Пятница, 18.08.2017
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Кавказская Албания [0]
Ислам в Лезгистане [10]
Геополитика на Кавказе [1]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2011 » Октябрь » 1 » ИСТОРИКО-ПРАВОВАЯ ОСНОВА ДЛЯ ВОССОЕДИНЕНИЯ И ВОССТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ ЛЕЗГИНСКОГО НАРОДА
16:04
ИСТОРИКО-ПРАВОВАЯ ОСНОВА ДЛЯ ВОССОЕДИНЕНИЯ И ВОССТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ ЛЕЗГИНСКОГО НАРОДА

"А начинать надо, повторяю, с полного демонтажа имперской структуры.

Толькотак можно решить национальную проблему в малых империях,

которыми по существу являются союзные республики"

Андрей Сахаров.

"Межэтнические конфликты в бывшей СССР и нынешней России перестали быть событием. Причину их ищут в ошибках политиков, чьем-то злом умысле, стечении обстоятельств. Однако корень зла — сама система национально-территориального деления. Та, которая была реализована когда-то наркомом по делам национальностей Сталиным. По его замыслу территории оказались приписаны определенным этническим хозяевам, и, разумеется, представители всех остальных этнических групп, по определению, должны были считать себя гостями на своей земле. В результате этническое противопоставление легло в фундамент советской государственности" [97]

Агрессивной стороной здесь выступают не малочисленные этносы, имеющие основания опасаться за само свое существование, а мощные нации, насчитывающие сотни тысяч и миллионы людей, которым в этническом плане абсолютно ничего не угрожает.

С распадом СССР положение малочисленных народов в новых государствах стало исключительно острым и еще более тяжелым. Если ранее господствующие этносы и их коррумпированные кланы в руководстве республик как-то оглядывались на Центр, на Москву, боясь, что их отстранят от кормила, то теперь в новых самостоятельных государствах осуществляется полный открытый произвол в отношении малочисленных народов. При этом ответственность за обострение межнациональных отношений возлагается на малочисленные народы и их представителей. Разве не по этому сценарию арестованы и брошены в тюрьмы патриоты лезгинского народа в Азербайджане? Их обвиняют в незаконном хранении оружия и в экстремизме. Ведь это надуманные предлоги, чтобы расправиться с активистами ЛНД "Садвал", и тем самым сбить накал протестов лезгинского народа против националистической политики руководства Азербайджана. О том, что вся политика руководства Азербайджана построена на вероломстве и лжи, говорят и пишут сами тюрки-азербайджанцы. Давайте послушаем Теймура Яхьяева, политолога, выступившего в "Российской газете "(19.08.1993): "Ровно год назад бакинское подразделение ОМОНа высадилось с вертолетов в Ленкорани. Бойцы тут же двинулись в соседний район — Массалы. Тогда я работал там главой исполнительской власти. И цель ОМОНа была выполнить решение исполняющего обязанности президента, одного из лидеров НФА Исы Гамбарова — отстранить меня от занимаемой должности якобы в связи с переходом на другую работу.

Однако я не собирался на другую работу. Впрочем, мне ее тогда никто и не предлагал. Мне нравилось то, что я делал. Люди верили мне. Они-то и встали на пути отряда милиции, выразив тем самым свой протест против несправедливого указа. Собрались крестьяне, рабочие, учителя, молодежь. В Баку их тут же объявили "кучкой спекулянтов, наркоманов и уголовников"…

Из Баку пытались давить на местную милицию и прокуратуру, чтобы они утихомирили людей, заставили их отказаться от участия в митинге и забастовке. Из столицы для устрашения массалинцев приехал специально прокурор…

После проведения президентских выборов давление на район, наоборот, усилилось. Вспоминаю свои встречи с руководством республики.

Абульфаз Эльчибей: "Уж мы-то знаем эти митинги. Если бы мы не давали каждому по 200 рублей, то за нас на улицах никто бы не кричал".

Иса Гамбаров: "А правда, что ты дал Муталибову за свой пост четыре миллиона рублей?"

Позже узнал — это был прямой намек. Столько стоил мой пост по их расценкам. Абульфаз Эльчибей: "Помоги нам посадить в Массалы нашего человека и выбирай любой пост в Баку ("Их человеком" оказался продавец билетов "Спортпрогноз"). Что ты нашел там в этой грязи? "Это не грязь, — отвечаю ему, — это моя земля". Тут жил мой дед, родился мой отец". Он смотрит на меня удивленно и непонимающе. И это был президент, которому средства массовой информации республики пытались создать имидж идеалиста и романтика!

…В тот момент испытания я убедился, что в команду подобрались люди чести. После моего снятия все они в знак протеста подали в отставку. В том числе и начальник районного отделения милиции полковник Вагиф Керимов, который свой рапорт вышестоящему начальству начал словами: "В связи с приходом к власти в Масаллы черных сил".

Люди поверили в справедливость… Сейчас как никогда нужна такая вера. В том числе неподкупность лидеров. Ведь дико: в мире исламских традиций, однозначно осуждающих мздоимство, повсеместная коррупция повлияла уже на национальный характер….Нет, лидеры НФА отважились на власть не только потому, что не осознавали ее очевидности. Кое-кто, это уже видно сейчас, понимал так брать власть — значит получать взятки, иметь привилегии, командовать… Земля и кровь, совесть и честь — все приносилось в жертву золотому тельцу: продажа оружия, купля-продажа населенных пунктов, отступление и наступление…

О каком патриотизме можно говорить в таких условиях? Двуличие "верхов" в Баку оборачивалось на фронте порой нравственным кощунством. Были случаи, когда бойцу стреляли в спину, а затем продавали его тело родителям, якобы уже выкупленное у армянской стороны. Удивительно ли, что молодежь тысячами бежит за пределы республики, где часто оказывается без средств к существованию….На фоне всех этих событий я все чаще думаю о Гайдаре Алиеве. О человеке, который, давно познав ответственность и бремя власти, вновь стал во главе азербайджанского государства. Вокруг его имени было много правды и много лжи. Но он остался верен народу Азербайджана. Ведь возвратился к власти в критический момент. Все так обострено, что каждая его ошибка — путь к проклятию и забвению, каждое верное решение — путь к статусу спасителя нации. И это заставляет верить, что Гайдар Алиев будет в этой сложной ситуации жертвовать не землей и кровью народа, а собой. Перед ним, по сути дела, стоит задача мессианского свойства. Ведь еще немного, и может распасться не только государство, но и сам этнос. Лезгины, талыши, курды, удины, не раз заявляли, что они готовы быть азербайджанцами, гордиться им, но не будут поддерживать безумные действия столичного руководства и терпеть их.

Так не закончивший формирование азербайджанский этнос может вновь распасться на народности и племена, уйти в небытие. Такой полураспад нации хорошо виден из Баку. Продажная, потерявшая совесть небольшая прослойка, склонная считать ceбя чуть ли не отцами нации, устроила пир вор время чумы… Но есть ли сейчас в Азербайджане команда, способная вывести республику из кризиса? С тревогой вглядываюсь в окружение Гайдара Алиева и Сурета Гусейнова. Оно, как и раньше, уже начинает восхваление этих лидеров. Лизоблюды опять льнут к сильным лидерам… Не дай Аллах, если сейчас будет упущено время формирования новой национальной элиты. Или клановые родственные принципы снова возьмут верх? Ведь тасование крапленых карт ничего не дает. Ибо кадровый корпус, не пополняемый новыми силами, известно, деградирует. И это, признаюсь, беспокоит больше, чем предстоящий референдум о доверии Эльчибею. Человек, бежавший со своего поста в состоянии пьяного забытья, полагаю, не наберет и трех процентов голосов. Хотя Эльчибей, по старой привычке, все еще пытается торговать нашей землей. Недавно выдвинул инициативу: если армяне вернут захваченные азербайджанские территории, он готов признать Нагорно-Карабахскую Республику. Сейчас он ждет покупателей этой идеи, готов прийти им на помощь. Покупатели, возможно, и найдутся. Но земля, щедро политая кровью, не продается."

Такова исповедь Теймура Яхьяева. В целом он правильно описывает политику коррумпированных эшелонов власти Азербайджана. А когда она была другая? Потопив в грязи бывшего президента Эльчибея, Теймур Яхьяев пытается возвышать, облагораживать Г. Алиева. О последнем также писали в прошлом много. А разве Г. Алиев не принадлежит к тем же кланам, которые также вели себя во времена Брежнева? Конечно, человек может измениться, могут меняться и политические взгляды и действия. Произошло ли это в Г. Алиеве?

