согласился прийти и убедиться во всём сам.

       «После восьми дней опять были в дому ученики Его, и Фома с ними. Пришёл Иисус, когда двери были заперты, стал посреди их и сказал: мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в рёбра Мои; и не будь неверующим, но верующим» (Ин. 20: 26, 27).

       Фома уже и сам видел, что Учитель не убит, Он воистину живой стоит перед всеми, во плоти; неуловимо пронизанной величественной силой, но – во плоти!

       …Есть в смерти предельная черта, перейдя через которую обратно в тело уже не возвращаются, и связь духа с телом распадается окончательно. Но «доколе не порвалась серебряная цепочка» (Еккл. 12:6), возвращение иногда бывает возможно. Иисус побывал там, где души людей, подверженные различным колебаниям, не в силах сопротивляться напору смерти и уже не в состоянии вернуться обратно. Высокий предел Иисус смог пройти, потому что ещё при жизни возвысился до него духом и соединился в Духе Святом с источником Жизни Вечной…

       Фома уже и сам верил своим очам; у него и самого уже не было никаких сомнений, что Учитель – жив! И доказательства, коих ранее требовал рассудок, стали ненужны, нелепы. И поэтому Иисус всё же взял руку брата Своей рукой и, мягко к Себе притянув, возложил пальцы Фомы на Свои раны. И чудо воскрешения, несмотря на его действительность, всё не укладывалось в потрясённом уме; это было просто непостижимо! Фома, как и все апостолы, был поражён всемогуществом Господа Бога, воскресившего умершего Иисуса, свершившимся таинством, торжеством Его любви и милости к Своим созданиям. Настрадавшийся и ощутивший вновь счастье, обретший любимого брата и Учителя живым, стоящим сейчас среди ликующих братьев, в немом удивлении и благодарности перед Всевышним Фома лишь изумлённо и тихо повторял: «Господь мой и Бог мой!»

       Так что и распят был не призрак, и явился к ученикам не призрак, а воскресший из мёртвых Иисус.

 

       Несмотря на свидетельства апостолов, множество евреев не поверили в воскресение Иисуса, поверив клеветам Его убийц, и глумились: «мы ведь убили Маасиха Иешу...».

       «Они, истинно, не убивали его», звучит в переводах Крачковского, Кулиева, Османова. Перевод, мягко говоря, странный, по меньшей мере. Убивали! Постарались убить.

       В Коране сказано не «не убивали» (несовершенный вид глагола, прошедшее продолженное время), а «не убили» (совершенный вид глагола, простой прошедший вид). В арабском языке глагол в форме прошедшего времени не имеет чёткого видового значения, и может быть переведён как в форме совершенного, так и несовершенного вида глагола – в зависимости от смысла предложения в целом, от контекста. И достаточно сравнить слова «ма каталюhу» в начале аята и «ма каталюhу якъинаа» в конце, чтобы понять, что в обоих местах текста говорится – «не убили его». Разница в переводе смыслов велика. Если же говорится «не убивали его» – то не в том смысле, что этого не делали, а в том, что этого им так и не удалось сделать.

       Представим, к примеру, близкую по времени картинку: встречаются двое человек и один не скрывает радостного изумления: – Тебя же фашисты казнили, расстреляли. Люди сказали, что убили тебя! – Да, расстреляли, и в канаву столкнули, но, как сам видишь, я выжил. Казнили – да не казнили! Спасибо добрым людям – подобрали и выходили.

       Вот исторический пример: когда в 1826 году вешали декабристов, «при первом разе трое (...) сорвались, но вскоре опять были повешены и получили заслуженную смерть», несмотря на то, что существовало неписаное правило – два раза не казнить. Если бы тех, кто упал в яму, не казнили во второй раз, то про выживших можно было бы сказать одновременно противоречивое высказывание: убивали – и не убили, повесили – и не повесили, казнили – и не казнили. Как это может быть? Да вот так и может.

       В Коране не сказано о том, что Иисуса не убивали, а кратко выражен итог всего – вопреки надменным утверждениям иудеев о гибели Иисуса, Иисуса Христа они так и не убили, ни беззаконным самосудом толпы, ни по решению судилища, ни иудейским (кетл), ни римским (салаба) способом, и он был вознесён Богом.

