Понедельник, 30.11.2020
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Кавказская Албания [0]
Ислам в Лезгистане [28]
Геополитика на Кавказе [4]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2019 » Октябрь » 13 » Лезгинский комиссар Северного Сахалина
19:28
Лезгинский комиссар Северного Сахалина

События Февральской революции в центре России дали мощный толчок революционным выступлениям на окраинах империи. В марте-апреле 1917 года на Дальнем Востоке стали возникать органы власти Временного правительства — комитеты общественной безопасности (КОБ), а наряду с ними — Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Эти органы народной власти создавались с целью недопущения возможных выступлений сторонников старого режима, являлись чрезвычайными органами власти Временного правительства. Дальневосточный регион России, включая Сахалинскую область, не был исключением.

На начало 1917 года население Северного Сахалина — около 7,5 тысячи человек, причем половина числится крестьянами. Ради того, чтобы это население росло, в 1914 году переселившиеся на остров и занятые здесь работами были освобождены от воинской повинности. По общему мнению, историков, последовавшие в тот год потрясения, мало задели остров по причине отсутствия социальной базы для потрясений. Например, слабого социального расслоения в крестьянской среде — крестьяне вообще практически не следили за тем, что происходит в островной столице — посту Александровском, не говоря уже о более глобальных событиях. Известие об отречении императора Николая II (1868–1918) пришло в Александровск в 2 часа ночи.

В связи с чрезвычайной важностью событий заведующий местной радиостанцией Александр Цапко (1884-1920) разбудил вице-губернатора Фридриха фон Бунге (1860-1922) и командира пешей жандармской команды полковника Н.М. Будакова (1863–?). Те, очевидно, провели остаток ночи в размышлениях. В итоге фон Бунге принял сторону Временного правительства, а Будаков остался верен монархии. Однако это ничего уже для них не решало. Почтово-телеграфные работники как наиболее информированные люди, к тому же обладавшие инсайдерской информацией от своих материковских коллег, решили взять власть в свои руки. Точнее, уже на следующий день они создали свой профсоюз — а любые объединения тогда имели очень большую силу. Делегаты этого профсоюза А. Цапко и Г.П. Колбунов (1888–?) отправились на местный сход крестьян (тогда Александровск делился на пост и слободку), где в процессе изложения новостей предложили по примеру г. Николаевска (Николаевска-на-Амуре) создать Комитет общественной безопасности (КОБ).

6 марта (по другим сведениям, 1 марта) 1917 г. собранием граждан поста Александровского (центра административного управления Сахалинской области) был избран комитет для заведования «общественной безопасностью и продовольственным вопросом». В состав комитета «с согласия всего населения» вошли следующие лица: Самойлов, Кайзер, Протопопов, Журавлев, Шевченко, И.К. Русланов (1889–?), Г.П. Колбунов, А.Т. Цапко, Прошкин и Михеев. Позже комитет пополнили: Ф. Ляхович, И.Ф. Петровский, Д.Н. Швец, М.И. Краснокутский, А.Ф. Захаров и В.Н. Кокорин. Возглавил Александровский комитет общественной безопасности (КОБ) Александр Трофимович Цапко, служивший на о. Сахалине начальником радиостанции. В сельской местности на сходах и собраниях также формировались сельские и волостные комитеты общественной безопасности. В их организации активное участие принимали областные комитеты. Так, в Сахалинской области, где «в целях ознакомления волостных комитетов… с работой областного комитета и для разрешения на месте всех вопросов, возникших в связи с организацией волостных комитетов», на места были командированы комиссары областного комитета.