Теймур Яхьяев кривит душой и в случае, когда говорит о том, что "лезгины, талыши, курды, удины не раз заявляли, что они готовы быть азербайджанцами в сильном Азербайджане, гордиться им, но не будут поддерживать безумные действия столичного руководства и терпеть их". Это явная передержка фактов. Доказательство — материалы в Приложениях этой книги. Да, лезгины могут остаться в азербайджанском государстве, если получили бы для своего самосохранения реальную автономию на своих исконных землях и если разделенность народа будет устранена…

Говоря о национальной политике руководства Азербайджана, один из лидеров Социал-демократической партии Рамазан Лаври в "Истиглал" пишет: "Быстро сменяющие друг друга политические силы, придя к власти в Баку, лишь на словах говорят о равенстве наций, на деле же все делают наоборот".

Изложенный выше материал пример того, что строительство новых государств на территории бывшего СССР осуществляется под руководством кланово-мафиозных групп наиболее многочисленных народов в бывших советских республиках под барабанный бой тех же фальшивых деклараций, как и в бывшем СССР, "о равноправии граждан и народов". В то же время ни в законодательном порядке, ни в системе органов государственной власти и управления не предусмотрены, как и в большевистской СССР, гарантированные механизмы обеспечения и реализации прав и свобод граждан, в том числе равноправие народов и их право на самоопределение.

В демократических преобразованиях в бывших республиках СССР впереди идет Россия, но и здесь трудно преодолевается прошлое. Принятая новая Конституция России не лишена серьезных изъянов, хотя в ней сделаны значительные шаги к демократическому устройству России. Прежде всего обращает на себя внимание высокая ориентированность на международные стандарты в области прав человека. Предлагается широкий контроль суда, вообще судебной системы за деятельностью государственных органов в тех случаях, когда они могут нарушить или нарушают права граждан, их законные интересы. Вместе с тем в новой Конституции принижены функции республик в рамках России. В ней опять не решен национальный вопрос. Для реализации последнего необходимо, наравне с Думой и новой палатой — Советом Федерации, сохранить Палату Национальностей, но с другим избирательным механизмом и функциями. Она должна формироваться представителями всех коренных народов, проживающих в Российской Федерации с равным представительством. Так, например, если в Российской Федерации проживает 100 коренных народов, то Палата Национальностей должна состоять из 200 депутатов, при представительстве по два человека от каждого народа.

Естественно, Палата Национальностей должна иметь свои полномочия в решении национальных вопросов в России, как Дума и Совет Федерации, имеют свои…

Если рассмотреть правовые основы государственности Азербайджана, то здесь пока ничего не изменилось, а по национальному вопросу осуществляется полный произвол. Азербайджанское правительство узурпировало волю народов Азербайджана под прикрытием термина "азербайджанский народ" (сравните — "советский народ"), признает только за тюркским народом Азербайджана право на самоопределение и отделение от бывшего СССР: в то же время не признает за лезгинским народом не только право на самоопределение, но даже право на свое название, поскольку лезгинский народ не упоминается ни в одном законодательном акте. Это верно не только в отношении лезгинского народа, но и других нетюркских народов Азербайджана: аварцев, карабахских армян, талышей, курдов и.т.д. Более того, вопреки всем нормам международного права в Азербайджане приняты ряд законодательных актов и других официальных материалов, в соответствии с которыми лезгинский народ лишается самой основы своего физического существования как этнической общности: права на землю и природные ресурсы, на компактную историческую территорию своего обитания. Так, в проекте Конституционного закона Азербайджана "Об основах экономической самостоятельности Азербайджана" говорится: В отличие от позиции Центра, изложенной в законе СССР "О собственности", мы считаем, что земля в любом районе Азербайджана, считается неотъемлемой и безраздельной собственностью Азербайджана, а не народов, проживающих в этих регионах"… И далее: "Экономическая самостоятельность Азербайджана основывается на неотъемлемой и безраздельной собственности нашего народа (азербайджанских тюрков — ГА.) на жизненное пространство, производственные ресурсы и природные богатства" [98]. Эти положения закреплены и в Конституции, и в законе о суверенитете Азербайджана.

Одновременно с целью размывания компактного расселения лезгинского народа, несмотря на нехватку земли местным жителям, переселяли и переселяют на их земли ранее — турок-месхетинцев, а теперь — беженцев — азербайджанцев-тюрков. Так, например, в распоряжении, изданном Советом безопасности Азербайджана, опубликованном в газете "Бакинский рабочий" [99] прямо указано, куда следует переселиться беженцам из Карабаха. Из 11 районов, указанных в распоряжении, 7 являются районами, где проживают лезгины и лезганоязычные народы.

И, наконец, чтобы окончательно лишить лезгинский народ возможности своего национального возрождения, защиты национальных прав, делается попытка узаконить незаконное: вопреки воле лезгинского народа, пытаются делить его между двумя государствами — Россией и Азербайджаном. Для этого еще в 1991г. Азербайджан в одностороннем порядке принял законодательные акты о государственной границе Азербайджана, о создании Комитета по охране границы. При этом в одностороннем порядке с января 1992г стал строить атрибуты государственной границы по административной границе Азербайджан — Дагестан.

С середины тридцатых годов советского периода под прикрытием лозунгов "расцвета и слияния наций", "пролетарского интернационализма" и.т.д. развернулся широкомасштабный процесс "унификации" национального состава СССР", создания советских народов. В Азербайджане этот процесс вылился в тюркизацию нетюркских народов и создания на их основе "азербайджанского народа". Именно с 1936 года отменено обучение детей на родных языках коренных народов в Азербайджане, закрыты национальные театры, книгоиздательства и т.д. Слова "азербайджанский", "азербайджанец" –– эти слова идентичные по своему содержанию". понятиям "советский", "советский человек. Таким образом, понятия: "азербайджанский народ", "азербайджанский язык", "суверенитет азербайджанского народа" и.т.д. такая же политическая функция, как и "советский", "советский народ", "советский язык"… За понятиями "советский" или "азербайджанский" народ скрывается националшовинистическая кланово-государственная бюрократия и ее интересы: в первом случае советско-российского, во-втором-тюркско-турецкого. При этом вся это политика проводится через местных коллаборационистов, связанных с ними общими меркантильными интересами. Это прозрачно просматривается на лезгинской проблеме. Именно через лезгинскую бюрократию, связанную с руководящей верхушкой Азербайджана и Дагестана проводится антилезгинская политика. В Баку это осуществляется через некоторых коллаборционистов — лезгин культурного центра "Самур", руководство которого полностью проводит политику, угодную азербайджанскому руководству: "Было бы легкомысленно отделить судьбу кусарских лезгин, проживающих на севере Азербайджана от судьбы "азербайджанского народа"… (газета "Вышка" от 23 июня 1992г.). Значит, отделение судьбы "кусарских" лезгин от "дагестанских" лезгин — единого народа, вопреки его воле, — естественно, а от судьбы азербайджанского народа (фактически от судьбы азербайджано-тюркской бюрократии) — неестественно. Руководство "Самура" в лице Али Мусаева неоднократно заявляла и заявляет в частности, (см. материалы Приложения III), что руководители Азербайджана решают острейшие проблемы лезгинского народа в Азербайджане, хотя прекрасно знает, что это не так, и тем самым вводит в заблуждение лезгин и широкую естественность.

В Дагестане антилезгинская политика проводится, опираясь на продажных руководителей-лезгин, специально подобранных на вторые-третьи роли для выполнения этой же цели. Каждый раз, когда "Садвал" ставил перед руководством Дагестана какой-нибудь вопрос, то последнее поручало его решение представителям лезгин. А они проваливали решение поставленной задачи, не имея никакой реальной власти и не проявляя силы воли решить его через других. Так было с беженцами из Узеня, с гибнувшим Самурским лесом, зимними пастбищами для лезгинских районов Дагестана, с кадровыми вопросами и т.д. Вместе с тем, никто из них ни в ВС, ни в СМ Дагестана, ни в средствах массовой информации не выражал не только протест, но даже проявление неудовлетворенности, что острейшие вопросы, связанные с судьбой лезгинского народа, не решаются.

Итак, Союз СССР, как средство, как государственный механизм реализации и защиты интересов националшовинистической партийно-государственной бюрократии не исчез, он просто "перелился" в его составные части — в бывшие союзные и автономные республики. Приведенные выше материалы — лишь мизерная часть, что опубликована в печати Азербайджана, но и они достаточно убедительно и однозначно показывают, что лезгинский народ находится в положении бесправного объекта колониальной эксплуатации азербайджанской бюрократии и ему уготовлена роль экономического и этногене-тического материала для социально-экономического, политического, культурного развития азербайджанско-тюркского народа и улучшение его генофонда.

