Воскресенье, 20.08.2017
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Кавказская Албания [0]
Ислам в Лезгистане [10]
Геополитика на Кавказе [1]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2011 » Октябрь » 1 » Сасанидская титулатура правителей Кавказа по арабо-мусульманским источникам
16:02
Сасанидская титулатура правителей Кавказа по арабо-мусульманским источникам

В ходе изучения средневековых арабо-мусульманских источников по истории удельных владений, образовавшихся после сасанидской аннексии Кавказской Албании, были получены результаты, которые я счел целесообразным выделить отдельно в специальную статью. Частично этот материал увидел свет в монографии «Эпоха классического ислама на Кавказе. Абу Бакр ад-Дарбанди и его суфийская энциклопедия Райхан ал-хака’ик (XI-XII вв.)» (М., 2003). Специальное исследование темы, однако, позволяет сфокусировать внимание на самых различных проблемах, детализация которых в рамках работы по истории ислама была бы не совсем уместна; речь идет не столько о возможной связи сасанидских по происхождению титулов правителей Кавказа с названиями марзпанств, сколько о тотемистических и иных религиозных традициях Среднего Востока, восходящих своими корнями в глубокую древность.

Чрезвычайно разнородный конгломерат обществ на Кавказе, представленный Арменией, Иверией, Кавказской Албанией, «гуннскими пределами» за вратами Чора и удельными владениями в горной части Северного Кавказа, объективно играла роль буферной зоны, защищавшей Иран от набегов кочевников с севера. Поэтому приморские районы Восточного Кавказа, а также горные районы Закавказья оказываются в сфере влияния Сасанидского Ирана уже в III в. Известная сасанидская (среднеперсидская) надпись из Пайкули сообщает в списке нахвбедов (ср.: арм. нахапет «первейший») о том, что в 293 г. в числе тех, кто прибыл на коронацию шаханшаха Нарсе, был и «государь», «князь» или «князек» (xwaday) Лака. П.О.Шёрвэ, издавший текст, связывает обозначение лак с албанами(1). М.С.Гаджиев предположительно сопоставляет Лак в надписи Нарсе с более поздним Лакзом (т.е. Лак с иранским суффиксом происхождения –з(2)) – этнополитической областью легов греко-латинских источников и леков/лаков раннесредневековых авторов.

Появление сасанидских титулов закавказских правителей Ибн Хурдадбих относит ко времени Ардашира, а титулов «царей гор» (мулук ал-джабал), т.е. удельных владетелей на Северном Кавкзае – с деятельностью Хосрова I Ануширвана. После арабских завоеваний эти титулы не только сохранились, но и дали названия многим мусульманским княжествам в пограничной области Халифата, происхождение которых зачастую не всегда осознавалось.

Определение «пограничья» (ﺮﻐﺜﻠﺍ ас-сагр; мн.ч.ﺮﻮﻐﺜﻠﺍ ас-сугур) в большинстве арабских и персидских источников включает в себя все кавказские владения Халифата, объединяемые под названием Арминийа, в том числе Арран, Ширван и Джурзан. Такая каннотация термина также восходит к сасанидской традиции. Среди присоединенных к Ирану областей, где правили шахи, не принадлежавшие к роду Сасанидов, «письмо Тансара» упоминает «пограничные области», страну аланов, «области Запада» и Хорезм; причем в источнике специально подчеркивается, что «шахами никого звать не должно», кроме представителей рода Сасанидов и правителей указанных областей(3). Пограничные области в контексте сообщений ряда других источников соответствуют Дарбанду и владениям шахов, правивших в горах Кавказа: ширваншаха, джуржаншаха, филаншаха, табарсараншаха и др. В анонимной персидской географии X в. Худуд ал-‘алам под термином сагр подразумеваются пограничные посты, в том числе укрепленные города, в которых размещались военные гарнизоны(4). В суфийском сочинении рубежа XI/XII Райхан ал-хака’ик Абу Бакра ад-Дарбанди «пограничьем ал-Баба» (ﺐﺎﺑﻠﺍﺮﻐﺜ сагр ал-Баб) именуются лишь укрепления Дарпуша(5); соответственно, обозначение «жители пограничья» (ﺮﻮﻐﺜﻠﺍ ﻞﻫﺍ ахл ас-сугур) относится только к обитателям этих укреплений.

Дарпуш (от среднеперс. dar-pušt «крепость», «твердыня») – название мощного пограничного военно-оборонительного комплекса Сасанидов, включавшего в себя мощную 45-километровую укрепленную стену (перс. Гав-бара «Крутая, обрывистая стена»; тюрк.-перс. Даг-бара «Горная стена»), разветвленную сеть крепостей и укреплений, а также системы раннего оповещения и предупреждения. Центральным звеном этого комплекса был Дарбанд (от перс. ﺪﻧﺒﺮﺪ дарбанд «Закрытые ворота»(6); араб. ﺏﺍﻮﺒﻻﺍ ﺐﺎﺑ Баб ал-абваб «Главные врата», букв.; «Врата ворот»). Арабы сохранили название комплекса, которое дали ему Сасаниды, хотя и на свой лад – ﺵﻭﺑﺭﺩ Дарбуш(7). В Румянцевском списке Дарбанд-нама это название зафиксировано в форме ﺵﻭﭘﺭﺩ Дарпуш(8). Дарбанд и Дарпуш представляли собой единую систему обороны, причем такое положение вещей сохранялось вплоть до монгольского нашествия; созданный на персидском языке в 20-х гг. XIII в. ‘Аджа’иб ад-дунйа сообщает, что «когда правитель Дарбанда собирает войско (лашкар), вся знать и ремесленники города и [пограничной] области (ас-сагр) надевают оружие и седлают [коней]»(9).

В других источниках термин Дарпуш заменен на ﺪﺴ садд, которое обычно переводится как «стена», хотя прямое лексическое значение слова – «заграждение», «преграда», «барьер». Хамза ал-Исфахани поясняет, что Хосров I Ануширван (531 – 579 гг.) построил заграждение (садд) Дарбанда, и «тянется это заграждение от моря до гор на расстояние двадцати фарсахов»(10). В рукописи Рисале-йе Бабийе, составленной в 989/1581 г. на староосманском языке с персидскими и арабскими включениями, оборонительный комплекс Дарбанда вместе с Горной стеной называется «Великим заграждением» (ас-садд ал-а‘зам)(11).