       Кстати, в переводе Г.С. Саблукова разбираемое место по сравнению с некоторыми другими переводами выражено более определённо: «А что они не убили его – это верно известно; напротив того, Бог вознёс его к Себе; Бог силён, мудр».

       «Сего, по определенному совету и предведению Божию преданного, вы взяли и, пригвоздивши руками беззаконных, убили. Но Бог воскресил Его, расторгнув узы смерти, потому что ей невозможно было удержать Его» (Деян. 2:24; см. также 3:15; 5:30; 10:39,40; 13:29,30).

       «Убили, но Бог воскресил…». То есть всё-таки убивали, да не убили.

       «…Предан будет смерти Христос, и не будет…» (Дан. 9:26).

       «Христос умер, но и воскрес» (Рим. 8:34); «…и умер и воскрес и ожил…» (Рим. 14:9).

       «Был мертв, и се, жив!» (Отк. 1:18; 2:8).

       Не удалось врагам Иисуса убить Его. «Смерть, где твоё жало? Ад, где твоя победа?» Выходит, что в Коране (4:157) дано совершенно точное определение, и в конечном итоге Иисус «не был убит» – потому что смерти невозможно было удержать Его.

       И ещё, по переводу в варианте Крачковского – в тексте Корана не сказано «не убивали его, – наверное, нет…». Очень нелогичный и неуверенный, расплывчатый перевод… Буквально в предыдущем предложении переводчик передаёт слова Корана: «Они не убили его»; «Те, кто разногласят об этом – в сомнении о нём; нет у них об этом никакого знания, кроме следования за предположением», и тут же учёный сам сбивается на нерешительное, робкое сомнение и размытый слог: «они не убивали его, – наверное…». В Коране же вместо неопределённого сомнения, напротив, сказано ясно, определённо и твёрдо, без всяких разделяющих знаков препинания: «Они не убили его наверняка (достоверно)!». Всё, аят закончен!

       Толкователи – вот кто действительно создаёт массовое наваждение. И цена неправильного перевода также велика…

 

 

 5.

 

       Христиане говорят, что вознесению Иисуса предшествовали Его смерть на кресте и воскресение, а магометанский ал-Коран, дескать, отрицает смерть и воскресение Иисуса. Смерть, Воскресение и Вознесение Иисуса в самом Коране не отрицаются. Посмотрим в Коран внимательно; в прямое свидетельство об Иисусе. Сура «Марйам» (19: 33, 34):

       «И будет мир мне – в тот день, как я родился, и в день, что умру, и в день, когда буду воскрешён живым! Это – Иса, сын Марйам, по слову истины, в котором они сомневаются» (Перевод Крачковского).

       «Мир мне в тот день, когда я родился, в тот день, когда я скончаюсь, и в тот день, когда я буду воскрешён к жизни. Таков Иса, сын Марьям! Слово Истины, относительно которого они препираются!» (Перевод Кулиева).

       То есть Коран (19:33) прямо говорит и о смерти, и о воскресении Исы после смерти. Но само по себе воскрешение в данном аяте, если читать лишь формально, лишено того оттенка уникальности, какое мыслится в отношении Иисуса в христианстве. Так, в начале той же суры Марйам (19:15) говорится и о рождении и смерти Иоанна Крестителя, умершего также мученически: «Мир ему в тот день, когда он родился, и в день, когда умрёт, и в день, когда будет воскрешён живым!» (Пер. Крачковского). Если воскресла душа Иоанна Крестителя, ушедшая в мир иной, то как воскрес Иисус – душевно или телесно – здесь не уточнено. Слово «живым» – по-арабски «хайян» – в данном месте является лишь усилительным оборотом, как если бы мы сказали «оживлён живым», и потому, согласно арабской грамматике, не должно бы переводиться отдельно от глагола. Но усилительное слово здесь заставляет подумать: если воскрешён живым – значит, какое-то время был мёртв, то есть Иисус был всё-таки умерщвлён.