Подоплека всей этой политики достаточно прозрачна и преследует те же цели, что и политика большевизма: под прикрытием лозунгов единства и суверенитета азербайджанского народа, защиты его интересов и т.д. обеспечить поддержку своей политики со стороны азербайджанских тюрков, путем создания для него привилегированного положения за счет ущемления и эксплуатации нетюркских народов. В то же время такая политика позволяет азербайджанской бюрократии на период укрепления своей власти создавать и сохранять потенциальные очаги межнациональных противоречий, например, карабахская война, лезгинская проблема, которые стали палочкой-выручалочкой для перевода опасных для ее господства социальных потрясений в русло выгодных для укрепления кланово-националистиче-ской власти в русло межнациональных противоречий.

Для национал-шовинистической государственной бюрократии крайне необходимо и выгодно завершение создания азербайджанского народа. Российские большевики в лице государственно-монополитической бюрократии не успели создать "советский народ", упустили контроль над ситуацией и проиграли. Азербайджанские необольшевики на волне национализма и геноцида нетюркских народов, надеются успеть и выиграть процесс создания "азербайджанского народа". Но уже горит под ногами Карабах, пахнет паленым в Лезгистане, покрывается рябью Талышстан, Курдистан…, но ей, азербайджанской олигархии, кажется, что все это случайности, что она сильнее, умнее и хитрее советской верхушки-олигархии, поэтому всех переторгует, купит, обвесит, обсчитает и раздавит.

Аналогично обстоит дело и в Дагестане. Совсем недавно, 3-4 года назад, мы не могли и мысли допустить, что когда-нибудь в Дагестане, в самой интернациональной и с глубокими корнями дружбы республике, возникнет нечто похожее на национальную рознь, появится национальное отчуждение. В последние 3-4 года в средствах массовой информации много пишут и говорят о противоречиях и противостоянии между многими народами Дагестана. Корни этих процессов — глубокая несправедливость, допущенная в отношении многих народов Дагестана при советской власти, да и сохраняющееся и в настоящее время реальное неравенство между ними в реализации политических, социально-экономических и культурных потребностей. Это, в частности, ситуация, возникшая в результате массового переселения населения из горных районов на равнину, решения, связанные с реабилитацией репрессированных народов, проблемы разделяемых между разными государствами сейчас лезгинского, ногайского, чеченского народов: трения, возникшие при реализации кадровой политики и при финансировании тех или иных социально-экономических программ для различных регионов; отсутствие механизма волеизъявления народов в ВС Дагестана, вследствие чего том господствуют определенные кланы 2-3 народов и.т.д.

Глубоко убежден, пока не искореним или, хотя бы не наметим пути искоренения проблем каждого народа в дагестанском общежитии, мы не получим ни хлеба, ни мира, ни душевного спокойствия. Поэтому нам следует искать не только "корни нашей дружбы", но и корни разногласий и неприязни, и не с целью их "развивать и укреплять" — упаси Аллах! — ас целью искоренять. Мы должны искоренять не только саму проблему, но публично осудить и ее создателей. Это особенно касается недавнего прошлого наших народов, когда огромные аппараты насилия были пущены в ход для подавления одних народов и создания иных условий для других. Пока каждый человек, рядовой или руководитель любого ранга, не почувствует, что за каждым неверным шагом, ущемлением другого человека или народа, наступит объективная и неотвратимая кара, мы ничего не добьемся. Этот подход особенно должен быть применен к руководителям республик, поскольку от них зависят судьбы народов и республик в целом.

Недавно опубликован проект Конституции Дагестана. Возвращаясь к спорам о государственном устройстве РД, заметим, что в проекте Конституции ⁄статья 63⁄ записано: "РД-унитарное государство всего дагестанского народа". Возникает вопрос, что за дагестанский народ? Разве кумыкский народ не отличается от лезгинского, аварского или другого дагестанского народа? Не хватит ли нам тех бед, которые заимели, исходя из таких обезличенных понятий как "коммунизм", "советский народ", "совхоз" и.т.д. Неужели трагическое прошлое ничему нас не научило?

За годы советской власти и в Дагестане были разработан ряд тезисов, которые были выгодны представителям правящих кругов, эксплуатируя которые правили "балом в Дагестане". Это — Дагестан — единое и неделимое и что народы в нем в прошлом жили дружно, не воевали друг с другом.

Неверен тезис о том, что владетели Восточного Кавказа, без внешней опеки со стороны могущественных соседних государств, жили самостоятельно и дружно. Практиче-ски за всю предыдущую историю, за исключением кратких периодов, Восточный Кавказ находился под властью могущест-венных государств и местные правители были их ставленниками и служили им. С III в. по VII в. Восточный Кавказ находился под властью Персии, с VII в. по XII в. Господст-вовали арабы, в последующем ⁄ХШ-ХIV вв.⁄ здесь были татаро-монголы, а затем то Персия, то Турция. С начала XIX в. Кавказ полностью был завоеван Россией. Только с 1747 года, когда Дагестан освободился от иранского шаха, до присоединения Восточного Кавказа к России он жил относительно самостоятельно. За это время, как показано в параграфе 8.7 (гл.8), ханы Восточного Кавказа, в частности Дагестана, жили как "голодные псы", постоянно нападая и грабя друг друга.

Неверен тезис и о том, что Дагестан приставлял собой единое и целостное за все время его существования. Дагестанская область была образована в 1860 году царской Россией по территориальному принципу без учета расселения народов. Это было очередным административным перекраиванием карты Восточного Кавказа, чтобы держать народы региона в узде. Территория Дагестана и при Советах менялось территориальные изменения производились в 1921, 1922, 1923, 1938, 1944, 1956, 1957 годах. Присоединение новых земель происходило на севере Дагестана. На юге наши земли отдавались Азербайджану. В частности, в 1956 году огромная территория лезгинкурушцев, после их насильственного переселения в Хасавюртовский район, в иную этническую среду, передана Азербайджану.

Следует сказать и о том, что в Дагестан никогда не было единой государственности. При царской России он делился на национальные округа, а в целом выполнял рооль как один из областей внутренней России, а при советской власти также выполнял pоль обычной территориальной области. Поэтому пропагандируемый сейчас тезис о единстве и целостности Дагестана и о его государственности выгоден тем народам, которые господствовали здесь за период советской власти, опираясь на Центр.

Здесь уместно напомнить и о том, что сейчас суммарное количество депутатов аварцев и даргинцев составляет половину в ВС РД, поэтому даже такие крупные народы — лезгины и кумыки не имеют механизма волеизъявления своих народов, не говоря о других малочисленных народов Дагестана. Об этом свидетельствуют результаты сессии ВС РД, проведенной в конце 1991 года, когда одна из групп депутатов, пользуясь своей многочисленностью в нем, оказала давление на других, привела своих представителей на ряд ведущих должностей в республике, причем людей, которых не воспринимало подавляющее большинство жителей РД. При сохранении однопалатного ВС РД и нынешней системы выборов на следующих выборах также 1-2 народа опять будут доминировать в ВС, поскольку их доля в подавляющем большинстве так называемых "интернациональных городах" значительно выше и их возможности больше. Естественно, представителям этих народов не хочется терять мощные позиции в руководящих эшелонах РД.

Поэтому крайне необходим двухпалатный ВС РД, чтобы в Палате национальностей был бы представлен каждый народ Дагестана с равным представительством. Не правы те, кто говорит, что создать такую Палату трудно, из-за избирательных процедур или других цензов. Все это преодолимо, об этом неоднократно писалось в дагестанской прессе (см. и Приложение IV).

Уже третий год на различных уровнях обсуждается идея федеративного устройства Дагестана и двухпалатного профессионального парламента ⁄с Палатой национальностей⁄. Высказана она была и на Съезде народов РД. Однако один из авторов проекта новой Конституции РД проф. М.Казанбиев счел эту идею "труднореализуемой". Аналогичное мнение высказал и бывший председатель Совета национальностей ВС РД Р.Абдулатипов. Оба идеолога унитарного государства прекрасно знают о необходимости учета территориального расселения народов с местным самоуправлением и возможности создания двухпалатного ВС РД, однако, из-за узконационалистических интересов, отвергают их.

14 февраля 1994 года в ВС Дагестана состоялось расширенное конституционное совещание. Представлен был практически новый вариант проекта Конституции Дагестана. При близком знакомстве выяснилось, что это — урезанный вариант Конституции РФ. Давайте сравним некоторые положения и статьи Конституций Российской Федерации и Дагестана. Первое, что бросается в глаза — это определение Дагестана как унитарного государства, хотя Дагестан, как и Российская Федерация — многонациональная республика.

Давайте сравним теперь некоторые статьи и подходы к национальным проблемам в указанных документах.