Далее Хамза ал-Исфахани сообщает, что в каждый горный район был назначен предводитель (ка’ид; по другим источникам – сар, сар-ханг/сар-хайл и сар-лашкар), командовавший частью войска, т.е. гарнизоном из числа «служилых людей». В Санкт-Петербургском списке Дарбанд-нама, переписанном в 1225/1810 г., утверждается, что Кавад укрепил стены в районе Дарбанда и «ушел в вилайаты Азербайджан и Ирак, оставив у каждых ворот бывалых и опытных воинов»(12). Эти предводители, продолжает ал-Исфахани, содержатся за счет средств, которые они собирают с жителей подвластных им поселений; дети предводителей наследуют место и статус своих отцов. Данное сообщение местами дословно перекликается со сведениями ал-Мас‘уди, приводимыми им в Мурудж аз-захаб, о назначенцах сасанидских правилей, которым вменялась в обязанность охрана пограничных рубежей. Арабские источники называли сасанидских военных колонистов сийасиджун, саджун, сийабиджа, которые Й.Маркварт и вслед за ним В.Ф.Минорский(13) восстанавливают в форме ас-сибасиджа (мн.ч. от среднеперсидского спасиг), что означает «служилые люди», «сторожа»(14).

Названия большинства средневековых «княжеств» Северо-Восточного Кавказа восходят к Сасанидам, которые не могли не обойтись без поддержки местных владетелей, создавая мощную военно-оборонительную систему в регионе. Эту поддержку им обеспечила легитимация местных правителей («и назначил Ануширван владетеля Бахха царем над ней»), а также размещение в центрах этнокультурных образований военных гарнизонов. Как раз это и имел в виду Йакут ал-Хамави, когда отмечал, что в оборонительной системе Баб ал-абваба специальные «центры» (ал-маракиз) защищали одну из местных народностей (Лакз, Табарсаран, Лайзан и др.)(15).

Форму легитимации прав местных владетелей на власть описал Хамза ал-Исфахани: Хосров I Ануширван «одарил каждого из предводителей (куввад, ед. ч. ка’ид) в день назначения его на охрану определенной ему пограничной области (сагр) кафтаном (каба’), разрисованным различного рода рисунками. Предводитель носит титул по названию того рисунка, что на кафтане. Так появились имена ﻩﺎﺷﻧاﺭﻴﻌﺒ ба‘ираншах(16), ﻩﺎﺷ ﻦاﻮﺭﺷ ширваншах, ﻩﺎﺷﻧﻼﻴﻓ филаншах, ﻩﺎﺷﻧﻻﺍ аланшах»(17). Несмотря на то, что мусульманские правители, в том числе и халифы, заимствовали традицию дарить кафтаны прежде всего от Сасанидов, к информации ал-Исфахани историки долгое время относились как к красивой легенде.

Исследование М.С.Гаджиева бронзовой статуэтки воина в кафтане сасанидского типа заставило более серьезно относиться к сообщению Хамзы ал-Исфахани, который явно пользовался сасанидским источником(18). В погребальном комплексе близ селения Гигатль археологи(19) обнаружили бронзовую статуэтку воина в остроконечном шлеме (или шапке), халате, перетянутом на талии поясом, и штанах, заправленных в характерные сапожки. М.С.Гаджиев считает, что «нераспашное платье туникообразного покроя с широкими, глубокими вырезами на подоле спереди и сзади и с узкими разрезами по бокам подола» на воине – не что иное, как сасанидский халат (каба), который обнаруживает сходство с кафтанами, представленными в настенной живописи Средней Азии, а также на блюдах с изображениями царя Пероза, шаха Хосрова II и сасанидских вельможных особ(20). Уникальная настенная роспись из Афрасиаба, датируемая третьей четвертью VII в., сохранила фрагменты кафтанов вельможных особ с изображениями различных животных. Основу сложной композиции на западной стене помещения посольства Чаганиана в Самарканде как раз и составляет сцена передачи послами кафтана в дар правителю Согда, причем на этом кафтане изображение крылатого льва повторяется в качестве основного элемента композиции рисунка на ткани(21).

Проблема установления достоверности сообщения ал-Исфахани сделала необходимой проверку всех титулов правителей Кавказа, образованной по такому же принципу, на основе надежно установленной лексики среднеперсидского языка; оказалось, что почти все они действительно объясняются из названий животных! Так или иначе, последовательность в соблюдении принципа, заложенного в основу образования местной средневековой титулатуры, позволяет устранить разнобой в написании некоторых титулов и названий «княжеств», и предложить более правдоподобные варианты их чтения, в некоторых случаях несомненные.

1. Джурджаншах

Сасанидское военное присутствие на Кавказе вряд ли можно считать признаком окончательно утвердившегося в горах иранского владычества. Ситуация в регионе в период распространения сасанидского влияния была гораздо сложнее, хотя определенную форму зависимости – в большей или меньшей степени – обозначает титулатура местных правителей(22). Правитель Картли и основатель Тифлиса Вахтанг Горгасал (ум. в 502 г.) воевал с иранцами, балансируя между Ираном и Византией, а затем погиб в сражении, в котором, согласно Картлис цховреба, ему даже удалось убить сына шаха(23). Официальная грузинская историография утверждает, что шлем Вахтанга украшало изображение волчьей головы, отсюда происходит и его прозвище – Горгасал(24). Отголоски о деяниях этого выдающегося грузинского царя отражены и в Шах-нама Фирдауси, известном литературном источнике, в котором фигурирует некий царь Гургсар, показывавший дорогу иранскому владыке.

И.А.Орбели писал о том, что имя Горгасала – Вахтанг – является албанско-грузинской формой парфянского Варахрана, среднеперсидского Вахрана и новоперсидского Бахрама(25). Проводя параллели между именем Бахрам Гура и Вахтанга Горсасала, он задавался вопросом: «Только ли отражением безудержной стремительности Бахрама является это прозвище (имеется в виду прозвище Вахтанга Горсарала – Гургсар – А.А.), напоминающем или о быстром в беге волке (гург – А.А.), или о безудержно стремительном онагре (гур – А.А.) – всегда манившей восточного охотника дичи, и случайно ли прозвание обоих героев вводит нас в круг зверей, в одном случае – именем целого дикого животного, в другом – в виде характерной для позднейшего тотемизма pars pro toto – лишь головы зверя(26)? В позднейшем искажении прозвище Вахтанга Горгасала приняло, в процессе «народного осмысления», форму Горгаслан, будучи принято за соединение персидского гург «волк» с турецкого аслан «лев»(27).

