Воскресенье, 20.08.2017
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Кавказская Албания [0]
Ислам в Лезгистане [10]
Геополитика на Кавказе [1]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2011 » Октябрь » 29 » Дагестан ждет новый передел религиозного влияния
12:42
Дагестан ждет новый передел религиозного влияния

Южный Дагестан остался без духовного лидера - убит шейх накшбандийского тариката Сиражутдин - Эфенди аль Хурики

В Южном Дагестане, в селе Хурик Табасаранского района вечером 27 октября был убит один из самых влиятельных религиозных деятелей - Сиражутдин Хурикский (в миру Исрафилов). 57-летний шейх был расстрелял около 16:40 мск двумя неизвестными в камуфлированной форме и масках во дворе его собственного дома. Как рассказали родственники шейха, бандиты попросили выйти из дома устаза и уже во дворе несколько раз выстрелили в него из пистолета, после чего скрылись в лесном массиве. От полученных ранений в голову богослов Сиражутдин Хурикский скончался на месте.

Президент Дагестана Магомедсалам Магомедов выразил соболезнования родным, близким и последователям шейха. Чуть позже было распространено коллективное заявление от Народного Собрания и Правительства Республики Дагестан.

С осуждением убийства выступила и ОП РФ в лице его руководителя М. Шевченко. Рабочая группа Общественной палаты РФ по развитию общественного диалога и институтов гражданского общества на Кавказе приняла специальное заявление по поводу убийства Сиражутдина Исрафилова.

По мнению ОП РФ за данным убийством, одного из самых влиятельных шейхов в Дагестане стоят люди, жаждущие разжигания большой войны в республике. Ими также констатируется, что за 10 с лишним лет религиозно-политического противостояния в Дагестане не покушались на жизнь столь крупного исламского духовного лидера, признанного шейхом суфийского тариката. Максим Шевченко считает, что убийство шейха, духовного лидера крупного религиозного братства, каковым являлся шейх Сиражутдин Хурикский, выводит религиозно-политический конфликт в Дагестане на совершенно новый уровень.

В заявлении ОП также отмечено, что шейх Сиражутдин Хурикский отличался активной гражданской позицией. Он принимал деятельное участие в миротворческих инициативах рабочей группы Общественной палаты РФ по развитию общественного диалога и институтов гражданского общества на Кавказе. Он был одним из первых духовных лидеров Дагестана, кто с готовностью подписал инициированный рабочей группой ОП РФ меморандум о совместном противодействии насилию, экстремизму, межнациональной розни и поддержке миротворческого процесса на Кавказе.

На следующий день, после полудня в селе Хурик Табасаранского района, на юге республики состоялась церемония похорон убитого накануне вечером устаза Сиражутдина Исрафилова. Его похоронили по всем канонам Ислама после пятничной молитвы. На похороны устаза приехали несколько тысяч человек с разных концов Земли.

Духовный лидер

С. Хурикский постоянно проживал в селе и был имамом местной мечети. Он считался вторым по значимости религиозным лидером после шейха Саида-афанди Чиркейского. Являясь шейхом накшбандийского тариката, убитый считался наиболее влиятельным духовным лидером в Южном Дагестане. Он был моложе и образованнее Саида-афанди. Получив сначала домашнее исламское образование под руководством своего деда, после его смерти в 1977 г. в 23 года Сиражутдин стал мюридом жившего в Дербенте шейха Абдуллы-Эфенди Абдуллаева Курихского.
В 1989 году получив от Курихского иджазу Исрафилов становиться преемником шейха (разрешение передавать его другим лицам со ссылкой на своего учителя, в последующем акте передачи бывший ученик выступает уже в роли учителя, а новый ученик получает право ссылаться не только на него, но и на его предшественников).

Изучая ислам, он проучился год в 1984–1985 гг. в Исламском институте в Ташкенте, а в 1990-е годы пытался повысить свое образование уже в Дагестане, в Исламских университетах им. Шафии в Махачкале и им. Сайпуллы Кади в Буйнакске. Однако людей привлекает не его познания в исламских науках, а яркая индивидуальность шейха. Вирд Сиражутдина отличается исключительной приверженностью учеников к своему шейху.