СТАТЬЯ 9(1) КОНСТИТУЦИИ РФ: "Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории"

СТАТЬЯ 70 ПРОЕКТА КОНСТИТУЦИИ ДАГЕСТАНА:

"Земля, ее недра, внутренние воды, растительный и животный мир, леса, ресурсы континентального шельфа Каспийского моря, морской экологической зоны и другая государственная собственность является достоянием народа (какого?) Дагестана и не может быть использована в ущерб его интересам".

Таким образом, народы Дагестана и их земли стали и становятся государственной собственностью, т.е. собственностью государственно-бюрократических мафиозных кланов определенных народов.

Далее в 64 СТАТЬЕ Проекта Конституции Дагестана читаем: "Республика Дагестан входит в Российскую федерацию в качестве ее субъекта. Республика Дагестан обладает всей полнотой государственной (законодательной, исполнительной, судебной) власти на своей территории, кроме тех полномочий, которые ею добровольно переданы в ведение федеральных органов власти РФ. Взаимоотношения между Республикой Дагестан и Российской Федерацией основаны на разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти РД и определяются Конституциями России и Дагестана, Федедативным договором, а также другими договорами и соглашениями".

СТАТЬЯ 65:

"Действие федеральных законов и других правовых актов Российской Федерации, противоречащих суверенным правам и интересам Республики Дагестан, может быть приостановлено Республикой Дагестан на своей территории. Эти акты могут быть опротестованы в установленном законом порядке".

Что же предлагает проект Конституции Дагестана народам Дагестан, проживающих на своих исконных землях?

СТАТЬЯ 125

"Местное самоуправление осуществляется в городах, сельских поселках и на других территориях с учетом исторических и иных местных традиций. Каждая административно-территориальная единица имеет свой статус, определяемый Уставом". Эта хрупкая "самостоятельность" отрицается следующей статьей.

СТАТЬЯ 97

Председатель Республики Дагестан вправе отменить решения органов исполнительной власти на территории Республики Дагестан, если они противоречат Конституции Республики Дагестан и законам Республики Дагестан, а также отстранять от исполнения обязанностей должностных лиц этих органов в случае нарушения законодательства Республики Дагестан".

Таким образом, пользуясь преимущест-венноым положением, представители многочисленных народов расписывают законы республики Дагестан, как им заблагорассудится, а затем, опираясь на эти же драконовые законы будут дискриминировать малочисленные народы, преследовать всех тех, кто будет стоять на их пути…

Народы Дагестана всенародным голосованием дважды отвергли введение поста Президента Республики Дагестан. Однако…

СТАТЬЯ 88Проекта Конституции Дагестана гласит:

"Председатель Республики Дагестан является Главой государства". Заменили слово "Президент" на "Председатель" и все готово!

Как же собираются избрать Главу государства Дагестан? Поскольку "Председателя" государства Дагестан не удастся избрать всеобщим голосованием, то нашли вариант — на Конституционном Собрании, которое будет состоять, как объяснили на совещании, из членов ВС Дагестана и вновь избираемых в срочном порядке глав администраций городов и районов республики — Дагестан. Поскольку у многочисленных народов таких единиц (городов и районов) больше, то, естественно и на Конституционном Собранна они будут доминировать, примут необхо-димые им решения. О глухоте Конституционной Комиссии ВС Дагестана к предложениям и нуждам народов Дагестана говорит и такой факт. Как известно, сейчас очень остро стоит вопрос о границе между Россией (Дагестаном) и Азербайджаном из-за разделенности лезгин между указанными бывшими республиками СССР. Однако в проекте Конституции Дагестана эта проблема совершенно не отражена, даже возможность принятия двойного граждансты лезгинами отдана на откуп азербайджанским националистам.

В СТАТЬЕ 24 проекта Конституции Дагестана говорится: "Соотечественникам, проживающим за пределами Республики Дагестан предоставляется право приобретения гражданства, если это не противоречит законам страны проживания. Приобретения гражданства Республики Дагестан соотечественниками не влечет приобретения ими гражданства Российской Федерации, если это не предусмотрено законодательством Российской Федерации".

Нельзя сказать, что крупные ученые-правоведы, народные движения Дагестана не предлагали свои услуги и не излагали в периодической печати свое видение будущего устройства Дагестана и его статуса. Остановимся на одном документе, принятом еще летом 1992 года (Газета "Тенгли", 14.08.92), — "Декларации Советов и Исполкомов национальных движений о принципах межнациональных отношений в Дагестане", которые значительно стабилизировали положение. Приведем некоторые положения этой "Декларации".

ПУНКТ 2

Советы, Исполкомы национальных движений считают, что современный политикоправовой статус Дагестана не обеспечивает условий для свободного саморазвития его народов и солидарны с тем, что необходим поиск модели государственного устройства, гарантирующего повышение правосубъектности народов в управлении делами республики.

ПУНКТ 3

Советы и Исполкомы национальных движений договорились последовательно и неукоснительно руководствоваться следующими принципами:

— решительно отвергать любые проявления ассимиляторских тенденций, защищать и оберегать исторически сложившееся этническое многообразие Дагестана;

— признать за народами Дагестана неотъемлемое право на национальное самоопределение без ущемления прав и законных гнтересов других народов;

— народы Дагестана независимо от этнической конфессиональной принадлежности и численности правосубъектны и обладают равными правами участвовать в определении суверенитета, готударственного устройства, в осуществлении программ социально-экономических, культурных и иных преобразований.

ПУНКТ 5

Советы, Исполкомы национальных движений признают наличие у народов, населяющих республику, проблем, решение которых имеют приоритетные значения. В том числе к ним относятся проблемы репрессированных, депортированных и разделенных народов, а также вопросы, связанные с жизнью народов, компактно проживающих за пределами республики.

ПУНКТ 6

"Советы, исполкомы национальных движений выступают за справедливое решение судьбы разделяемых вследствие установления готударственной границы между Россией и Азербайджаном народов"…

Однако из этого исключительно важного документа ни один пункт не был использован Конституционной комиссией ВС Дагестана. Не были использованы положения и статьи из альтернативных проектов Конституции Дагестана, предложенных известными профессорами — юристами. В частности, профессор З.Астемиров резко критиковал М.Халитова (основной разработчик проекта Конституции Дагестана) за то, что последний полностью проигнорировал его Проект. Отвечая на эти и другие критические замечания, М.Халитов сказал, что он активно сотрудничал с известным (?) специалистом, кандидатом юридических наук Рагимовым. Последний является тюрком-азербайджанцем, поэтому, естественно, многие положения проекта Конституции Дагестана стали идентичными с положениями и статьями пантюркистской Конституции Азербайджана. На некоторых расистских статьях последней мы уже останавливались выше.

Говоря о принципах составления ВС Дагестана, многие (особенно представители так называемых "многочисленных" народов Дагестана) предлагают сформировать ВС Дагестана согласно процентному соотношению народов Дагестана. А оно-то сфальсифицировано! В этом каждый убедится, если мы сравним национальный состав Дагестана 1888 (см.гл. УШ) и 1989 годов.

Так, например, путем описанного выше произвола в отношении лезгин и посредством фальсификаций переписных данных процент лезгин в Дагестане доведен с 18,38% в 1888 году до 11,8% в 1989 году! Мы располагаем конкретными фактами фальсификаций переписных данных о численности народов Дагестана. Так, например, по переписи 1989 года в пос. Белиджи численность населения составляла около 10 тыс. человек. Вслед за этим была введена карточная система распределения продуктов. При этом выяснилось, что в пос. Белиджи проживает около 14 тыс. человек. Последняя цифра многократно перепроверялась! Есть и другой пример. Когда в 1990 году состоялись выборы в ВС Дагестана, в "Известиях" появилось сообщение, что во многих горных районах имеет место двойной счет избирателей: горожане из этих районов и жители новых сел на плоскости до сих пор числятся в списках сельских советов горных районов и эти "мертвые души" каждый раз проходят как избиратели. Такой же двойной счет имеет место и при переписях!

Посредством переселенческих процессов из Азербайджана в Дагестан и путем фальсификаций при переписях, численность тюрков-азербайджанцев в Дагестане доведена до 5%, когда в 1888 году тюрки-азербайджанцы (тогда они назывались татарами) составляли менее 1 %.