В исторической науке утвердилась точка зрения, согласно которой Джурзан (ал-Джурзан) – это арабизированная форма сирийского названия Гурзан, обозначающего территорию Картли(28). Худуд ал-а‘лам фиксирует названия Гурз и Гурзийан, когда именует Черное море грузинским(29). Утверждение о сирийском происхождении топонима Гурзан во многом априорно. Сасанидское влияние на Грузию, восходящее к середине III в., было политическим, в то время как сирийцы выступали на этой территории главным образом в качестве проповедников христианства, причем не столь успешно, как в Армении и Албании, из-за возникших впоследствии противоречий между монофизитами и несторианами. Как известно, топонимы редко имеют конфессиональную природу: обычно они возникают в результате этнополитического взаимодействия.

Намек на изображение волчьей головы на шлеме Горгасала указывает на возможный сасанидский титул грузинских правителей: гурганшах, или, в переводе с персидского, «волчий шах». Тем более, что древнеармянское название Грузии – Verkan, или Vir-q – восходит, как любезно подсказал В.А.Лившиц, к парфянскому слову virk, что значит «волк». Следовательно, иранцы должны были называть эту страну Гурган (от среднеперс. gurg «волк» [в пехлевийской графике – gwlg]), однако под этим именем уже фигурирует персидский Гурган, «страна волков» (араб. ал-Джурджан).

В надписи на Ка‘ба-и Зардушт древнее название Грузии зафиксировано на трех различных языках. В чтении Ф.Хайсе греческий топоним ’Iβηρία (Иберия) соответствует в парфянском тексте форме Wyršn (Виршан), а в среднеперсидском – Вирузан, или Вирзан(30). М.Бак до этого предлагал чтение среднеперсидской формы как Wrwč’n (Виручан), а парфянской – как Wyrš’n, где –ан является топонимообразующим аффиксом(31). Д.Н.Маккензи указывает на правило фонетического перехода среднеперсидского вирз/варз (с транслитерацией wlz) в новоперидский гурз(32); вместе с аффиксом -ан это слово как раз и образует Гурзан(33).

Ал-Балазури дополняет приводимый им на основе пехлевийских источников список назначений Ануширвана информацией о джурджаншахе, который назван в его сочинении правителем Лакза(34). Однако другие арабские источники указывают на то, что правитель Лакза носил титул хирсаншах (см. ниже). Поэтому здесь мы имеем дело либо с искажением ad libita librarii(35) титула хирсаншах, либо титул джурджаншах фиксирует факт владычества Картли в закавказских владениях лакзов в определенный исторический период. Первое предположение неубедительно, поскольку тот же ал-Балазури описывает крепость Хирс и события, связанные с ее завоеванием арабами. Второе предположение подтвержается историческими фактами. Цахурский участок Закатальского округа, который был известен средневековым грузинским авторам под названием Цукети, сами цахуры называли Гурги-магал. По данным Картлис Цховреба, при грузинском царе Арчиле (середина VIII в.) Цукети зависела от Грузии; вместе с Элисени и Шакихи (Шакки) она входила в состав Гишского епископата Грузинской церкви(36).

Середина VIII в. – один из переломных моментов в истории политических образований на Кавказе. Именно в этот период арабская экспансия на Северо-Восточном Кавказе доходит до своего апогея. В результате войны с арабами Лакз, как и другие горские княжества, был в значительной степени ослаблен. Он уступил мусульманам не только крепость Хирс и сеть крепостей в долине реки Самур, но и свое влияние в Закавказье. Под полный контроль арабов перешли районы Лакза, прилегавшие к Каспию. Вероятно, грузинские цари воспользовались сложившейся ситуацией и на какой-то период, по крайней мере, до времени написания Футух ал-Балазури (IX в.), расширили сферу своего влияния на юго-востоке.

Ал-Мас‘уди, писавший в первой половине Х в., прямо называет джурджин титулом правителя страны Джурзан, из которой течет река Курр (Кура), т.е. Грузии(37). Титул джурджин обнаруживает гораздо большее сходство с джурджаншах, нежели с хирсаншах, поэтому вероятность того, что речь идет од одном и том же титуле, ничтожно мала. В среднеперсидском языке суффикс принадлежности имеет форму –ен, который в новоперсидском переходит в -ин, а в арабском -ин или –ан (в зависимости от того, из какого языка это слово пришло в арабский). Соответственно, со среднеперсидского гурген/гурган переводится как прилагательное «волчий» (т.е. гургиншах означает «волчий шах»). Де Клавихо последовательно приводит три названия Грузии: Хургания, Гаргания, Гургания, причем персидский Гурган он называет Гирканией(38).

Почитание волка в Западной Грузии, а также предания о том, что грузинские цари любили охотиться с волками, которых специально растили для этих целей, возможно, говорят о том, что волк был тотемным животным у предков современных грузин. В связи с этим приобретают новое звучание сообщения о культе Луны в этой части Кавказа, а также о многочисленных храмах богини Селены; утверждается, что один из главных храмов которой находился вблизи Иберии(39). Изображение волка до сих пор остается символом вайнахов (дзурдзуков), на которых распространялось влияние Грузии.

Народная этимология вложила новый смысл в старое название, связав его с именем святого Георгия. Как писал И.А.Орбели, «и солнечный Митра, и Веретрагна, и лунный Мэн слились в образе того христианского божества, которое носит имя Георгия Победоносца»(40). Сами грузины называют свою страну Сакартвело (букв.: «то, что вокруг Картли»), а самих себя – картвели (мн.ч. картвелни). Абхазы, исторически взаимодействовавшие с грузинами, называют их акыртуа, соседи на юге (азербайджанцы, лезгины и др.) – гюрджи/гурджи, а их соседи на юго-востоке (андийцы, аварцы и др.) – гурги(41). Все эти названия явно относятся к Картли и Гурии, двум важнейшим этнополитическим областям Восточной и Западной Грузии, вокруг которых консолидировались другие грузинские области.