       Нельзя, смещая смысловое ударение, истолковать слова «воскрешён живым» как то, что Иса не умирал, а был живым воскрешён, взят на небеса. В таком случае возникает вопрос: если Иисус был «воскрешён живым», то есть не умирал, то как понимать слова «воскрешён живым» в отношении Иоанна Крестителя – Яхъи, которому отрубили голову? Он тоже не умирал и был просто взят живым? Нет. В обоих случаях подразумевается предшествующая воскресению смерть; да об этом прямо говорится в тексте. В отношении Иоанна Крестителя сказано: «умрёт, и будет воскрешён живым». В отношении Иисуса: «умру, и буду воскрешён живым».

       С другой стороны, слово о воскрешении Исы не находится в противоречии с христианским пониманием воскрешения Иисуса, а в сочетании с утверждениями Корана, что Иса, – несмотря на то, что скончался, – всё же «не был убит», можно говорить о Его воскрешении в Своём теле.

       Из сравнения аятов (19: 15, 33) ясно, что в обоих случаях речь идёт о смерти в физическом теле, что опровергает фантастические, противоречащие Евангелиям и Корану измышления, будто Иисус никогда не умирал, а сразу, минуя распятие, смерть и воскрешение, был вознесён на небеса.

 

       «Вот сказал Аллах: О Иса! Я упокою тебя, и вознесу тебя…» (Сура «Аль-Имран», 3:55. Переводы Крачковского, Кулиева). Упокоение – смерть – это одно, а вознесение – другое.

       "Упокоение" – слово, обозначающее как засыпание, так и успение. Покой – как состояние смерти, а также сна. Неслучайно и слово "опочивальня", обозначающее спальню, происходит от слова "опочить" – уснуть. "Почивать" – спать. Но и про умерших говорят – опочил, почил, усоп, упокоился.

       Говорят: «упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего»; ведь ясно, что нелепо просить о покойнике: «упокой его тело», разве что тело умершего по какой-то причине либо лишено погребения, либо умерший был такой грешник, что его и могила не принимает (такие удивительные случаи чрезвычайно редко, но бывают). Тело постарались умучить, убить враги Иисуса, а вот душу – упокоил Бог. А если выражаться точнее – вознёс в небеса.

       Строго говоря, хотя слово "упокою" употреблено в аяте как признак смерти, сам момент смерти подразумевается, и только; потому что упокоение души следует после смерти тела. Данное слово, образованное от арабского корня "тауаффа", и обозначающее забирание души во время сна или после смерти, употреблено потому, что призвано обратить основное внимание на посмертную участь души Иисуса, а не Его тела.

       Кстати, в Коране смерть всех других пророков обозначена лишь глаголами "каталя" (убивать), "хелеке" (отойти, скончаться) или "меут" (умирать), означающими обычную физическую смерть, и только в отношении Исы употреблён глагол "тауаффа".

       Кроме того, что данное словоупотребление призвано подчеркнуть праведность Иисуса, – ведь не "сынам погибели" Бог обещает: «Я упокою тебя» ("mutawaffeeka" – арабск.), – есть и ещё одна причина употребления слова в аяте. Как упокоение, забирание души во время сна, когда человек возвращается потом к бодрствованию, не означает смерти, так же и то, что душа Иисуса упокоилась после Его смерти, означало лишь, что подобно тому, как люди просыпаются ото сна, так и душа Иисуса была возвращена в тело.

       Но ошибкой будет считать, что Иса и впрямь спал или был введён Аллахом в состояние, подобное дремоте, сну (гипноз, лёгкая форма комы или каталепсия); в Коране об этом ничего не говорится, и спекуляции на этот счёт – всего лишь поздние домыслы комментаторов. И всё же слова Корана об упокоении Исы можно понять и так, что Он впал в состояние глубокой или запредельной комы; ведь "koma", по-гречески, – «глубокий сон». Причём в отношении распятого употребление глагола «тауаффа» может указывать сразу на оба его смысла: Иса впал в кому и умер, или находился в состоянии, ничем не отличимом от смерти. Но это ни в коем случае не простая каталепсия или летаргия.