Изложенные выше факты, описанные события освещают лишь часть проблем нашего народа и его трагического положения. Но и они достаточно убедительно и однозначно показывают, что руководство республик Азербайджан и Дагестан рассматривают лезгинский народ и его исконные земли как объекты государственной собственности и колониальной эксплуатации. По существу правительства указанных республик проводят в отношении лезгинского народа политику геноцида, используя все имеющиеся в их распоряжении возможности. Результатами этой политики являются: узаконенное национальное бесправие и эксплуатация лезгинского народа, расхищение национальных богатств, уничтожение его культуры, кризисное ухудшение экологической среды его обитания, низкий уровень жизни, высокая детская смертность и эмиграция, физическое уничтожение активной части лезгинской интеллигенции, особенно молодежи в Карабахской войне, уменьшение численности лезгинского народа на территории его компактного расселения и нулевой естественный прирост — вот непосредственные результаты этой политики. Именно подобные факты и результаты, согласно нормам международного права, входят в число важнейших критериев при определении наличия геноцида в политике того или иного государства. Изложенные выше факты произвола и ущемлений в отношении нашего народа и его представителей дают нам полное право обратиться в ООН и другие международные организации, чтобы они не только осудили эту античеловеческую политику Азербайджана и отчасти России в лице Дагестана, но приняли бы по отношению к ним соответствующие санкции.

Хорошо представляя себе сложность практической реализации единства Лезгистана, учитывая прежде всего сложившийся комплекс международно-правовых норм, следует еще раз подвергнуть анализу правомочность его постановки именно в юридической плоскости, ибо существует целый комплекс оснований для восстановления самостоятельности нашего народа:

1) историческое — с античных времен лезгины живут на территории нынешнего Северного Азербайджана и Южного Дагестана;

2) демографическое — 70-80% населения этого региона и ныне составляют лезгины;

3) правовое:

а) наличие у лезгин в прошлом государственности (Кавказская Албания в древности, Лакз и Ширван — в средневековье, Ханства Дауд-бека Мюшкюрского в 1721-1728 гг. и Фет-Али-хана Лезгинскогно (1758-1789), распавшееся в последующем на более мелкие ханства);

б) все международные акты о правах человека и зависимых народов находятся настороне нашего народа.

Прежде чем остановиться на правовых международных актах напомним, что лезгинский народ и его исконные земли оказались в составе России при колониальных захватах последней в начале XIX века. Кроме того южная часть территорий лезгин оказалась в составе нынешнего Азербайджана также вследствие колониального захвата ее Турцией в 1918 году, и она была включена в состав так называемой демократической му-саватистской республики.

Во времена Российской монархии никто не покушался на единство лезгинского народа в его самосознании. Сами лезгины не придавали особого значения тому, что после принятия Российского подданства они были административно разделены между Бакинской губернией и Дагестанской областью Россия была унитарным государством, и такому разделению не придавали значения. СССР тоже был унитарным государством, но уже с разделением национально-территориального характера, поэтому все годы, следовавшие за распадом Российской империи и становления СССР, прошли, как описано выше, в борьбе лучших представителей лезгинского народа за восстановление единства народа и его государственности.

В 1920 году были объявлены образование Азербайджанской и Дагестанской республик в составе — Советской империи. При этом были проигнорированы волеизъявление лезгинского народа: при актах провозглашения названных республик не только не было выяснено волеизъявление лезгинского народа, но лезгинские делегации на соответствующих съездах, где провозглашались республики Азербайджан и Дагестан, отсутствовали.

Таким образом, земли лезгин оказались в России и Азербайджана в процессе колониальных захватов России и Турции, поэтому к нынешнему статусу лезгинского народа полностью применимы международные решения и резолюции, принятых генеральной Ассамблеей ООН в отношении колониальных и зависимых народов.

В связи с этим вызывает удивление и сожаление политика Российской Федераци, позиции стороннего равнодушного зрителя, наблюдавшего и наблюдающего за политикой дискриминации национальных прав и интересов лезгинского народа в Азербайджане и Дагестане. Ведь именно Россия заключила договора с лезгинскими ханствами и "вольными обществами" при покорении Кавказа, согласно которых обязалась охранять интересы лезгинского народа, особенно, от внешних сил. Более того, Россия при распаде СССР приняла на себя обязательства быть гарантом соблюдения во всем объемеправ человека и зависимых народов на всей бывшей территории СССР. Это следует и из последующих заявлений руководства России.

"Не отрицая значение международных институтов, — пишет А. Загорский, — Россия, однако, не проявляет желания уступить западу свою роль в урегулировании конфликтов в бывшем СССР. Именно так было расценено за рубежом известное заявление президента Ельцина об особой роли миссии России в этом регионе, сделанное им в конце февраля. В марте 1993 года заместитель министра иностранных дел России Сергей Лавров представил в ООН документ об участии России в миротворческих операциях в странах бывшего СССР. При этом он вновь подчеркнул ответственность Москвы в деле обеспечения стабильности и прав человека в бывшем СССР, призвав ООН содействовать этим усилиям, в том числе материально [100].

Об этом заявил и министр иностранных лел России Андрей Козырев в "Московских новостях" [101], говоря о результатах работы Всемирной конференции по правам челозека, проходившего в июне 1993 года в Вене: Ряд стран, участвовавших в Венской конференции, например, Ирак и некоторые груше государства Азии, выдвигают концепцию двух культур в области прав человека. Можно сказать, что уже сформулирована зекая азиатская доктрина, которую как бы противопоставляют европейской. Эта доктрина делает упор на особые условия в Азии, где на первом месте стоят интересы экономического развития. Когда оно принесет свои плоды, утверждают ее авторы, тогда можно будет заняться обеспечением свободы слова и других гражданских прав.

На самом деле должна быть только одна концепция прав человека… Россия заплатила социальной отсталостью за так называемую "советскую демократию" и за "социалистические права человека". И она может со всем основанием предостеречь от особых концепций прав человека для Азии или Юга, противопоставлений одних категорий прав другим. Можно согласиться с тем, что подлинную демократию легче утвердить в богатой стране, чем в бедной. Но, как показывает опыт России, там, где предлагают отказаться от свободы ради хлеба, отнимают в конечном счете и то, и другое. Демократия — не роскошь для богатых, а средство добиться богатства. Вполне понятны, — далее пишет А. Козырев, — трудности многих стран в деле создания материальных гарантий прав человека. Здесь у нас самих немало нерешенных проблем. Но российское правительство открыто для сотрудничества в их решении с национальными и международными организациями, считая это не вмешательством во внутренние дела, а одним из способов поддержки реформ. Поэтому и в отношении других стран мы не можем принять ссылки на принцип невмешательства, когда речь идет о нарушении прав и свобод личности. Тем более что международная солидарность нередко оказывается единственным средством удержать власти той или иной стороны от кровавых репрессий. Так было с бывшей СССР. Так происходит и сейчас в странах, где инакомыслие продолжает считаться преступлением"…

Со сказанным А. Козыревым невозможно не согласиться. Но хотелось бы эти высокие идеалы и требования международного сообщества конкретно применить и при решении проблем лезгинского народа. Однако многие заявления руководства России о защите прав национальных меньшинств в так называемых странах "Ближнего Зарубежья" остаются декларациями, в них присутствует больше политики, порой не совсем оправданной и юридически обоснованной. Даже по таким вопиющим фактам, как арест активистов "Садвал" и изуверского отношения к ним в тюрьмах Азербайджана до сих пор не сделано ни одно заявление, несмотря на неоднократные обращения руководства ЛНД "Садвал" к руководству России.

Хочется еще раз сказать, что никто наши проблемы не решит, кроме нас самих. Поэтому мы должны быть активны и целеустремленны в достижении поставленных целей. При этом каждый должен знать наши права и возможные действия, зафиксированные в международных документах, чтобы полномасштабно использовать их.

Начнем с того, какие права нам дают международные документы, принятые ООН или ее подразделениями, о правах коренного населения, поскольку лезгины являются одним из коренных народов Восточного Кавказа. Ниже привожу полный текст Декларации о правах коренного населения, принятой четвертой Генеральной ассамблеей Всемирного совета коренного населения в Панаме в сентябре 1984 года [102]:

ДЕКЛАРАЦИЯ ПРИНЦИПОВ

1) Все коренные народности имеют право на самоопределение. В силу этого права они могут свободно определять свой политический статус и свободно осуществлять свое экономическое, социальное, религиозное и культурное развитие.

2) Все государства, на территории которых живут коренные народности, должны признавать коренное население, их территории и институты.

3) Культуры коренных народностей являются частью культурного наследия человечества.

4) Традиции и обычаи коренного населения должны уважаться соответствующими государствами и должны быть признаны в качестве основополагающего источника права.

5) Все коренные народности имеют право определять, какие лица или группы лиц включаются в их состав.

6) Каждая коренная народность имеет право определять форму, структуру и полномочия своих институтов.

7) Институты коренного населения и их решения, как и решения правительств, должны соответствовать международным признанным правам человека, как коллективным, ток и индивидуальным.