2. Ширваншах

В.Ф.Минорский, посвятивший проблеме происхождения топонима Ширван несколько страниц своего исследования, утверждал, что его следует причислить к числу имен, указывающих на связь ряда восточнокавказских мест со старыми поселениями выходцев с южного побережья Каспия (Гиляна, Дейлема)»(42). При этом он признавал, что это название появляется во времена Сасанидов. По Ибн Хурдадбиху, титул ширваншахов восходит не к Хосрову I Ануширвану, а к основоположнику сасанидской династии Ардаширу, так же как и другие титулы правителей Закавказья вплоть до Джурзана включительно(43). Современные исследования среднеперсидской эпиграфики доказывают, что такое утверждение не лишено оснований. Надпись-трилингва (на среднеперсидском, парфянском и греческом языках) на «Ка‘ба Заратуштры» (Ка‘ба-и Зардушт), относящаяся к середине III в., сообщает от имени Шапура, сына Ардашира: «Я обладаю землями Персии, Парфии, Хузистана, Нишана, Асуристана (Вавилона), Нотширагана, Арбаистана, Азарбайджана, Армении, Вирузана (Иберии – А.А.), Сигана, Албании, Баласагана вплоть до Кавказа и до Аланских ворот»(44).

Хамза ал-Исфахани прямо связывает происхождение топонима Ширван от титула ﻩﺎﺷ ﻦاﻮﺭﺷ ширваншах, означающего «львиный шах», или «шах львов»(45). Образование названия марзпанства от титула его правителя было бы сомнительно, если бы не другие примеры, подтверждающие информацию ал-Исфахани (Лайсан, Филан/Каплан, Вардан, Хирсан и др.). Х.С.Нюберг считал šēr пехлевийским словом, обозначающим льва(46). По Д.Н.Маккензи, фонетический šagr («лев») в среднеперсидском языке в написании выглядел как šgl (в манихейском – šgr), который в новоперсидском языке по внешнему сходству графем перешел в форму šēr(47). М.Фазл-и ‘Али предлагает два значения слова ﺭﻴﺷ [šēr]: «лев» и «тигр»(48). У Хамзы ал-Исфахани и других авторов долгая йа’ из середины слова выпадает, возможно, по вине переписчиков, что позволяет читать этот топоним как Шарван и Ширван (ﻦاﻮﺭﺷ). Форма Шарван зафиксирована и в грузинском источнике Картлис цховреба(49). Ибн Хурдадбих приводит иную, грамматически более точную форму титула местного правителя, образованного без серединного вав: ﻩﺎﺷﻨاﺭﻴﺷ шираншах(50).

3. Лайсаншах

Среди топонимов, связанных с титулом лайзаншах, зафиксированы Лайзан, Лайсан и Ла’изан. Одни источники называют Лайзан непосредственным соседом Лакза, другие отождествляют его с самим Лакзом. Возможно, в этих сведениях нет противоречий, поскольку территория Лакза все время менялась. Однако уже к X в. большинство источников однозначно разделяют оба эти «царства». Худуд ал-‘алам дает основания полагать, что Лайзан находился на южных склонах кавказского хребта, граничил с Лакзом и Ширваном, но далеко от побережья Каспия(51). Ал-Мас‘уди пишет так: «К царству Ширван около горы Кабх примыкает другое царство, которое называется Лайзан, а его царя зовут лайзаншах. В наши дни это царство занял царь Ширвана, что он также сделал и с другим царством, называемым Муканийа»(52). Возможно, речь идет об области Шекки (араб. Шакин, или Шакки), тем более, что ал-Мас‘уди о ней умалчивает. Первоначально Йазидиды правили именно в Лайзане, или Ла’изане, затем они присоединили его к Ширвану и пересели на трон ширваншахов.

В тексте ал-Истахри говорится о Лиране – стране, «внутри которой имеются родники, падающие каскадами»(53). Если взять за основу сведения Йакута ал-Хамави(54), то Лиран (в тексте: ал-Лиран) находится между Лакзом и Ширваном, но не на побережье Каспийского моря, а далее, к западу от Маската, ближе к району Закаталы-Белоканы. Текст рукописей позволяет прочесть это название и как Лайзан. Месторасположение Лирана совпадает с территорией Лайсана. Совпадают также графические основы обоих названий, так что скорее всего под обоими названиями скрывается одно и то же княжество. Более поздние источники, в частности, Мас‘уд б.Намдар, позволяют предположить, что Ширван захватил лишь восточную часть Лайзана, западная ее часть вместе с городом Балах отошла к Лакзу (см. ниже). Попытка интерполяции сообщения Хамзы ал-Исфахани на титул местного правителя оказалась возможной только при условии, если принять за основу весьма схожее по написанию слово ثﻴﻟ лайс, означающее “лев”. В таком случае название этого старого княжества восстанавливается как Лайсан, а титул его правителя – как ﻩﺎﺷﻨﺎﺛﻴﻟ лайсаншах («львиный шах»).

4. Варданшах

Титул варданшах связан с княжеством Вардан (Вартан), относящимся, согласно В.Ф.Минорскому, к территории лакзов и образованным во времена Хосрова I Ануширвана на территории Маската(55). Но у правителя Маската был свой титул (см. ниже). Во всяком случае, Вардан – это территория особого, отличного от маскутов племени, входившего в состав Кавказской Албании. Если верить Хамзе ал-Исфахани, на кафтане варданшаха (ﻩﺎﺷﻨﺍﺪﺭﻭ) должен быть изображен цветок (перс. ﺪﺭﻭ вард); Ибн Хурдадбих сообщает о том, что при Ардашире правитель Хинда получил титул райханшах(56), связанный с другим растением, а именно – базиликом. Словарь Д.Ягелло помимо цветка дает по меньшей мере еще два значения слова вард: рыжевато-саврасая лошадь и красно-бурый лев. Наскальная роспись Афрасиаба сохранила рисунок крылатого коня, изображенного на кафтане(57). Что касается последнего значения, то обилие львов в символике Ширвана и владений, вошедших в его состав, необъяснимо и загадочно. Ошибочным вариантом чтения указанного титула следует считать заданшах.