       Должна была быть очень веская причина для вхождения Иисуса в каталептическое состояние, и это либо психическая болезнь (каталепсия обычно наблюдается при кататонической форме шизофрении, истерии, паркинсонизме, заболеваниях мозжечка с нарушением связей между мозжечком и лобными долями коры мозга), – а Иса был здоровым человеком, – либо последствие сильного избиения (Мф. 26:67; Мф. 27: 29, 30) с сотрясением мозга и недостаточного поступления кислорода вследствие диффузных нарушений кровоснабжения мозга из-за травматического расстройства микроциркуляции крови. Что в сочетании с общей кровопотерей, отёком тканей и обезвоживанием (Ин. 19:28), нервным истощением и шоком от падения давления, сердечной недостаточностью, а также затруднённым дыханием при провисании тела на перекладине могло привести к быстрой первичной церебральной коме (травматической, апоплектической, апоплектиформной) на фоне гипоксии, а также и к каталептической неподвижности. Хорош "сон"!.. Каждая из перечисленных причин уже сама по себе может угрожать жизни, а в их совокупности тем более.

       Скорее, на основании слова "упокою" можно утверждать, что Иисус и впрямь умер или был в состоянии запредельной комы, подобном смерти. Кома может развиваться как моментально, так и в течение нескольких минут или часов – как в случае с Иисусом. Вопрос Пилата (Мк. 15:44) лишь подтверждает, что кома развилась быстро, хотя при обычном распятии её развитие протекало медленно, в течение нескольких дней; человек умирал от гипоксической комы. Всё говорит о том, что Иисус впал в первичную церебральную кому, её быстрое развитие свидетельствует о степени тяжести нанесённых Иисусу травм. Уже глубокая кома (III степени) часто приводит к смерти человека. Состояние запредельной комы (IV степень) для врачей может служить формальной причиной для медицинского и юридического признания человека умершим.

       Сочетание запредельной комы и каталептической неподвижности было принято всеми за смерть Иисуса. Это и была клиническая смерть. И, наверное, стоит спросить медиков, будет ли чудом быстрое возвращение человека из посттравматической запредельной комы без каких бы то ни было реанимационных действий, и даже более того – возвращение к жизни со стремительным и полным восстановлением нервно-психической и физической деятельности! Способны ли на это врачи? И если хотя бы отчасти способны творения Бога – то «неужели Он не способен воскресить мёртвых?» (Сура «Воскресение», 75:40).

 

       Но представим, что человек заснул (душа была упокоена во время сна) и уже не проснулся как обычно. То есть он умер, и в горнем мире его душа воскресла, в полном согласии со словом Исы о воскресении мёртвых, приведённом в Инджиле (Евангелии): «Когда из мёртвых воскреснут… будут как Ангелы на небесах» (Мк. 12:25; Мф. 22:30). Иисус говорит здесь с вопрошающими о воскресении душ, а не о телесном воскресении. Слова Корана о воскресении Иисуса можно было бы истолковать так же, как воскресение только души Иисуса – если бы не употребление именно слова «упокою», которое уподобляет усопшего человека уснувшему. И как человек возвращается после сна к бодрствованию в своём теле, так Иисус был воскрешён после смерти к жизнедеятельности в Своём теле. В теле.

       «Аллах успокаивает души людей, когда они умирают, а тех, кто не умирает – [покоит] во время сна. Он не отпускает те души, которым определил смерть, а остальные возвращает [в бодрствование] на определенный срок. Воистину, во всем этом содержатся знамения для тех, кто размышляет» (Сура «Аз-Зумар»/«Толпы», 39:42. Пер. Османова).

       Слова Корана об упокоении Исы, позволяющие сравнить воскрешение после смерти с пробуждением, дают нам основание для убеждения, что, во-первых, Иисус был упокоен вследствие смерти, а во-вторых, что Иисус был воскрешён к жизни именно в Своём теле, как если бы он был пробуждён после сна. Смертного сна. Поэтому и сказано об Иисусе – «не убили его окончательно».