8) Коренное население имеет исключительные права на свои традиционные земли и их ресурсы, причем земли и ресурсы коренного населения, отнятые у него без свободного и компетентного согласия, подлежат возвращению.

10) Земельные права коренного населения включают права на землю и недра, полные права на внутренние и прибрежные воды и права на адекватные и исключительные прибрежные экономические зоны в рамках международного права.

11) Все коренные народности могут для своих собственных нужд свободно использовать свои природные богатства и ресурсы в соответствии с принципами 9 и 10.

12) Не могут предприниматься действия или проводиться политика, которые могли бы прямо или косвенно нанести ущерб землям, воздуху, воде, морским льдам, животному миру, среде обитания или природным ресурсам без свободного и компетентного согласия соответствующих групп коренного населения.

13) Коренному населению принадлежат изначальные права на предметы его материальной культуры, включая места археологических раскопок и археологические ценности, рисунки, технологию и произведения искусства.

14) Коренное население имеет право получать образование на своем родном языке или создавать свои собственные учебные заведения. Языки коренного населения должны уважаться государством в его деловых отношениях с коренным населением на основе равенства и недискриминации.

15) Коренное население имеет право в соответствии со своими традициями перемещаться и осуществлять традиционные вил. деятельности и поддерживать дружеские отношения на трансграничной основе.

16) Коренное население и его органы имеют право на то, чтобы с ними предварительно консультировались и они давали разрешение на проведение всех технологических и научных исследований на их территориях, а так-же право на полный доступ к результатам этих исследований.

17)Свободно заключенные договоры между коренными нациями или народностями и представителями государств подлежасоблюдению в полном объеме в соответствие с внутригосударственным и международным правам.

"Эти принципы, — указывается в документе, — представляют собой минимальные нормы, которые должны уважаться и соблюдаться государствами" [102].

Возникает вопрос, имеет ли право Азербайджан и Дагестан удерживать наши земли, ссылаясь на какие-то законы или государственные структуры власти. По этому поводу также есть международные регламентации "Захват, расселение по принципу terra nullius (ничейной земли — Г.А.) и одностороннее законодательство ни при каких обстоятельствах не могут служить для государстве основанием для того, чтобы претендовать на территорию коренных наций или народностей или удерживать их" [102].

Как должны решаться спорные вопросы "Споры в отношении юрисдикции, территорий и институтов коренных наций или народностей регулируются международным правом и должны решаться путем взаимного согласия или имеющего законную силу договора" [102].

Имеем ли мы право обращаться в между народные организации по нашим насущным вопросам. Вот что сказано в международной конвенции: "Коренные нации и народности являются субъектами международного права". Там же сказано и другое: "Никакие увещевания со стороны правительства, какими бы обоснованными и убедительными они ни были, ни к чему не приведут, если не будут осуществлены реальные изменения в юридическом и политическом статусе коренного. В конституциях и юридических системах стран, имеющих коренное население, необходимо закрепить действительные права — будь то право на землю, религию, культуру или политический статус, как, например, самоуправление". И еще: "Ни одно государство не должно оказывать коренной нации, общине и народности, проживающей в пределах его границ, в праве на участие в жизни государства в любой форме и в той степени, в которой они сочтут это необходимым. Сюда относится право на участие в других формах коллективных действий и самовыражений".

Здесь следует остановиться на выдвинутом колонизаторами аргументе о том, что принцип самоопределения наций противоречит принципу нерушимости границ, территориальной целостности государств, зафиксированных в Уставе ООН и Заключительном документе Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанного в 1975 г. Касаясь этих вопросов, Жак Ширак, мэр Парижа, председатель объединения в защиту республики, в "Московских новостях" в статье "Как защитить меньшинства в Европе", пишет [103]: "Ключевой вопрос сегодняшней Европы — проблема меньшинств. Она является источником конфликтов, о которых каждый день напоминают нам страдания бывшей Югославии. Эта проблема имеет и прямое отношение к России, 25 миллионов русских живут за пределами ее границ. Российская Федерация включает многочисленные меньшинства. Если удастся оградить и защитить их права, то это будет доказательством того, что Европа когда-нибудь сможет гарантировать всем проживающим в ней меньшинствам достойное существование.

В этой области Европа сталкивается с дилеммой, уходящей своими корнями в новейшую историю. В 1918 году президент Вильсон попытался организовать взаимоотношения между странами вокруг священного принципа национальности, то есть права, признаваемого за каждым национальным сообществом, каким бы малым оно не было, претендовать на государственность. Мы знаем, что дало применение этого принципа в Европе в период между двух войн: оно породило балканиза-цию и создало благодатную почву для возрождения немецкого национализма.

В качестве ответной реакции в 1945 году другой американский президент предложил организовать Объединенные Нации, созданные на базе другого принципа — принципа незыблемости границ. Этот принцип обрекал меньшинства влачить свое существование внутри инородных государств. Но он идеально отвечал геополитическому порядку, связанному с "холодной войной": две сверхдержавы, каждая в своем лагере, навязывали идеологическую дисциплину, в то время как атомное оружие замораживало территориальный статус-кво и разделение Европы на два блока. С 9 ноября 1989 года — даты падения берлинской стены — этот мир уже позади. Отныне все происходит так, как если бы международное сообщество подобно маятнику колебалось между двумя принципами, все менее и менее примеримыми между собой: правом национальностей и соблюдениям границ. Именно так ООН произвела свое вмешательство в заливе во время территориальной целостности Кувейта, а затем остановились, так и не решив проблему курдов. Несколькими месяцами позже она признает право словенцев иметь собственное государство, не обеспечивая, однако, условий для осуществления этого права. Именно так Босния, признанная в апреле 1992 года международным сообществом, была затем им же брошена на произвол судьбы.

В октябре этого года в Вене должна состояться встреча в верхах глав государств, членов Совета Европы, которые должны принять европейскую конвенцию защиты национальных меньшинств. Но необходимо идти дальше и разработать подлинный статус меньшинств. Он не представляет чрезмерных трудностей в концептуальном плане…

Международное сообщество должно вмешиваться во имя защиты меньшинств до того, как свершится непоправимое, то есть распад некоторых государств, переход к насилию и гражданской войне. Для этого необходима политическая воля. Каждый прекрасно видит сегодня, что происходит, когда этой политической воли недостает.

Принятие статуса меньшинств и разработка механизма его обеспечения были бы доказательством того, что Европа полна решимости нести более серьезную ответственность за свою судьбу и способна справиться с этим историческим вызовом". Таково мнение одного из крупных политических деятелей Европы — Жака Ширака.

Таким образом, к этим документам (Уставу ООН и Заключительному документу совещания по безопасности в Европе) необходимо подходить конкретно-юридически. А это означает, что речь в этих документах шла о границах, сложившихся в результате второй мировой войны в Европе, прежде всего, о границах Германии. Но этот принцип не применим к территориальной целостности, сложившейся в результате колониальных захватов. Пример этому служит послевоенный распад Британской, Французской и других империй и, наконец, распад СССР. Кроме того, территориальная целостность государств Европы, сложившаяся в результате второй мировой войны, уже нарушена самими участниками Совещания по безопасности и сотрудничества в Европе: объединение Германии, раздел Чехословакии, распад Югославии и СССР.

ООН своей Декларацией о предоставлении независимости колониальным странам и народам, принятой Генеральной Ассамблеей 14 декабря 1960 года, заявила, что и "подчинение народов иностранному игу и господству и их эксплуатация является отрицанием основных прав человека, противоречит Уставу ООН и препятствует развитию сотрудничества и установлению мира во всем мире. Все народы имеют право на самоопределение, в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое социальное и культурное развитие. Любые военные действия или репрессивные меры какого-бы то ни было характера против зависимых народов, должны быть прекращены с тем, чтобы предоставить им возможность осуществлять в условиях мира и свободы свое право на полную независимость, а целостность их национальных территорий должна уважаться" [104].

Здесь следует отметить еще и то, что Резолюция Генеральной Ассамблеи 2105 (XX) от 20 декабря 1965 года признала "право колониальных народов на вооруженную борьбу" [105]. Резолюция ООН 2621 (XXV), принятая в декабре 1970 года, вновь указав, "что колониализм в любой форме является международным преступлением, представляющим собой нарушение устава ООН, международного права, положений Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам", подтвердив еще раз неотъемлемое право народов на борьбу "всеми имеющимися в их распоряжении средствами против колониальных держав, которые подавляют их стремление к свободе и независимости". В той же резолюции сказано, что "государства — члены организации ООН должны оказывать всю необходимую моральную и материальную помощь народам колониальных территорий в их борьбе за достижение свободы и независимости" [105]. Резолюция ООН 3103 (XXVIII). "Основные принципы правового статуса комбатантов (лиц, входящих в состав вооруженных сил), борющихся против колониального господства и расистских режимов", принятая 12 сентября 1973 года, как и Резолюция 2621, указала, что "вору-женные конфликты, связанные с борьбой народов против колониального господства к расистских режимов, должны рассматриваться в качестве вооруженных конфликтов в смысле Женевской Конвенции 1949 года. Лица, участвовавшие в такой борьбе, обладают правовым статусом, предусмотренным для комбатантов в Женевской Конвенции 1949 года, а также в других международно-правовых актах. Нарушение указанное правового статуса борцов против колониального господства и расистских режимов влечет за собой, как отмечается в Резолюции 3103 (XXVIII) 1973 года, ответственность на основании норм международного права.