В Закавказье гораздо более известен другой Вардан (Варсан, Вартан, Варданакерт), находившийся южнее ал-Барда‘а, на правом берегу реки Аракс, между Байлаканом (арм. Пайтараканом) и Барзандом. Вардан, ставший частью Ширвана, был расположен рядом с Маскатом и Хирсаном (см. о нем ниже). Цепочка «хирсаншах – Хирсан – крепость Хирс» позволяет восстановить исходное название крепости, которая являлась центром Вардана: «варданшах – Вардан – Вард». Населенный пункт с таким названием, расположенный на стратегически важном участке пути из ал-Барда‘а в Баб ал-абваб – это Варташен, в котором иранский аффикс –ан заменен на топоформант -ашен (ср.: Куткашен). Этот топоним зафиксирован и в «Истории Албании» Мовсеса Каганкатваци: епископ Исраэл, направляясь к гуннам, обитавшим в районе Варачана, пересек перевал у горы Варде-Груак и оказался в долине Чора(58).

5. Бабраншах

Название княжества Маскат (Маскут; Мазгут; совр. Мюшкюр; местная транслитерация: Муьшкуьр) восходит к массагетам-маскутам – иранскому племени, заселившему, по свидетельству Худуд ал-‘алам(59), земли между реками Самур и Белбела. Дарбанд-нама сообщает о княжестве С.к.т, который восстанавливается как Маскат, где правил, согласно арабским источникам, батуншах/табуншах(60). Из схожих по написанию слов к рукописным можно предложить наиболее вероятную конъектуру ﻩﺎﺷﻨﺍﺭﺑﺑ бабраншах (от среднеперс. babr [в транслитерации bpl, а арабской графике ﺭﺑﺑ – «тигр») – «тигровый шах». Ра’ в этом титуле можно легко принять за вав; конъектура алифа необходима по аналогиям, учитывающим окончание множественного числа -ан.

Ряд исследователей отмечает, что ал-Йа‘куби(61), Ибн Хурдадбих(62) и другие мусульманские авторы IX-X вв. используют название ал-бабр для обозначения местностей юго-западного побережья Каспия(63). В связи с этим Т.М.Калинина обратила внимание на то, что в тексте автора IX в. Абу-л-‘Аббаса ал-Фаргани вместо термина ﺭﺑﺑﻠﺍ ал-бабр, которым обозначается соседняя с аланами страна, переписчик ошибочно написал ﺭﺘﺘﻠﺍ ат-татар, что является анахронизмом. Поэтому исследователь предложила конъектуру ﺯﺘﻴﻠﺍ «ал-Йатиз», имея в виду более точную форму этнонима ат-Тир в сочинениях ал-Хваризми и Сухраба; в свою очередь, этот этноним сопоставляется с территорией, прилегающей к Таврике(64). С другой стороны, под термином ал-бабр в сочинениях ал-Йа‘куби, Ибн Хурдадбиха, Кудамы, а также в Худуд ал-‘алам в равной степени могут скрываться и собственно ﺭﺑﺑﻠﺍ ал-бабр (в качестве народа, подвластного бабраншаху; ср., например, с упоминаниями в Дарбанд-нама о «многочисленном народе Туман», которым правил туманшах), и ﺭﺑﺗﻠﺍ ат-табар – название области в юго-западном Прикаспии, которую Бурхана Каты считает одним из обозначений Табаристана (см. раздел Табарсаран). Тем более, что в обоих этих случаях географическая привязка термина, приведенная в текстах ал-Йа‘куби и Ибн Хурдадбиха, оказывается более корректной.

Появление массагетов на правобережье Самура относится к временам Кавказской Албании. Фавстос Бузанд сообщает, что в 30-х гг. IV в. царь маскутов Санесан собрал против армян сборное войско, в составе которого упоминаются, в частности, гунны, похи и таваспары(65). К этому времени массагеты уже потеряли свое этническое лицо. Во времена Хосрова I Ануширвана маскуты продолжали оставаться самостоятельной силой в регионе; это потом они растворились в преобладавшем лезгинском населении. Согласно Та’рих ал-Баб (§31), амиры Дарбанда и пограничных крепостей (ас-сугур) присоединили Маскат к своим владениям в 218/833 г. Глава ра’исов ал-Муфарридж, ставший правителем ал-Баба в конце XI в. (см. о нем ниже), называл жителей Маската лакзами (Та’рих ал-Баб, §40). В годы жизни ад-Дарбанди Маскат находился в центре борьбы между Ширваном, Лакзом и ал-Бабом, причем победу в этой борьбе одержал ал-Баб. Позднее южная часть Маската вошла в Ширван, а поместье ас-Самсуйа вместе с прилегающие к нему земли стали частью Лакза.

6. Хирсаншах

В источниках зафиксировано несколько форм написания топонима Лакз, в том числе ал-Лакз и Лакзан (персидская форма множественного числа от Лакз). Часть Лакза идентифицируется с «княжествами», которые до сих читались как Хурсан и Лайзан (Лираном). Согласно ал-Балазури, правителем Лакза был хурсаншах (в чтении де Гуе)(66). Принцип формирования титулатуры местных правителей, известный из сообщения Хамзы ал-Исфахани, позволяет однозначно идентифицировать титул правителя Лакза как ﻩﺎﺷﻨﺎﺴﺭﺧ хирсаншах, т.е. «медвежий шах». Следовательно, «княжество», входившее в состав Лакза, называлось Хирсан, а на «гербе» правителя Лакза красовался медведь (от среднеперс. xirs [hls]). Ал-Йа‘куби сообщает, что под натиском хазар арабы отступили в крепость ﺱﺭﺧ Хирс, причем этот топоним приведен с огласовками именно в такой форме(67). Егише (История, 157) знает эту крепость как Херсан.

7. Табарсараншах

Существует множество версий относительно происхождения племенного и географического названия Табасаран, в том числе и учитывающие его иранскую этимологию, однако все они малоубедительны, поскольку отталкиваются от этой формы как от исходной(68). А между тем во всех источниках, созданных до монгольского нашествия, зафиксирована лишь одна форма этого топонима, а именно – ﻥﺍﺭﺴﺭﺒﻂ Табарсаран.(69) Впервые это название упоминается в числе персидских титулов, которые Хосров I Ануширван дал местных владетелям, а также ворот, «которые являются входами в ущелья горы ал-Кабк», контролируемыми различными племенами (Баб филаншах, Баб табарсараншах и др.)(70). Подтверждая сведения ал-Балазури, ал-Йа‘куби и других своих предшественников, Йакут ал-Хамави приводит идентичный материал, но со ссылкой на «книги персов»(71). Табарсараном этот край называл и автор местной хроники Та’рих ал-Баб (начало XII в.), житель Дарбанда.