У Сиражутдина Хурикского, по приблизительным оценкам, число сторонников доходило до 10 тыс. мюридов. Последователи (мюриды) шейха Сиражутдина Хурикского живут не только в Дагестане, но и в Ингушетии, Кабардино-Балкарии, в других регионах, а также Азербайджане и в Турции. Около пяти тысяч его мюридов живут только в одном Табасаранском районе, также он имел много послушников в Хивском, Сулейман-Стальском и в Ахтынском районе юга республики.

По словам тренера по дзюдо г. Дербент Рамазана Магомедова, который являлся его последователем (мюридом) с 1996 года, устаз Сиражутдин - эфенди аль Хурики нередко критиковал влиятельных чиновников, призывал их заниматься благотворительностью и созиданием. В одном из последних интервью экстремизм и терроризм, борьбу "лесных" Сиражутдин называл отчасти надуманной проблемой. По глубокому убеждению Шейха Сиражутдина Хурикского - некоторые конфликты происходят не между представителями религиозных течений, а между чиновниками.

По мнению большинства экспертов, убийство второго по значимости дагестанского шейха может значительно осложнить ситуацию в республике, некоторые и вовсе предрекают "начало большой войны". В Дербенте — главном городе Южного Дагестана — под патронажем Сиражутдина Хурикского функционируют мечеть "Баб-аль-Абваб" и филиал исламского института.

Между тем Сиражутдин Хурикский был известен в Дагестане оппонированием к прежним властям республики, несогласием с распространением на юг республики влияния шейха Саида-афанди Чиркейского (Ацаева) и патронируемого им Духовного управления мусульман Дагестана (ДУМД). Хурикского не устраивала монополизации в ДУМД всей религиозной власти выходцами из Гумбетовского района Дагестана, недемократичностью принятия решений и непрозрачной деятельностью, отказом в созыве Совета алимом, которые ведают вопросами избрания муфтия Дагестана.

Религиозное противостояние: предыстория

Отношения между тарикатскими общинами складываются сложно, особенностью стало стремление шейхов получить право на наставничество сразу по линии нескольких братств. Из числа распространённых здесь тарикатов (путей) можно выделить следующие: Накшбандийя, Шазилийя и Кадирийя. Первые два пути стремительно растут и развиваются в Дагестане, а последний получил наибольшее распространение в Чечне и Ингушетии под предводительством Кунта-хаджи. Роль наставничества в Дагестане принадлежат Саиду-афанди Чиркейскому и Сиражутдину Хурикскому, они относятся к одним и тем же тарикатам, что, однако не смягчает существующего между ними конфликта.

Началом противостояния принято считать февраль 1992 г., когда группа вооруженных аварцев, выступавших от имени Исламской демократической партии Дагестана (ИДПД), захватила здание ДУМД. Не созывая нового съезд мусульман, единственного органа, согласно Уставу ДУМД, полномочного проводить выборы муфтия, и вместо этого избрали муфтия на Совете алимов, состав которого был предварительно изменен. После этого инцидента съезд мусульман Дагестана ни разу не проводился.

Показательно, что все четыре муфтия ДУМД, избранные Советом алимов после 1992 г., были аварцами. Национальный состав ДУМД также состоит на 99% из мюридов Саида-афанди Чиркейского. Монополизация со стороны аварцев ДУМД вызвала появление в Дагестане оппозиционных ему национальных муфтиятов, в 1996 г. шейхом Хурикским была предпринята попытка создать ДУМ Южного Дагестана.

Конец дальнейшему дроблению муфтиятов положил принятый при лоббировании ДУМД в Дагестане 30 декабря 1997 г. республиканский закон «О свободе совести, свободе религий и религиозных организациях», запретивший создание ДУМ по этническому признаку и деятельность ранее образованных национальных муфтиятов кроме ДУМД, которое еще в 1994 г. сумело единственным пройти государственную регистрацию.