На Северный Сахалин были направлены доктор А.М. Криворучко (1883–1919) — делегат от Совета рабочих депутатов, и А.И. Гагарин — делегат от Совета солдатских депутатов. К этому времени политическая власть в Сахалинской области перешла в руки временного исполнительного комитета, избранного в городе Николаевске, Александровский комитет получил права уездного (островного) органа власти. С первых дней существования КОБы развили активную деятельность по сосредоточению власти в своих руках. Так, временным исполнительным комитетом г. Николаевска-на-Амуре был арестован губернатор Сахалинской области. Александровский КОБ отстранил от должности вице-губернатора Фридрих фон Бунге (ум. 1922), начальника сахалинской военной команды полковника Н.М. Будакова и других членов администрации царского правительства. На определенный период комитеты общественной безопасности на Дальнем Востоке стали единственными полномочными органами власти. Временное правительство рассматривало их как переходную форму исполнительной власти, соподчинённую губернским и уездным комиссарам. Выстраивая новую вертикаль исполнительной власти, Временное правительство учредило комиссариат по управлению Сибирью. Назначение комиссаров было осуществлено в период с весны по осень 1917 г.

Уполномоченным по Дальнему Востоку назначен депутат IV Государственной думы от Приамурского края эсеру А.Н. Русанов (1881–1936). Сахалинским областным комиссаром стал эсер В.М. Порватов, а уездным комиссаром на Северном Сахалине назначен сын местного торговца, лезгин Иосиф Карлович Русланов, возглавлявший продовольственный отдел КОБа.  К лету 1917 г. влияние КОБов в городах Приамурского края заметно ослабело. Как органы власти переходного периода они выполнили свои функции и в августе были повсеместно упразднены. Осенью 1917 г. на острове прошли выборы в волостные земские собрания и Александровскую городскую думу.

Через день после создания КОБа туда пришли делегаты от канцелярии вице-губернатора (по сути, областного правительства), чтобы поинтересоваться — почему нелегитимная, выбранная меньшинством населения (крестьянским сходом) структура, берет на себя такие полномочия? Несмотря на призывы «арестовать провокаторов», А.Т. Цапко, ставший председателем КОБа настоял, чтобы в его состав включили и чиновников — работать-то кому-то надо было. Начался длительный период многовластия. А.И. Гагарина на острове никто не знал, но вскоре узнали, поскольку тот быстро и вдрызг разругался со всеми местными активистами, охарактеризовав их как «губителей свободной России». И только телеграмма от Министерства внутренних дел, утвердившая 21 марта А.Т. Цапко комиссаром Сахалинской области, дала местным обывателям некоторую определенность. А.И. Гагарину пришлось покинуть остров. Следы его в общем-то теряются, но он оставил отчет о своем пребывании на Сахалине, в котором привел и характеристики людей, захвативших на острове власть, то есть членов КОБ. Понятно, это были нелицеприятные характеристики, чем они, собственно, и интересны:

«Цапко: Молодой человек 33 лет. Совершенно случайно попавший в председатели и на Сахалине до того времени малоизвестный. Хороший радиотелеграфный механик... Отзывчив, но слабохарактерный, поддающийся влиянию других лиц. Страдает манией величия. Как в политических, так и в общественных делах абсолютно не подготовленный...

Самойлович: товарищ (так тогда называлась должность заместителя) председателя. Сахалинский житель. Занимался подрядами по выгрузке грузов на морской пристани. Честность выполнения этих подрядов сильно сомнительна. Бывший член "Союза истинно русского народа" («черносотенцев»)...

Русланов: товарищ председателя, комиссар продовольственного отдела. Молодой человек кавказского типа. Молодой повеса 28 лет. Никогда ничем не занимался. Сын купца, разбогатевшего торговлей водкой и прочей коммерцией. Авантюрист, величавший себя крупным рыбопромышленником в Москве и Петрограде и прокутивший там отцовские деньги...»

А тем временем 4 апреля образовалось еще и рабочее бюро, которое возглавил коллега А.Т. Цапко по почтово-телеграфной конторе А. Ельяшевич, а 24 апреля рабочее бюро вместе с делегатами местного гарнизона создали Совет рабочих и солдатских депутатов. Началось перетягивание каната. В мае Цапко покинул остров, направившись сначала в Хабаровск на съезд работников связи, а потом в Москву и Петроград. КОБ возглавил уже известный нам Иосиф Русланов, позиционировавший себя как эсер.