Безо всякого сомнения, Табасаран – искаженная форма названия Табарсаран, засвидетельствованного во всех арабо-персидских источниках, но никак не наоборот, как считалось до сих пор. Под влиянием языка исконного населения этой местности срединный звук -р вследствие редукции выпал, и Табарсаран превратился в Табасаран. Это произошло уже после падения Халифата под ударами монголов: крепости Дарпушта потеряли свое былое значение, а этнополитическая ситуация в районах, прилегающих к Дарбанду, изменилась в сторону увеличения доли коренного населения. Не случайно источники XIII-XIV вв. не упоминают о Табарсаране вообще, а с XV в. это название превращается в Табасаран. Ошибочным вариантом чтения исходной формы ﻥﺍﺭﺴﺭﺒﻂ Табарсаран является ﻥﻼﺴﺭﺒﻂ Табарсалан (лам и ра перед алифом в рукописном тексте очень похожи), поэтому я предлагаю восстановить его в тексте Тухфат ал-Гарнати как Табарсаран(72).

В переводе с персидского языка форма множественного числа ﻥﺍﺭﺴ саран (мн. от ﺭﺴ сар «голова», «вершина», предводитель»; в пехлевийской транслитерации sl) означает «предводители войска», «военачальники»(73). Еще одно значение сар – “избранник”; соответственно, в множественном числе это слово, возможно, отражает практику избрания местных военных предводителей, которая сохранялась вплоть до прихода арабов. Используя буквальное значение названия Табаристан («Страна табаров»), логично предположить, что речь идет о предводителях иранских переселенцев из этой области Ирана, ближайшей к Кавказу; местная историческая традиция, зафиксированная П.К.Усларом в Табасаране в XIX в., придерживается того же мнения (см. ниже). Персидский аноним X в. Худуд ал-‘алам называет Табаристаном обширные иранские области вплоть до Аррана, включая район Казвина, в котором сохранилась этнографическая группа, родственная кавказским татам, а также Гилян, жителей которого Хосров I Ануширван якобы заселил на Кумукской горе (кумук даг), там, где «верхняя часть Табарсарана прилегала к лезгинам»(74). Большая часть крепостей Дарпушта (Дарвак, Ирси, ал-Хумайдийа и др.), называемых рустаками Баб ал-абваба, так же как Горная стена, расположены как раз на территории Верхнего Табасарана.

Слово табар имеет много значений в разных языках, главное из которых – «топор» (др.-евр. רובט таббур, перс. и араб. ﺭﺒﻂ табар и др.). Исходя из этого значения, некоторые исследователи считали Табаристан «страной топоров и секир», а Табарсаран – страной «топороголовых»(75). Описывая подавление восстания «сынов Израиля» (ﻞﻴﺍﺮﺴﺍ ﻮﻧﺒ бану Исраил) вавилонским царем Навуходоносором (в тексте: Бухт Нарси) и падение Иерусалима, Ибн Мискавайх упоминает топоним Табарийа(76), вероятно, название озера в Сирии. У Фавстоса Бузанда топоним Табрийа фигурирует в рассказе о переселении Сасанидами евреев из Армении(77). Происхождение этих топонимов неизвестно, однако их связь с топорами более чем сомнительна.

Термин табур ﺭﻭﺒﺎﻂ и на персидском, и на арабском языках означает «отряд», «шеренга», «линия строя», обнаруживая тем самым прямую аналогию с термином ас-суфуф «ряды», «шеренги войска». В таком случае Тапуристан/Табуристан – название, указывающее на систему военной организации локальных обществ в Юго-Западном Прикаспии, а Табурсаран (букв.: «предводители отрядов», «избранники отрядов») – эквивалент арабского термина а‘йан ас-суфуф, который Та’рих ал-Баб использует в качестве обозначения военной элиты пограничных крепостей в Табарсаране, иными словами, сархангов, управлявших рустаками Баб ал-абваба (подробнее об этом термине см. ниже).

Особую важность для установления значения корня ТБР имеют диалекты, распространенные в самом Табаристане, которые в достаточной степени различались от других диалектов персидского языка. Согласно Захир ад-дину Мар‘аши, на «табаристанском языке» слово ﺭﺒﻂ табар имеет собственное значение, а именно – «гора»(78); соответственно, Табаристан – это «Горная страна», полная калька названия другой «Горной страны» – Дагестана. По этой причине Б.А.Дорн для термина табар предлагает только это значение – «гора»(79). Таким образом, буквальный перевод названия табарсаран в той форме, в которой оно засвидетельствовано в источниках – «предводители гор», «военачальники гор».

Примечательно, что источники подразумевают под Табарсараном «войско», причем утверждается, что Табарсаран – «лучшее войско Баб ал-абваба». В одном из списков Дарбанд-нама утверждается, что «прежде войско Дарбанда [набиралось] из Табарсарана»(80). Далее, источники связывают категорию ахл ас-сугур главным образом в Баб ал-абвабом. Исходя из значения сагр «пограничный пост», становится ясно, что речь идет об обитателях крепостей, возглавляемых военачальниками, т.е. сарами, и расположенных в округе Дарбанда, прежде всего на территории т.н. «Верхнего Табасарана».

Cтранное на первый взгляд значение известного топонима и этнонима приобретает особый смысл в свете данных Абу Хамида ал-Гарнати, который лично посетил Дарбанд и Табарсаран в первой половине XII в. В частности, он сообщал о том, что «Табарсаран» состоит из 24 рустаков, каждый из которых «управляется сар-хангом наподобие амира»(81). Число рустаков Табарсарана совпадает с численностью военных крепостей Дарпушта, большая часть которых легко идентифицируется: Мита’и – с Митаги, Камах и Дарвак (араб. Баб Вак) – с одноименными поселениеми, Мадина (или Мадина ал-‘араб) – с Арабляр, ал-Хумайдийа – с Гимейди, Малый Ухайл (Арджил) и Большой Ухайл (Арджил) – с Хели и Пенджи, Мукатир – с Мугарты, Махрака – с Марагой. Все эти населенные пункты расположены в так называемом Верхнем Табасаране, расположенном в районе Горной стены. Причем они населены или были населены не носителями кавказских языков, а татами, которые к настоящему времени частично тюркизированы. Кроме того, именно с этими крепости источники связывают деятельность «предводителей» – сар-хангов и сар-лашкаров.