Важная деталь еще заключается в том, что все функционеры ДУМД, включая Муфтия, получили юридическое образование – закончили Северо-Кавказский филиал Правовой Академии Минюста РФ, директором которого, является Магомедов Б. М., уроженец сел. Новый Чиркей Кизилюртовского района - также мюрид шейха Ацаева. Не которые склонны видеть в этом поэтапный план шейха Чиркейского, по замещению всех ключевых должностей в республики - собственными мюридами. Оппозицию ДУМД, в основном, составляют даргинцы, в меньшей степени кумыки.

Легитимность ДУМД в глазах мусульман

Легитимность же Духовного управления и авторитет чиркейского шейха Саида - афанди ставятся приверженцами всех остальных направлений (в том числе и других тарикатских ветвей) под большое сомнение и подвергаются вполне обоснованной критике, которая касается следующих вопросов:

1. Поскольку после 1992 г. все муфтии избирались не съездами мусульман, а Советом алимов Дагестана, который был также сформирован, в основном, из сторонников шейха Саида - афанди Чиркейского в обход съезда мусульман, нынешнее руководство ДУМД рассматривается его оппонентами как «самопровозглашенное» и «назначенное»;
2.Нетрадиционность шазилийского тариката, выведенного, благодаря усилиям сторонников Саида - афанди, на лидирующие позиции в республике. Негодование верующих вызывает практически полное забвение официальным духовенством более традиционного для Дагестана накшбандийского тариката, а также традиций таких великих шейхов и муршидов Дагестана как Магомед Ярагский, Джамалудин Казикумухский, Абдурахман Согратлинский;

3. В такой многонациональной и многосоставной республике как Дагестан, подавляющее большинство работников ДУМД являются мюридами и сторонниками только одного шейха – Саида - афанди. Многие ключевые посты заняты представителями только аварского этноса, причем выходцами только из двух районов – Гумбетовского и Шамильского. По этой причине оппоненты ДУМД называют его между собой «аварским ДУМД» и «Духовным управлением мусульман Гумбетовского района». Под видом противодействия «ваххабизму» ДУМД стремится монополизировать право назначения имамов на местах в интересах группировки Саида - афанди;

4. Руководители и сторонники ДУМД считают истинными шейхами только четырех шейхов ветви Саида – афанди, а всех остальных называют мута-шейхами (лже - шейхами). В контролируемых сторонниками Саида - афанди исламских медресе и университетах учащихся воспитывают в духе неприязни к другим шейхам. Результатом подобной политики стала череда конфликтов, многие из которых едва не переросли в резню и вооруженное противостояние. К примеру, в сентябре 2001 г. группа сторонников Мухаммада Мухтара Кяхулайского ворвалась в здание ДУМД, угрожая «не оставить камня на камне от Духовного управления» если не прекратятся оскорбления Мухаммада Мухтара со стороны мюридов Саида - афанди. Весной 2004 г. представители других тарикатских ветвей, будучи до предела возмущены агрессивной политикой ДУМД пытались создать на базе мечети в Редукторном поселке г. Махачкалы альтернативное Духовное управление. На это собрание ДУМД прислало свои боевые группы, вооруженные холодным оружием, кастетами и заточками. Оппозиция, не желая допустить кровопролития, свернула свое собрание;

5. В Дагестане распространено мнение, что руководство ДУМД не слишком щепетильно в финансовых вопросах и не чурается финансов любого происхождения. Кроме этого, резкую критику вызывает отправка паломников в хадж, на которой, по мнению оппонентов, ДУМД ежегодно «зарабатывает» более сотни тысяч долларов;

6. Оппоненты упрекают ДУМД в слабой религиозной подготовке. Характерно, что за все время своего существования ДУМД не издало ни одной фетвы. Надо сказать, что отсутствие богословских знаний ставится в вину и самому Саиду - афанди Чиркейскому, о чем высказываются многие алимы. Многих мусульман возмущают факты откровенного нарушения ДУМД и структурами, подконтрольными ДУМД, общеизвестных постулатов ислама, как, например, дозволение и поощрение к продаже и приобретению портретных изображений не только самого шейха, но и его предшественников и, самое главное, пророка Мухаммада;

7. ДУМД традиционно тяготеет к борющимся за власть аварским этнополитическим группировкам. Его традиционными сторонниками считаются некоторые видные политики республиканского масштаба, что обеспечивает мощное лоббирование интересов «чиркейской» группы.