Иосиф (Осип) Карлович Русланов родился 29 июня (11 июля) 1889 г. на острове Сахалин. О его семье нам известно крайне мало. Отец Иосифа Русланова, Навруз (Карл) Русланов (1835–?), был обычным крестьянином из числа ссыльных лезгин из Дагестанской области. На о. Сахалине Навруз Русланов был на поселении с 1874 года. Мать Иосифа Русланова, Грю Арзуманова (1850–?), была также из числа крестьян, из ссыльных, армянка из г. Елизаветпольска (ныне г. Гянджа, Азербайджан). На о. Сахалине, вместе со своими тремя детьми проживала с 1875 года. Известно, что Карл Русланов был верующим мусульманином. В этой вере был воспитан и юный Иосиф. По сахалинским меркам семья Руслановых была довольно богатой. Карл Русланов был неплохим торговцем. Старший Русланов хорошо понимал, какое значение имеет образование, и не жалел средств на учебу сына. В связи с тем, что на о. Сахалине не было никакой возможности для получения приличного образования, Карл Русланов отправляет своего сына в г. Иркутск. Здесь Иосиф Русланов в 1906 г. закончил гимназию. После этого он поступает на физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета (г. Санкт-Петербург). В университете Иосиф Русланов проучился только два года. В 1908 году он оставляет учебу и едет на Кавказ. Что побудило его на такой шаг, не совсем ясно.

В материалах уголовного дела говорится, что в 1908 году Иосиф Русланов вступил в партию социалистов — революционеров. С другой стороны, там же утверждается, что во время пребывания на Кавказе он выполнял задание какой-то мусульманской националистической организации. Вероятнее всего, молодой человек действительно увлекся революционными идеями, и ему было не до учебы. В конце концов все успокоилось, и в 1910 г. Иосиф Русланов возвращается к отцу на о. Сахалин. В течение трех лет он живет в посту Александровском (с 1917 г. город Александровск-Сахалинский). В 1913 г. по поручению отца Иосиф Русланов ездил на Нижегородскую ярмарку. После завершения ярмарки он почти год жил в г. Москва, торгуя, приславшейся с о. Сахалина пушниной. Только в конце 1914 года Иосиф Русланов возвращается на о. Сахалин. На Сахалине он под руководством отца снова занялся торговлей. Казалось, все шло, как и должно было идти. Сын торговца должен быть торговцем. Революционные увлечения молодости должны уйти в прошлое. Но 2 марта 1917 г. на о. Сахалин пришло известие о революции в г. Петрограде. И все сразу изменилось. Свобода, равенство, братство. Стремление все переменить к лучшему.

6 (18) марта 1917 г. в числе шестнадцати наиболее политически активных жителей поста Александровского Иосиф Русланов вошел в состав Сахалинского островного комитета общественной безопасности (КОБ). Уже 11 (24) марта комитет общественной безопасности полностью взял власть на Северном Сахалине. Иосиф Русланов пользовался определенным авторитетом среди членов комитета. Так, именно ему было поручено возглавить в нем работу продовольственного отдела. А после того как А.Т. Цапко (ум. 1920) на долгое время покинул о. Сахалин, именно Русланов сменил его на постах председателя комитета общественной безопасности и комиссара Временного правительства. Находясь на этих постах, И.К. Русланов пытался примирить интересы работодателей и рабочих, организовывал выборы в органы местного самоуправления, занимался вопросами продовольственного снабжения. А ситуация и в стране в целом, и на местах становилась все более и более сложной.
В сентябре Сахалинский Совет солдатских и рабочих депутатов принимает решение о направлении своих комиссаров-контролеров в организации и учреждения северной части острова. Комиссар Временного правительства резко выступает против этого незаконного решения, значительно ограничивавшего его полномочия.

25–26 октября (7–8 ноября) 1917 г. Временное правительство было низложено. Власть перешла в руки большевистского Совета народных комиссаров. Известие об этих событиях было с негодованием воспринято основной массой политически активного населения Северного Сахалина. Уже 27 октября (9 ноября) 1917 г. в городе Александровске было проведено чрезвычайное объединенное заседание Александровской городской думы, Михайловского волостного земства и Сахалинского Совета рабочих и солдатских депутатов. Кроме того, на заседании присутствовали начальник Сахалинского гарнизона, представители местных отделений Российской социал-демократической рабочей партии, партии социалистов-революционеров, Сахалинского комитета почтово-телеграфного союза, общества служащих в правительственных и общественных учреждениях, сахалинского кооператива. Председательствовал на объединенном заседании уездный комиссар Временного правительства И.К. Русланов.