Рукописные особенности арабской графики позволяют прочитать ﮓﻧﺨﺮﺴ сар-ханг в тексте сочинения ал-Гарнати и как ﻞﻴﺧﺭﺴ сар-хайл – засвидетельствованный в источниках термин, обозначающий военачальника, командира(82). В любом случае, сар-хайлы или сар-ханги, управлявшие рустаками Табарсарана, выступают в качестве синонима саров, «военачальников». В Дарбанд-нама термины сар и сар-ханг/сар-хайл заменены еще одним персидским синонимом – ﺭﮑﺸﻠﺭﺴ сар-лашкар(83). Источник дает редкую в таких случаях возможность проследить изменение реального содержания термина в процессе развития общественно-политической ситуации в регионе. В первый раз он использован в единственном числе, хотя это не исключает вероятности использования его в более ранний период во множественном числе. Халиф ар-Рашид, назначая Хафса б.‘Умара в 180/796 г. правителем (хаким) Дарбанда, поручает надзирать (назира) над ним сар-лашкара ‘Абд ал-Малика б. Аглаба(84). В.Ф.Минорский толкует этот термин как главнокомандующий, командир(85).

Термин сар (רשׂ) упоминается также и в пространной редакции письма хазарского царя Иосифа(86) . П.К.Коковцов, издавший древнееврейский текст памятника, перевел его как «глава», «начальник», усмотрев в этом факт существования хакана в ранней Хазарии(87). Разделяя эту точку зрения, А.П.Новосельцев приводит факт упоминания термина сар в переписке Иосифа в качестве аргумента в пользу ее подлинности(88), которая в некоторых исследованиях ставится под сомнение. Тот факт, что документ содержит исторический материал, подтверждающийся синхронными и более поздними источниками на других языках, а главное, полностью соответствующий хронологии реальных событий, является сильным аргументом в пользу подлинности переписки, что не исключает, однако, ее вероятных редакций и искажений.

В хазарской переписке слово сар упомянуто и в форме множественного числа, что исключает его прямые параллели с хаканом. Обозначение сарим представляет древнееврейскую форму от слова сар, т.е. точный лексический эквивалент персидского саран. «Большой начальник» (ха-сар ха-гадол), который фигурирует в краткой редакции письма с определенным артиклем ха, вероятно, обозначает лицо, который в сасанидской иерархии назывался табарсараншахом.

Наконец, в вопросе о происхождении титула табарсаран-шаха возникает иллюзия аналогии с гургсаром, где вместо головы «волка» (гург) может фигурировать голова птицы (тибир). В таком случае этот титул можно было реконструировать как тибирсаран-шах, тем более, что в арабской графике гласные не передаются. Однако это скорее всего просто забавное совпадение: источники не позволяют однозначно решить этот вопрос. Нам остается только излагать возможные версии, основанные на чтении зафиксированных в рукописях вариантах написания топонимов.

8. Филаншах /капланшах

Название Филан происходит от сасанидского титула ﻩﺎﺷﻨﻶﻴﻓ / ﻩﺎﺷ ﻦﻶﻴﻓ филаншах, который упоминается в списке назначений Хосрова I Ануширвана. Этот титул, восходящий к среднеперсидскому pīl «слон», переводится как «слоновий шах». Исходная форма пиланшах сасанидских источников превратилась у раннеарабских авторов в филаншах. Вариант ﻩﺎﺷﻨﻶﻴﻗ киланшах, зафиксированный в различных списках Мурудж ал-Мас‘уди (в том числе и в рукописи D175), является, возможно, результатом ошибки переписчика, хотя вопрос о существовании такого тутула нуждается в дополнительном изучении.

В частности, в одном из Петербургских списков Дарбанд-нама ﻩﺎﺷﻨﻶﻴﻗ киланшах назван титулом правителя верхней части Табарсарана, куда были переселены жители Килана(89). Ибн Хурдадбих называл килан титулом правителя Марв ар-Руза(90). С другой стороны, слова ﻦﻶﻴﻓ филан и ﻦﻶﻴﻗ килан допускает чтение их как ﻦﻶﭙﻗ каплан, которое в переводе с персидского языка означает «барс», «пантера». В персидской рускописи Бустан ас-сийаха Зайн ал-‘Абидина Ширвани утверждается, что по одному из преданий именем каплан назван Баб ал-абваб, а правитель города назывался капланшах(91). Далее, продолжает он, что Каплан – одно из названий Баб ал-абваба, правителя которого именовали капланшахом. При этом Ширвани подчеркивает, что арабы называют этот город Баб ал-абваб, персидское население – Дарбандом, а предание (ривайа) – Капланом. Если следовать жесткой схеме, по которой образованы сасанидские титулы правителей Кавказа (корневое слово + суффикс мн.ч. + шах), этот титул должен был иметь в таком случае форму каплананшах, но необязательно, если слово заканчивается на –ан: Ибн Хурдадбих называет ﻩﺎﺷ ﻦﺎﺤﻴﺮ райханшах (не райхананшах), т.е. «базиличный шах», сасанидским титулом владыки ал-Хинда во времена Ардашира(92).

На кубачинских рельефах сохранились изображения снежного барса(93), в то время как изображения слонов в регионе не зафиксированы. С другой стороны, изображения слона в качестве элемента рисунка на ткани зафиксированы в настенной росписи Афрасиаба, где они украшают попону верблюда знатного вельможи(94). Не совсем ясно, речь идет о различных написаниях одного титула или двух-трех титулах, появившихся в разное время. В горной стране с вечными ледниками и снежными вершинами, каким является нагорный Дагестан, культ снежнего барса вполне мог сложиться, в отличие от культа слона, тем более что барсы в этих местах действительно водятся. П.М.Дебиров отмечает наличие изображений барсов на поливной керамике Дарбанда XI – XIII вв(95). Каплан – тюркское по происхождению слово, которое в средневековье использовалось и иранцами; на этом основании Фазл-и ‘Али включил его в свой англо-персидский словарь с толкованием «барс». Однако в таком случае этот титул по аналогии с другими титулами должен был иметь форму ﻩﺎﺷﻨﺎﻨﻶﭙﻗ каплананшах. Наконец, в одном из Санкт-Петербургских списков Дарбанд-нама, составленном на тюркском языке, киланшах назван титулом правителя верхней части Табарсарана, куда были переселены жители Гиляна (Килана)(96). Ал-Балазури называл местного правителя «малик Филан»(97).