Эта же Резолюция определила также как противоправное использование колониальными и расистскими режимами наемников для борьбы против борцов за свободу и независимость народов [105].

Таковы признанные международным правом и обязательные для всех его членов, в том числе для России и Азербайджан, пути, методы и формы борьбы против колониального ига. Как видим, правовое поле для борьбы против колониализма практически многообразно. Сказанное, однако, не означает, что мы в борьбе за свободу нашего народа должны непременно использовать крайние методы и формы борьбы, если даже они и законны с точки зрения международного права, такие, например, как вооруженная борьба. Отнюдь! Пока не исчерпан последний шанс, мы должны использовать политические методы борьбы для достижения независимости: выборы, шествия, митинги и.т.п. А в соответствии с нормами международного права "государства, управляющие зависимыми территориями, обязаны удовлетворить требование угнетенные народов о предоставлении независимости, в какой бы форме оно не было заявлено –– в высказываниях печати, петиция населения решениях собраний или органами восставшего народа" [104,105]. Шествия, митинги, например, в антиколониальной борьбе индийским народом, которая увенчалось его победой.

Возникает вопрос: кто может выступить в словиях колониализма, когда нет соответствующих международным — правовым нормам политических условий для свободы волеизъявления населения при выборах в государственные органы власти, в качестве представителя народа? С точки зрения международного права такое право признается либо за органами колониального самоуправления, каковыми в наших условиях являются Верховные Советы "суверенных республик", если они выражают подлинную волю самоопределяющегося народа, либо за органами сопротивления, создаваемыми в процессе национально — освободительного движения [105], либо за общественными организациями, партиями, выражающими идеи национальной независимости. Такими являлись, например, Фронт национального освобождения Алжира, Национальный Фронт освобождения Южного Вьетнама, Народное движение за освобождение Анголы, Фронт освобождения Мозамбика, СВАПО, ООП и др.

Лезгинский народ, как и многие народы региона (например, кумыки, ногайцы и др.) не может выразить и утвердить свое желание самоопределиться через Верховные Советы России, Азербайджана и Дагестана, поскольку в этих органах нет механизма волеизъявления малочисленных народов в этих республиках. В таких условиях органами, реализующими права народа на самоопределение и законными с точки зрения международного права, являются съезды народов и избранные на них органы самоуправления. Для лезгинского народа таким общепризнанным органом является Международная организация — Лезгинское народное движение "Садвал", зарегистрированная Министерством юстиции России. При этом на 111 общенациональном съезде лезгинский народ выразил свою волю — провозгласил воссоединение исконных лезгинских земель и восстановление лезгинского государства — Лезгистан. Таким образом, все, что сделано МО ЛНД "Садвал" в восстановлении прав лезгинского народа полностью соответствует международному праву по правам человека и зависимых народов, а Россия и Азербайджан обязаны, как члены ООН, признать за нашим народом право на самоопределение и предоставить возможность самостоятельного развития.

Здесь следует сказать и о том, что социально-экономический и политический кризис общества, распад СССР на независимые государства, объективные и субъективные трудности в переходе к рыночной экономике и демократическим преобразованиям нанесли тяжелый урон национальному развитию народов, состоянию межнациональных отношений. В особо трагичных формах он проявляется у лезгинского народа. Административное разделение его между Российской Федерацией и Азербайджанской республикой, длившееся с 1920 года, сменяется межгосударственным разделом, что грозит ему национальным распадом. Целый народ с реальной численностью населения более двух миллионов человек и расселенный на сплошной и хозяйственно целостной территории, превращается в обоих государствах в национальные меньшинства. Лезгинский кризис усиливается тем, что он происходит в условиях углубляющегося социально — экономического отставания, которое находится на совести азербайджанских и дагестанских властей. Это, в свою очередь, затрудняет модернизационные процессы. Негативным итогом взаимодействия социально — экономического и национального кризисов лезгинского народа является обнищание значительной части населения, отсутствие у него средств для участия в приватизации, акционировании и создании частных предприятий и других экономических структур. Вместе с тем резко снижается правовой и социальный статус народа, занимающий среди народов Кавказа 4 место, а среди народов Азербайджана и Дагестана 2 место. Его историческая судьба почти целиком оказывается в распоряжении государственных органов Азербайджана, Дагестана и России. Пока понимание лезгинской проблемы находится в российском правительстве, услышавшем тревожный голос народа и приступившем к поискам путей выхода лезгинского народа из депрессивного состояния. Дагестанские и азербайджанские власти не проявляют со своей стороны сколько-нибудь серьезных инициатив даже в реализации решений и предложений Российского правительства.

Никакая реальность не может уже более оправдать соподчиненное положение народов в Азербайджане и Дагестане. Доверие и истинная дружба между народами может быть достигнута в той мере, в какой эти отношения будут основаны на праве и прежде всего на праве самоопределения. Основой развития наций выступает их суверенность, равноправие, открытость контактов. Поэтому нация долнжа быть признана одним из важнейших субъектов общественной жизни, основой суверенитетов России, Дагестана и Азербайджана.

Необходимо признать закономерность многовариантности развития народов и национально — территориальных образований, многосубъектного федеративного устройства Азербайджана, Дагестана, России.

Гармонизация межнациональных отношений в Азербайджане и Дагестане, реализация прав человека, достижения гражданского согласия и социальной справедливости находится в прямой зависимости от степени самоощущения народами своих этнических прав. Понятия и перечень национальных прав следует зафиксировать в новых конституциях России, Дагестана и Азербайджана и должны быть четко определены механизмы и процедуры применения прав.

Лезгистан — территория с многонациональным населением. Ныне здесь, кроме коренного лезгиноязычного населения проживают тюрки, русские, таты, и др. Необходимо разработать Конституцию, учитывающую эту историческую реальность и ориентировать подрастающее поколение лезгин к жизни в многонациональной среде и считать жизненноважной задачей развития дружественного сотрудничества и взаимодействия, радикального совершенствования межнациональных отношений в соответствии с новой обстановкой.

Реальная ситуация в Азербайджане и Дагестане в ближайшее время вероятнее всего будет идти не по пути осуществления конституционной реформы национально — государственного устройства в соответствии с мировыми тенденциями, а по пути закрепления структуры национального неравноправия, существующей до сих пор.

Горький жизненный опыт и стремление сил имперского мышления свидетельствуют, что глашатаи самодержавного права и их заложники не могут расстаться со своей прежней позицией. Они стремятся к узурпации власти народа, ущемления свободы наций.

Задача лезгинского народа в этих условиях в том, чтобы, не отрываясь от реальности, учитывая и интересы других народов, максимально использовать все возможности в своей борьбе за реальный национальный суверенитет и не ущемляя прав других народов, идя на разумные компромиссы, но занимая принципиальную позицию, шаг за шагом продвигаться к своей идее сохранения народа как целостного и самостоятельного.

Стремление к национальной автономии и национальной свободе — священное право к нравственный долг каждого цивилизованного народа. Прежде всего именно в этом стремлении находит выражение степень национального самосознания нации, ее интеллектуальных возможностей. Лезгинский народ на протяжении своей многовековой истории (IV в. до н.э. — XX вв.) вложил колоссальную энергию, силы и способности в самоотверженную борьбу за независимость сохранение самобытности и экстерриториальной целостности своей Родины.

Национальный суверенитет лезгинского народа выражается в неприкосновенности его этнотерриториальной целостности и неотчуждаемости его прав. Лезгинский народ сложился как народ на исторической территории бывшей Кавказской Албании и самосохранился на этой территории. Поэтому имеет исторически обусловленное преимущественное право на свою территорию. С ней связано и право на жительство, и праве на гражданство, и право на получение образования на родном языке, и ведения делопроизводства на этом языке, называться своим собственным именем и записывать в документах свою собственную, не навязанную чиновником, национальность. Главное — это право избирать свою собственную власть, неподконтрольную другим, т.е. праве на национально — политическую независимость — суверенитет народа. Путей перехода народа к самостоятельности много, да и тактика решения этого вопроса должна меняться в зависимости от политической ситуации, складывающейся в Лезгистане, Дагестане, Азербайджане и России.