Тем не менее, республиканские власти, до событий 1999 г. пытавшиеся заигрывать не только с различными ветвями тариката, но и с представителями дагестанской радикальной салафийи (Карамахинский джамаат), впоследствии сделали ставку только на группировку Саида - афанди.


Тогда это было обусловлено двумя факторами:

1.В ситуации, когда Москвой перед республиканскими властями была поставлена задача по беспощадной борьбе с радикальными салафитскими джамаатами, только «чиркейская» группировка давала полное «обоснование» с позиций ислама правомерности действий властей по разгрому «ваххабитов». Кроме того, только эта группировка могла в короткие сроки наэлектризовать наибольшее количество верующих «антиваххабитскими» идеями и породить в обществе «антиваххабитскую истерию».

2. В ситуации, когда даргинский клан Магомедали Магомедова имел твердое намерение любой ценой оставаться у власти, следовало дать какую-то отдушину накапливающемуся недовольству аварцев. Аварцы, как самый крупный этнос Дагестана были на тот момент предельно озлоблены столь долгим пребыванием у власти даргинцев. Передача в рамках ДУМД всей духовной власти аварцам могла отчасти погасить аварские претензии на власть светскую.

Однако подобные попытки государства подчинить весь массив мусульман представителям одной национальности и одного направления в исламе (вернее, даже не одному направлению, а узкой ветви внутри одного из направлений) вызывали ожесточенное сопротивление со стороны верующих.

Никогда за всю историю Дагестана не предпринималось более непродуманного шага, нежели подобное втискивание самым жесточайшим образом всего многообразия исламской интеллектуальной, обрядовой, национально-культурной жизни в узкое русло «аварско - гидатлинского» (в интерпретации чиркейского шейха) тариката.
Эта политика показала свою полную несостоятельность.

Во-первых, она противоречит положению об отделении и равноудалении различных ветвей церкви от государства;

Во-вторых, адепты «гидатлинского» тариката не обладают достаточным уровнем подготовки для идеологического противодействия салафийи;

В-третьих, подобной фокусировкой государства на одном направлении внутри тариката были «оставлены за бортом» другие конструктивные направления и общины;

В-четвертых, Духовное управление, почувствовав поддержку государства, принялось за подавление всех своих идеологических противников и породило отторжение от своей политики не только верующих, но и научной и творческой элиты республики;

В-пятых, тесное сотрудничество Духовного управления с правоохранительными органами полностью дискредитировало эту структуру в глазах многих молодых мусульман, традиционно с недоверием относящиеся к работе «силового блока»;

Не смотря на ряд существенных отличий дагестанского закона от соответствующего федерального закона 1997 г., на протяжении последующих лет этнические и региональные духовные управления мусульман, были ликвидированы, и проаварское ДУМД осталось единственным официальным органом.

Под предлогом «борьбы с ваххабизмом» ДУМД попыталось выстроить в Дагестане собственную иерархию квазицерковного типа. Первым шагом к ней было введение к 1995 г. должности председателя районного или городского совета алимов и имамов, которых неофициально называют также «представителями ДУМД». В их обязанности входит проверка деятельности сельских имамов.

ДУМД пытается подбирать кандидатов в сельские имамы из своих ставленников, зачастую посылая в район, где традиции исламского образования слабы, выходцев из других районов. Личное мнение председателей районных и городских советов, нередко играет, решающее значение.

Тем самым ДУМД встало во главе своего рода «церковной» иерархии, которой в исламе в принципе быть не должно. Однако всего этой сетью удалось не более 22 района республики. В свое время 6 кумыкских районов , 2 города и 12 районов Южного Дагестана отказались войти в нее, не допуская на свою территорию представителей ДУМД. Именно с этих территорий, по мнению служащих ДУМД и распространяются нетрадиционные направления Ислама, такие как салафизм и ваххабизм, однако такое мнение ничем не обосновано и бездоказательно.