       Конечно, в Коране говорится и в отношении других людей, что они будут упокоены (умрут) или что они будут воскрешены, но при этом не подразумевается подобное пробуждению возвращение усопших или убитых в свои тела, или их воскрешение в прежнем теле – они умерли. Про Иисуса же сказано, что Он не был убит; то есть, впав в кому и пройдя через смерть, Он не остался умершим, а, как и сказано в Евангелии и в Коране, был воскрешён. «А Тот, Которого Бог воскресил, не увидел тления» (Деян. 13:37; 2:31).

       Что касается физического воскрешения Иисуса, произошедшего между Его Крестной смертью и Вознесением, то – исходя из сопоставления текстов Корана «Я скончаюсь… и буду воскрешён к жизни» (19:33), и «Я упокою тебя и вознесу тебя» (3:55) – можно предположить, что в слове о вознесении Иисуса содержится, как известное и потому подразумеваемое по смыслу, и Его воскресение, произошедшее между этими событиями. Но слова «воскрешён» и «вознесён» в кораническом тексте не являются синонимами, и потому их сочетание в речи об Иисусе очень существенно для понимания сути текста.

 

       В разбираемом аяте (4:158) говорится, что «Аллах вознёс его к Себе». Так что Вознесение Иисуса в Коране однозначно подтверждается. Все переводчики единодушно употребляют именно слово «вознёс».

       Очень важный вывод следует из текста Корана и согласуется с евангельскими свидетельствами: Иисус не просто ожил, как, например, те, кого Он Сам возвращал к жизни, но во время Его смерти и последующего воскресения произошли качественные изменения; «Аллах вознёс его».

       Говорится именно о Вознесении, а не об обычной смерти, уделе всех людей, – иначе в аяте сразу же после слов о вознесении Исы не стояло бы: «ведь Аллах – Могущественный, Мудрый!». Здесь Могущество Аллаха – это способность воскресить упокоенного человека к жизни (Сура «Аль-Хадж», 22:6; см. также Евр. 11:19) и вознести его, а Мудрость – упоминание о промыслительно свершившейся великой тайне, таинстве. И вот эта текстовая особенность заставляет нас признать, что в слова Корана о Воскресении и Вознесении Иисуса, при всей чудесной необычности самого события, вложен волнующий смысл, что есть Божий Промысел, и что жизнь – это не просто форма существования белковых тел, и плоть истинно жива духом, и что жизнь души продолжается даже за гранью телесного существования, и что «дух дышит, где хочет» (Ин. 3:8).

       Воскрешение Иисуса к жизни отличалось от обычного возвращения из запредельной комы у обычных людей. Дело даже не в том, что Иисус, совершенно справедливо, засвидетельствовал о Себе: «вы от нижних, Я от Высших» (Ин. 8:23). Есть такое понятие: «тело воскресения»; его блистание апостолы видели незадолго до пасхальных событий, когда Иисус преобразился на горе Фавор. И то, что в воскрешении Иисуса во плоти было проявлено в своей славе "тело воскресения", прославляя и саму плоть, отличает Воскресение Иисуса от обычного возвращения человека к жизни после клинической смерти. Невозможен правильный взгляд в вопросе о распятии, смерти и вознесении Иисуса Христа без понимания того, что через Иисуса в мире действовал божественный Свет, что по воле Божьей через рождение, самоотверженное служение, через крестные мучения, искупительную смерть и воскресение во плоти Иисус принёс в мир божественный Свет.

 

 

 6. Апостолы, вместе со всеми остальными, думали, что Иисус действительно умер. Они были совершенно уверены в этом. Невыносимо страдая, апостол Фома удалился от собратьев-тальмидов, державшихся вместе. «Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был с ними». В его представлении – жизнь была кончена, её высший смысл утрачен. Он потерял любимого Учителя, и предательство Иуды Искариота тоже было для него сильным ударом. Фому, по его молодости, удивляло, что некоторые из апостолов, старших по возрасту, могут ещё как-то улыбаться, натянуто бодриться и даже пытаться шутить, как, например, деятельный Пётр, желая помочь собратьям пережить самые тяжёлые часы в их жизни. Все были тяжко удручены смертью Учителя. Нашла в себе силы для поддержки учеников и Мать Иисуса, посетив духовных детей в день их скорби. И устыдились мужи-апостолы, что не они к Ней, а Она к ним пришла с утешением…