Решение III Съезда лезгинского народ сентябре 1991 г. о восстановлении государственности было совершенно правильным и сво-евременным, поскольку после августовского путча 1991 г. происходил развал СССР и каждый народ заявлял о себе. Мы сами во многовиноваты в том, что не сумели провести эти решения в жизнь. Наш народ да и многие лидера не были готовы к реализации такого решения поэтому упустили реальный шанс восстановления лезгинской государственности.

Если говорить о настоящем времени, то, естественно, теперь полномасштабно осуществить решения III Съезда очень трудно, поскольку ситуация теперь совершенно другая. В настоящее время наиболее приемлемой на пути к переходу к самостоятельности — создание автономий на территориях компактного проживания лезгин в Дагестане и Азербайджане: в Дагестане — Южно-Дагестанскую область, а в Азербайджане — Северо-Азербайджанскую республику. После этого следует создавать общелезгинскую структуру власти, которая решала бы вопросы, связанные с общелезгинскими проблемами, как единого народа. Одним из таких объединительных подходов может быть создание межгосударственной свободной экономической зоны, объединяющей Южный Дагестан и Северный Азербайджан, руководимой Лезгинским Национальным Советом.

Мы не должны ни в коем случае допустить создание свободной экономической зоны на указанных территориях, пока не будут созданы региональные структуры власти лезгинского народа в Южном Дагестане и в Северном Азербайджане. Создание свободной экономической зоны без соответствующих структур власти в лезгинских регионах Дагестана и Азербайджана приведет к окончательному закабалению нашего народа: его земли и другие богатства раскупят представители других народов и мы останемся ни с чем. Такой путь — путь к рабству.

Естественно, как Южно-Дагестанская область, так Северо-Азербайджанская республика должны иметь федеративные устройства, с соответствующими структурами власти, чтобы ни один народ не господствовал над другим. Все малочисленные народы, проживающие в Лезгистане, близки по духу и имеют идентичную культуру, поэтому прекрасно могут уживаться друг с другом в единой федеративной административной единице.

Есть и другой вариант решения национального вопроса в этом регионе. Россия дважды (1783, 1797 гг.) пыталась восстановить Кавказскую Албанию как государство [106]. Поскольку после распада СССР идет процесс образования новых государств, то следовало бы вернуться к прошлым историческим реалиям. Естественно, что восстановленное государство должно быть федеративным, в котором все народы (лезгины и лезгиноязычные народы, тюрки, аварцы, карабахские армяне, таты, талыши, курды и др.) имели бы одинаковые национально-государственные образования.

Главной целью "Садвал" и Национального Совета должно быть — повышение политического статуса лезгинского народа, его благосостояния и, по мере созревания соответствующих политических и социально-экономических условий, — достижение эволюционным путем полного национального суверенитета. Это должно выразиться в поэтапном переходе республики Дагестан и Азербайджан от унитаризма к федеративной форме правления и устройства. Это полностью соответствует устремлениям народов Дагестана и Азербайджана. Иной путь губителен для народов.

Вопросы о федеративном устройстве уже стоят на повестке дня и в Азербайджане и Дагестане. В Дагестане за федеративное его устройство стоят такие относительно крупные народы, как лезгины, кумыки, чеченцы, ногайцы, русские Кизлярского района…

В Азербайджане на этих же позициях стоят лезгины, карабахские армяне, талыши, курды… Федеративное устройство Азербайджана, как нормальный путь выхода из тупика уже предлагают ряд республиканских партий. В частности, в газете "Мегаполис — экспресс" (6.10.1993г.) опубликована заметка Рауфа Касумова ("Лаври посоветовал Азербайджану стать федеративным"), в которой говорится: "Сенсацией республиканского масштаба стала опубликованная в азербайджанской газете "Истиглал" статья одного из лидеров Социал-демократической партии (СДП) Рамазана Лаври под заголовком "Путь выхода — федеративный Азербайджан". Автор видит выход из нынешней кризисной ситуации в Азербайджане в его скорейшей федерации. В качестве субъектов будущей федерации автор предлагает признать Лезгистан, Талышстан, Карабах и Нахичевань.

Далее в заметке говорится: "Быстро сменяющие друг друга политические силы, придя к власти в Баку, лишь на словах говорят о равенстве наций, на деле же все делается наоборот. Пора уже понять всем, что пока национальные права не будут признаны государством, всякие лозунги о братстве — пустое дело. По сведениям азербайджанской редакции радиостанции "Свобода", вплоть до кровавых событий в Ленкорани СДП активно поддерживала создание на юге страны Талышско-Муганской республики и в целом до сих пор выступают сторонниками идеи федерализации Азербайджана. Тогда как сам руководитель республики неоднократно публично давал знать, что любые подобные акции автомизации имеют целью расколоть молодое государство".

Здесь хочу заметить, что лезгинский народ не является этнографической, экзотической ветвью тюрко-азербайджанского народа. Языки наших народов входят в совершенно различные языковые семьи: лезгинский язык — в кавказско-дагестанскую семью языков, тюрко-азербайджанский — в алтайскую семью языков — в тюркскую. Коренным образом отличаются наши народы по этнической и материальной культуре, быту, психологическому складу, выраженному национальному самосознанию.

Следует отметить и то, что лезгинский народ ни в Азербайджане, ни в Дагестане не является ни национальным меньшинством, ни малочисленным народом. На огромной территории Восточного Кавказа лезгинский народ был и остается крупнейшим коренным народом со своей своеобразной и богатой историей, экономикой, культурой.

Тюркские националисты в Азербайджане насильственно навязали нетюркским народам этого региона свой язык, вследствии чего лезгины на огромной территории перешли на тюркский язык. Но это не значит, что они перестали быть лезгинами!

До сих пор в школах Азербайджана не только не переподается лезгинский язык, но весь регион, где проживают лезгинский народ, охвачен теле — радиопередачами из Баку на тюркском языке. Однако лезгинские районы в Азербайджане полностью и Ахтынский и Рутульский районы на юге Дагестана не могут смотреть телепередачи из Махачкалы. Более того все лезгинские районы Азербайджана также не слушают передачи на лезгинском языке из Махачкалы из-за слабости радиостанции в Махачкале.

Поскольку лезгинский народ жил и живет на своей исконной земле в Азербайджане, то его нельзя причислить к инонациональным пришельцам, проживающим в Азербайджане. Лезгинский народ в Азербайджане не является и малочисленным народом, поскольку несмотря на совершенное над ним насилие, в том числе языковое (оно продолжается и поныне!), около двух миллионов человек продолжает говорить на лезгинском языке. Миллионный народ также нельзя назвать малочисленным. Поэтому все законь и законодательные акты, принятые в Азербайджане относительно национальные меньшинств и малочисленных народов не применимы к лезгинскому народу. С лезгинским народом необходимо говорить на равных, уважать его стремления и помыслы выраженные в Заявлениях и Решениях съездов лезгинского народа, и следует отпустить его, как говорил Искендер Казиев, на волю суверенности. Что касается Дагестана, то здесь также лезгинский народ не является национальным меньшинством, поскольку почти весь регион Юждага испокон веков принадлежит ему и сохранился за ним. В Дагестане лезгинский народ также не является малочисленным, всегда он занимал второе место по численности. Особенно показательна в этом плане перепись 1886 года (см. главу 8, параграф 5). При советское власти националисты, опираясь на власть, выдавливали лезгин из Дагестана и захватывали их земли. Даже и после этого вандализма лезгиноязычные народы продолжают занимать второе место в Дагестане. Поэтому и здесь следовало бы отпустить его на воле вольности суверенитета. И еще. Приведенные выше заявления и другие материалы не направлены против азербайджано-тюркского или какого-либо дагестанского народа поскольку они сами эксплуатируются и угнетаются "своей" национальной, чаще "интернациональной" бюрократией и не свободны в своей воле и действиях. Более тогео, существенные их слои в значительной мере ослеплены и одурманены псевдонациональными идеями, умело выражаемыми и поддерживаемыми деятельностью тюркской и дагестанской бюрократией, вследствии чего народы региона оказались орудием в их руках. В этих условиях основной задачей "Садвал" и других демократических движений и партии Азербайджана и Дагестана является разоблачение фальсификаторов и достижение подлинной демократии во всем регионе. Только подлинная демократия во всех институтах жизни, включая и институты власти в России. Азербайджане и Дагестане приведет народы к освобождению от рабства.

http://lekia.ru/str68.html

Просмотров: 348 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017