Религиозный пасьянс в Юждаге

Вместе с тем Южный Дагестан отличается конфессиональным многообразием и толерантностью. Кроме суннитского мусульманского большинства, здесь есть еще шииты - имамиты. О силе стабилизирующего влияния секуляризированного Дербента свидетельствует тот факт, что древнейшая в России историческая Джума-мечеть города управляется совместно суннитами и шиитами, ускользая из-под власти Чиркейского шейха. Современное мусульманское возрождение в Южном Дагестане имеет две формы: суфийскую и традиционалистскую, крайняя форма которой - течение, которое принято называть «ваххабитским».

Умение идти на компромиссы, позволила Сиражутдину остаться членом Совета алимов ДУМД после захвата его аварцами в 1992 г. до 2000 г., несмотря на свои сложные отношения с группировкой Саида-афанди. Вместе с тем он продолжал работать как представитель ДУМД в Южном Дагестане. Вполне сносные отношения шейх поддерживал с покойным муфтием Абубакаровым, поскольку тот, по его словам, при всех своих амбициях «не лез на Юг».
Обучаясь в оппозиционном, прокумыкском Исламском институте им. Шафии, и одновременно стремясь открыть филиал этого института у себя на Юге, Сиражутдин поступил в про-чиркейский Исламский институт им. Сайпуллы Кади и постарался наладить отношения с его ректором Арслан-Али Гамзатовым, учеником Саида-афанди.

Передача Сиражутдином должности представителя ДУМД мюриду А.Гамзатова и имаму второй соборной мечети Дербента Махмуду Пириеву, стала шагом к распространению влияния группировки Чиркейского шейха на юг. Вместе с тем Сиражутдину удалось сорвать попытку ДУМД назначить своих представителей на должности районных и городских имамов Южного Дагестана.

По его словам, он продолжает определять выбор имамов в Южном Дагестане. Мечетные общины (джамааты) и представители власти всякий раз советуются с ним по этому поводу, специально приезжая в отдаленное селение Хурик, Табасаранского района.
Сегодня два исламских университета – Северо-Кавказский и им. Сайпуллы Кади, – готовят молодые кадры из южан (в основном лезгин), – которые призваны заменить имамов, в азербайджанских, табасаранских, лезгинских, курахских, агульских селах, находившийся прежде под влиянием Сиражутдина Хурикского. В тоже время Шейх Сиражутдин Хурикский не однократно говорил: «Я их в Юждаг не буду допускать. Они ни копейки сюда не вложили, но хотят сюда своих имамов назначать». У Хурикского были свои рычаги влияния.

Заканчивалось все это, как правило, очередным противостоянием. Местные аксакалы не знают русского, а присланные «варяги» ДУМД читали проповеди либо на арабском, либо русском. В свою очередь это настораживало и отталкивало местное население. Тем не менее, ДУМД частично удалось проникнуть и закрепится в Южном Дагестане, в завершающей стадии находится строительство большой мечети с четырехэтажным корпусом (медресе) в г. Дербенте.
Существенную помощь в этом раньше им оказывал ныне покойный министр ВД А. Магомедтагиров, будучи еще начальником ГОВД в Дербенте. Причем схема принятия тех или иных решений джамаата предельно проста: из Хасавюрта, Махачкалы привозили молодых мусульман в Южный Дагестан на автобусах, и в мечети и которые при принятии ключевых решений голосуют: «за».

В целом религиозная ситуация в Южном Дагестане крайне мозаична. Положение одной мусульманской общины может существенно отличаться, от конкурирующей. Не исключено что на республиканском уровне имамы Южного Дагестана находятся в «двойном подчинении». При этом Сиражутдин контролировал их религиозную деятельность.