       В горестном уединении Фома тщился переводить обещанные комопочитьу-то священные тексты. Совсем недавно, идя после Вечери к Гефсиманскому саду, он, под впечатлением слов Иисуса о том, что все ученики Его оставят, подходил к ним в пути и поочерёдно спрашивал у поющих собратьев, что они думают по поводу сказанного Учителем. И все клялись и говорили между собой, что ни к какому другому раву не уйдут, что другого такого нет, и что всегда будут верны Учителю, до самой своей старости, до самой Его смерти. И вот, Его постигла смерть!.. Мучительная смерть!.. Непоправимая ничем!!! В глубоком горе Фома винил себя, зачем он только послушался Иисуса и не заступился с оружием за Него, своего Учителя, родственника и друга, и возражал себе, что поступил так, как было Им приказано, и снова клял себя и сокрушался неутешно об Иисусе…

       Когда Фома услышал веление Иисуса Шимону-Петру вложить меч в ножны, то подчинился и он, хотя был готов сражаться. Но приказ есть приказ. А далее – «Тогда, оставивши Его, все бежали. Один юноша, завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за Ним; и воины схватили его. Но он, оставив покрывало, нагой убежал от них». И будучи обнажённым, Фома уже не смог пойти в город следом за Учителем. Обливаясь слезами горя, обиды и унижения, таясь от людей, он вернулся в дом с вестью о том, что Иисуса схватили…

 

       Этим юношей, скинувшим с себя праздничную тогу, и был тот, кто некогда являлся родственником пророка Моше – Бецалелем бен-Ури бен-Хур, создателем Скинии Завета, потом был царём Давидом («Давид мелех Исраэль хай ве-каям» – Давид, царь Израиля, жив и существует). Через несколько веков стал Вардхаманой Джиной Махавирой (современник Будды Гаутамы Шакья-Муни, Татхагаты – того, кто некогда был пророком Моше, а ещё раньше Йосефом, сыном Яакова). И воплощаясь век за веком, ещё сотни лет спустя снова встретился на земле с тем, кто некогда воплощался Йеhошуа бин-Нуном (Иисусом Навиным), став ему двоюродным братом и одним из его учеников, Иеhудой Фомой.

       Ещё позже был Бенедиктом Нурсийским, затем, по пророчеству Иисуса – пророком Мухаммадом, в католической церкви был также прославлен как император Карл Великий и лорд-канцлер Томас Мор, был многократно прославлен и в православной церкви – как князь Глеб Владимирович, великий князь Андрей Боголюбский, великий князь Александр Невский, царь Николай II Александрович Романов.

       Таково моё свидетельство об Иисусе, прославившемся в Боге и в учениках. Это и ключ к более полному пониманию смысла оставленных в Коране для людей размышляющих слов о пророке Мухаммаде, «запись о котором они найдут в Торе и Евангелии» (Сура «Аль-А’раф» 7:157).

       Одним из таких мыслителей был известный во всём мире, выдающийся человек Бабаджи Вирса Сингх (1936 – 2007); свидетельствую – некогда он был Яаковом-Исраэлем, сыном Ицхака бен Авраама, потом одним из апостолов Иисуса Христа, Савлом-Павлом, был Серафимом Саровским, а в недавнем своём воплощении стал создателем первого в мире социалистического государства Владимиром Ильичём Ульяновым-Лениным. Мавзолей Ленина является не только одним из самых величайших духовных сокровищ России, наряду с усыпальницей Преподобного Сергия Радонежского, но и одной из великих святынь, принадлежащих всему человечеству.

       Будучи просветленным мудрецом, Махарадж Джи в одном из своих посланий оставил свидетельство: «Верьте, что никогда больше мир не будет разрушен. Потому что Авраам получил это благо, это благословение, а мы все – семья Авраама. У него было два сына; один стал пророком христиан (и евреев), а другой стал пророком мусульман».

       Иисус сказал:

       «…Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой: и увидел и возрадовался» (Ин. 8:56).

 

Сергей Владимирович Маторин

 Екатеринбург.  04.04. 2010 – 20.04.2011 г.

http://www.proza.ru/2011/12/01/1352

 

Просмотров: 286 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017