Иосиф Русланов сообщил присутствующим о событиях в г. Петрограде и призвал всех поддержать Временное правительство. После прений заседание единогласно приняло следующую резолюцию:

«Обсудив выступление Петроградских Советов рабочих и солдатских депутатов против Временного правительства Российской республики, заседание находит:

1) что Временное правительство, руководимое преданным народу борцом за свободу, министром председателем, социалистом товарищем Керенским, достойно полного доверия;

2) что всякое выступление против такого правительства, каким бы мотивом и побуждениями оно не вызывалось, есть посягательство на завоеванные российской демократией свободы;

3) что этому Временному правительству народ и армия должны оказать всяческое содействие и посильную помощь в деле доведения страны до Учредительного собрания;

4) что внутренние распри, откуда бы они ни исходили, слева или справа, гибельно отразятся на нашем фронте и сыграют в руку немцам;

5) что всякий, начинающий гражданскую войну в столь тяжелое и угрожаемое внешним врагом время, есть изменник Родины и предатель Свободы.

Поэтому заседание постановило: выразить полное доверие Временному правительству и в случае надобности пойти всем, как одному, с оружием в руках против насильников для спасения Родины и для успокоения ее недалеком будущем Российским учредительным собранием».

Сразу же после принятия резолюции с о. Сахалина в г. Петроград в адрес Временного правительства, в ставку Верховного главнокомандующего, а также краевому комиссару в г. Хабаровск и областному комиссару в г. Николаевск-на-Амуре была направлена телеграмма:

«Чрезвычайное собрание Думы, волостных земств, рабочих депутатов, партии эсдэков, эсэров, … представителей всего гарнизона, профессиональных союзов под моим председательством единогласно вынесло безграничную веру Временному правительству, готовность всеми средствами поддерживать Временное правительство, ведущее страну к учредительному собранию, готовность для спасения страны, Временного правительства без колебаний принять муку и смерть. Собрание является истинным полным выразителем воли народа, шлет свое проклятие кучке преступников, безумцам, дерзнувшим поднять руку на Временное правительство. Правительственный уездный комиссар о-ва Сахалина Русланов».

Однако клятвы и заверения, в то, смутное время, стоили не много. Дальше слов дело не пошло. Единственное, что смог сделать комиссар Временного правительства, — это попытаться ввести политическую цензуру. Так, 11 (24) ноября им было направлено секретное предписание на имя начальника Сахалинской почтово-телеграфной конторы. В нем говорилось:

«В виду крайне тревожных сведений, получаемых из России по случаю успеха большевистского течения, что может оказать влияние также и на местную жизнь, усилив вышеназванное течение, благодаря чему может образоваться на Сахалине официально партия большевиков, следствием чего, безусловно, нарушится мирное течение жизни, создастся борьба между отдельными слоями населения, внесется разруха. Во имя сохранения спокойствия, что крайне необходимо в переживаемые дни великих испытаний, во имя спасения России от братоубийственной войны, хаоса и анархии, во имя поддержания Временного правительства, я как агент правительства ставлю вас в известность, чтобы сведения, получаемые от потел (почты и телеграфа), в виду их крайне печального тревожного характера не оглашать, а препровождать их ко мне».

Однако это распоряжение не было выполнено. Почтово-телеграфные служащие распространяли сведения, получаемые из центральных районов России, среди населения Александровска. К февралю 1918 г. подавляющее большинство политически активных сахалинцев хорошо понимало, что Временное правительство уже принадлежит истории. Ни один из митинговавших в первые послеоктябрьские дни не собирался ни принимать «муку и смерть», ни идти «с оружием в руках против насильников для спасения Родины». В конце концов все решила позиция органов местного самоуправления. Они прагматично рассудили, что их избиратели не заинтересованы в развязывании гражданской войны, и фактически отказали в поддержке комиссару Временного правительства И.К. Русланову. После этого ему ничего не оставалось, как принять решение об отставке. 27 февраля (12 марта) 1918 г. уездный комиссар Временного правительства И.К. Русланов издает свой последний приказ:

«Ставлю в известность все правительственные, общественные учреждения и все население Сахалина, что 27 февраля я сложил полномочия уездного комиссара и впредь до образования самоуправлениями постоянного органа, приемлющего мои полномочия, временно передал их председателям городской думы и земских собраний. Считаю своим долгом принести горячую благодарность народу за доверие ко мне. Только опираясь на это великое доверие, я мог по мере своих сил и разумения исполнить свой долг. Великое спасибо отдельным лучшим людям, сотрудничество и советы которых дали мне силу неуклонно идти по пути указанном мне Временным правительством».

Итак, 12 марта 1918 г. власть в северной части острова перешла к коллективу самоуправлений, а Иосиф Карлович Русланов стал частным лицом. Он снова вернулся к торговле. Здесь дела его шли довольно успешно. По крайней мере, в конце 20-х годов в его собственности находилось три дома.

В августе 1918 года во Владивостоке начинают высаживаться иностранные войска: США, Канады и даже Италии. Ну и, конечно, Японии. Япония отправила 70 тысяч человек — гораздо больше, чем любая другая держава, что вызвало у прочих стран подозрения касательно истинных намерений японцев. И в самом деле, к ноябрю японцы оккупировали все порты Приморья и все крупные сибирские и дальневосточные города восточнее г. Чита. Отношения Русланова с японцами были вполне дружескими. Режим, установленный ими на Северном Сахалине, его вполне устраивал. Кроме того, японцы были его деловыми партнерами. Однако после того, как стало ясно, что японцы передадут северную часть острова советскому правительству, Русланов не уехал в Японию (как многие «бывшие» Петровские, Швец, Сазоновы, Кузнецовы, Клейе, Борышко…), а остался на Сахалине. Наверное, он считал, что ему удастся продолжить на Родине свои торговые дела.

Правда, однажды Русланов чуть было не оказался вновь вовлечен в политическую жизнь. Это случилось весной 1920 г., вскоре после оккупации Северного Сахалина японскими войсками. Японцы в мае 1920 г. провели выборы в Александровскую городскую думу. В числе избранных в нее был и Русланов. Однако, уже 2 августа 1920 г. японцы ликвидировали на острове все русские административные учреждения. Но Русланов к тому времени уже совсем не интересовался политикой. Его занимали торговые дела. Кроме того, Иосиф Русланов стал активным членом мусульманской общины о. Сахалина. 10 декабря 1923 г. он был избран председателем организационного комитета Александровского мусульманского общества.

В Советской России разворачивался НЭП. А сам Иосиф был уверен, что стране он приносил только пользу… Как окажется в дальнейшем, это было роковой ошибкой Русла¬нова. Новая власть ничего не забыла и никого не собиралась про¬щать. И вскоре после установления на Северном Сахалине совет¬ской власти И.К. Русланов был поставлен на особый учет ОГПУ. За ним было установлено наблюдение. А в конце октября 1929 г. Русланова арестовали. Следствием до¬вольно быстро была создана контрреволюционная группа в составе И.К. Русланова, Ф.К. Сверкина, Л.М. Чаусова и И. Швеца. 27 августа 1930 г. коллегия ОГПУ на основании материалов обви¬нения приняла решение приговорить И.К. Русланова к заключению «в концлагерь сроком на пять лет, считая срок с 28.10.29 г.». Однако концлагерем дело не ограничилось. 4 октября 1933 г. колле¬гия ОГПУ постановила «по отбытии срока наказания Русланова Иоси¬фа Карловича выслать… в ЗапСибкрай сроком на три года». Русланов пытался бороться. Он писал просьбы об освобождении. Но ему отказывали. Последний раз он получил отказ в июне 1935 г. Далее следы Иосифа Карловича Русланова теряются…




Автор: ‘Али Албанви
 

Источник: https://www.proza.ru/2019/01/19/1710

Просмотров: 116 | Добавил: KIRIBUBA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Copyright MyCorp © 2020