Серьезный конфликт разгорелся вокруг новой мечети Дербента в районе улицы Гагарина. Ее строительство начала одна лезгинская семья, под эгидой созданного ей религиозной организации «Арафат», но фактически строительство было завершено шейхом Сиражутдином в 1997–2000 гг.
Городские власти, и предприниматели вначале просили Хурикского завершить строительство, но затем попытались овладеть крупной недвижимостью, пользуясь тем, что документы на мечеть принадлежали им. Возможно, конфликтная ситуация была создана искусственно при подстрекательстве республиканских чиновников, по совместительству являющиеся мюридами конкурирующих группировок, чтобы нанести удар по вирду Сиражутдина.

Последний, однако, сумел обойти противников и начал строительство при «Арафате» филиала оппозиционного ДУМД Исламского института им. Шафии, который открылся здесь в 1998 г. так вопреки усилиям ДУМД, монополизировать исламское образование в республике был открыт первый исламский вуз Южного Дагестана. Число студентов в нем быстро росло и вскоре достигло 300. Должность имама «Арафата» по сей день занимает ученик (мазун) Сиражутдина - Исамутдин Саидов (1966 г.р.) из Табасаранского района.

Чтобы закрыть конкурирующий исламский вуз, ДУМД при поддержке милиции попыталось обвинить студентов и преподавателей «Арафата» в запрещенном к 1999 г. в Дагестане «ваххабизме». Тогда милиция стала придираться к руководству Института по поводу нарушения санитарных, строительных и противопожарных норм.

11 октября 2001 г. наряд милиции задержал несколько молодых людей школьного возраста, проживающих без регистрации в «Арафате», а рано утром 13 октября штурмовала его здание. Однако допущенные при этом избиения гражданского населения и нарушения норм российского законодательства вынудили правительство республики во главе с председателем Госсовета М.Магомедовым вмешаться в конфликт. Вскоре активисты «Арафата» были освобождены, а исламский вуз возобновил свою работу под новым именем «Баб аль-абваб».
Самими лидерами лезгинских общественных организаций, выражалась озабоченность, по поводу непрекращающихся попыток ДУМД, внедрить своих имамов в регион:

«Представители ДУМД - ислама играют на духовном вакууме и религиозной неграмотности народа, используя это в своих корпоративных интересах. Идет тонкая игра на так называемом «мусульманском братстве». При этом вектор «братства» однонаправленный, однобокий, который не учитывает геополитических, духовных и иных интересов и запросов лезгинского народа. «Исламское братство» в их устах - политическое оболванивание, на которое поддаются отдельные молодые люди, некоторые из них в качестве имамов мечетей преподают ислам своим же сородичам, чем льют воду на чужую мельницу».
Судя по всему, значимость Сиражутдина Исрафилова в Южном Дагестане (возможно не во всех районах), в последние годы только увеличивалась. Косвенно это подтверждается еще тем, что шейх Сиражутдин Хурикский, вместе с другими подконтрольными ему имамами Юждага, весной 2010 года, выступил с официальным критичным заявлением «по ситуации с суннитскими мечетями в Азербайджане».

Критику можно обнаружить, ознакомившись и с последним интервью шейха Сиражутдина Хурикского. В своем интервью, под заголовком «Власть не считается с духовными лидерами», шейх Хурикский, на вопрос о том насколько сегодня актуально создание Духовного управления мусульман Южного Дагестана?». Дает уклончивый ответ, и одновременно обрушивается с критикой в адрес Духовного управления, цитата:
«Здесь не этот вопрос стоит, здесь другое, нужно говорить о том, что Духовное управление не может работать, у них нет специалистов, нет качества, с каким можно управлять. Дагестан многонациональная мусульманская республика, в которой должны руководствоваться с позиции всех народов – именно такое духовное управление необходимо республике. А то духовное управление, которое функционирует сегодня, никогда эффективно не работало, и не будет работать».

Также шейх обвинил ДУМД, в застое в своем духовном развитии, и фактической религиозной дискриминации других народов, деления мусульманской уммы в республики на «Южных» и «Северных», далее выдержки из интервью:

«А что касается Южного Дагестана – почему именно разделяем, мы не разделяем, не должно быть в религии разделения, мусульманин хоть в другой части света, хоть на этой – мусульманин есть мусульманин, если мы делим, значит, мы сами уже не люди, мы стараемся духовное управление вообще обновить. Мы противники раздела, на какие-то уголки как Южный Дагестан и Северный Дагестан, это само Духовное управление занимается расколом мусульман. На Южный Дагестан с 1990 г. духовное управление внимание не уделяло и не уделяет, только раскол, раскол и такое духовное управление не нужно нам, она ничего не даёт ни Северному Дагестану, ни Южному». Аналогичного мнения придерживаются и некоторые другие оппозиционные шейхи в республике.

Нельзя исключать также, что одной из многих причин всплеска религиозного экстремизма в республике, так называемого «ваххабизма» (термин «ваххабизм», не имеет под собой научное обоснование), которое в своих проявлениях является по сути дела религиозной формой протеста, на узурпацию и полного доминирования одного из крупных этносов в религиозной жизни республики.

Эксперты обращают внимание еще тот факт, что убийство Сиражутдина Хурикского совпало по времени с завершением в Москве встречи южнодагестанских глав местных администраций и предпринимателей – выходцев из Южного Дагестана с федеральными чиновниками во главе с первым замминистра регионального развития Сергеем Верещагиным. Где было принято решение о поддержке инициативы местного бизнес сообщества и о создании «Ассоциации предпринимателей Южного Дагестана».

Необходимо отметить, и другое резонансное преступление: погром в мечети в с. Советское, в приграничном Магарамкентском районе, который произошел накануне обсуждений в ОП РФ в Москве проблем разделенных народов. Из чего можно предположить о существовании определенных сил, которые активно используют приграничный «фактор Юждага» как инструмент дестабилизации и раскачивании ситуации в республике в своих целях.

Автор: Али АЛБАНВИ

Литература

1)«Работа ДУМД. Прикрыта завесой тайны». Х. Магомедов
2 «В Дагестане убит шейх Сиражутдин Хурикский», А. Аскеров http://spectr.info/
3)Заявление Президента Республики Дагестан, Народного Собрания и Правительства Республики Дагестан. РИА «Дагестан», от 27.10.2011
4)«Рассадник духовности», М. Ахмедова. «Русский репортер» №12 (42) /от 03 апр. 2008
5)«Религиозный деятель застрелен в Дагестане», "Кавказский узел" http://dagestan.kavkaz-uzel.ru/articles/194812/
6)«Особенности исламского возрождения в Южном Дагестане конца ХХ в.» Автор: А. Албанви http://www.proza.ru/avtor/albanvi
7) «Южнодагестанская региональная идентичность», А. Албанви, Фонд «Лезгины»
8)«Распространение и развитие суфизма в форме Накшбандийского тариката в Южном Дагестане», А. Албанви
9) «В Южном Дагестане убит главный мусульманский шейх С. Хурикский», http://top.rbc.ru/incidents/28/10/2011/622558.shtml
10)«Сиражутдина Хурикского убили за его антиэкстремистскую деятельность», РИА «Дагестан» от 28.10.2011.
11)«Кому выгодна дестабилизация на юге России?», А. Амрахов, Фонд «Лезгины»
12) «Исламовед: Покушение на шейха – продолжение череды убийств религиозных деятелей в Дагестане», http://www.rosbalt.ru/federal/2011/10/28/906243.html
13) «Константин Казенин: Убийство шейха Сиражутдина и "афганизация" Дагестана», www.regnum.ru/news/polit/1461084.html
14) «Религиозная идентичность Дагестанцев: традиционализм и ваххабизм», З. Арсланбекова
15) Максим Шевченко: «За убийством Сиражудина Хурикского стоят люди, жаждущие большой войны в Дагестане», РИА «Дагестан» от 28.10.2011
16) «Сиражутдина Хурикского похоронили в родовом селе», РИА «Дагестан» от 28.10.2011.
17) «Шейх Сиражутдин Хурикский будет похоронен в родовом селе (Дагестан)», ИА REGNUM www.regnum.ru/news/accidents/1461127.html


http://www.proza.ru/avtor/albanvi

Просмотров: 323 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017