Сведения о Филане в источниках чрезвычайно противоречивы. Высказывание ал-Мас‘уди о том, что «филаншах – имя всех царей Сарира»(98), диссонирует со всеми остальными источниками. В списке назначений Ануширвана, который приведен ал-Балазури, правитель Сарира и филаншах упомянуты раздельно(99). Более того, Ибн Хурдадбих сообщает о посланце халифа ал-Васика, который из Тифлиса отправился в Сарир, оттуда – к аланам, далее – к филаншаху, и затем – к хазарскому кагану(100).

9. Варазаншах

Ал-Балазури называет владетеля Сарира «хаканом горы» (хакан ал-джабал)(101). Хамза ал-Исфахани впервые приводит форму титула ﻩﺎﺷﺮﻴﺮﺴ сариршах, подразумевая «царя» (малик) Сарира(102). Однако наиболее распространенный титул владетеля Сарира, указывающий на его вассальный статус от Ирана в период господства Сасанидов – ﻩﺎﺷﻨﺍﺯﺍﺭﻮ варазаншах. Образованный от среднеперсидского warāz ([wl’c], в арабской графике ﺯﺍﺭﻮ вараз – «вепрь», «дикий кабан»), он означает «шах вепрей».

Согласно ал-Мас‘уди, владетели Сарира были связаны родственными узами с Бахрам Гуром, жившим в первой половине V в.(103) Дарбанд-нама, называя Бахрам Гура «Бахрам Гурдж-оглы шахом», приписывает ему строительные работы в Дарбанде до Ануширвана(104). В парфянской эпиграфике I в. до н.э. зафиксирована старая форма этого имени – Wrtrgngwrk, т.е. Варахрагн Гурак(105), которая, в свою очередь, перекликается с искаженными в источниках вариантами титула владетеля Сарира варазаншах: например, вахрарзаншах, варахрарншах и др(106).

Происхождение топонима Сарир ал-Истахри, а вслед за ним и ал-Мас‘уди связывал с именем Йаздагирда, последнего сасанидского правителя, который в ходе войны с арабами отослал для безопасности трон и казну на север вместе с одним из потомков Бахрам Гура(107). Этот трон впоследствии стал использоваться местным правителем в горах, от которого он и получил свой титул «владетель престола» (араб. сахиб ас-Сарир). Однако название Сарир упоминается еще в списке назначений Ануширвана(108). Известно, что дагестанские авторы не знают названия Сарир/Серир(109). В таком случае наиболее вероятна связь этого названия с иранскими колонистами на Кавказе, имевшими непосредственные контакты не только с хазарами, но и арабами. В Х в. глава иудейской общины Андалусии писал хазарскому хакану, что «старцы прежнего поколения, заслуживающие доверия», рассказывали, что их предки до гонений на них жили в районе горы, которая называлась «Сеир»(110). Елише обозначает названиями Сеир и Гадес, обозначающими горные районы в южной части Палестины», границы «страны азийцев» . Отметив, что Сеиром называлась гора библейских эдомитян, живших южнее Палестины, М.И.Артамонов тем не менее счел возможным отождествить это название в тексте хазарской переписки с Сариром(112).

Учитывая давние контакты иранских колонистов с обитателями дагестанского нагорья (в частности, иранский гарнизон в Гумике, размещенный во времена Хосрова I Ануширвана, уступил контроль над этим районом варазаншаху, впоследствии устроившему в этом городе свою резиденцию), напрашивается мысль о возможности связи названия Сарир со словом сар (в пехлевийской графике sl), которое имеет также значение «вершина», «гора». В персидской редакции сочинения ат-Табари название Сарир приводится в форме Сармар (см. ниже), причем корень сар в обоих случаях остается неизменным. Другие обозначения данной местности, например, сирийские, древнеармянские или грузинские (Бет Даду, Дидоци, Дидоети и др.), восходят к названиям горских племен.

Хамза ал-Исфахани утверждает, что Сарир – это персидское, а не арабское название(113). Далее он объясняет, что оно происходит от небольшого трона из серебра; в других источниках речь идет о золотом престоле. В анонимной арабской хронике Нихайа, основанной в том числе и на среднеперсидских источниках, сообщается о том, что марзпан Дарбанда восседал на золотом троне(114) А.И.Колесников установил, что избранный среди других марзпанов занимал серебряный трон(115). Если владения местных «царей», которых Ануширван ввел в сасанидскую иерархию, назывались марзпанствами, то более чем вероятно, что избранным среди этих марзпанов мог быть «хакан гор», как еще называли владетеля Сарира.

* * *

Археологические раскопки на Северном Кавказе cделали достоянием научной общественности фрагменты шелковых тканей, предположительно согдийского происхождения, с различными рисунками. Изучив бронзовую статуэтку, М.С.Гаджиев пришел к выводу, что халат сасанидского типа на статуэтке воина из погребального комплекса близ сел. Гигатль Дагестана напомнает кафтаны, представленные в настенной живописи Средней Азии, а также на блюдах с изображениями сасанидских правителей, в частности Пероза и Хосрова II Парвиза. Рельефное изображение армянского царя Гагика Арцруни (Х в.) на стене храма Св.Креста на острове Ахтамар сохранило рисунки птиц, обрамленные в картуши, на царской одежде. На миниатюрах матенадаранской и иерусалимской рукописей принц Левон, впоследствии правитель Киликии Левон III, и Гагик II, правитель Карса, изображены в кафтанах с рисунками львов. Жена и дочь правителя Карса облачены в одежды с другими рисунками.

Вопрос о толковании рисунков на сасанидских, согдийских и других тканях, в том числе на царских и вельможных одеждах, которые известны по рельефам Ахтамара, Так-и Бустана, настенным росписям Афрасиаба и Шахристана, сасанидским блюдам и сосудам, фрагментам шелковых тканей, хранящимся в крупнейших музеях мира, в том числе Эрмитаже и Музее Виктории и Альберта в Лондоне, а также средневековой миниатюрной живописи, в том числе и армянской, в научной литературе поднимался уже неоднократно. Чаще всего эти рисунки связывались с тотемистическами традициями Среднего Востока. В.Г.Луконин считал, что на коронах жены и наследника Варахрана II, а также на сасанидском сосуде конца III в. с изображениями протомов медведя, коня, льва, львицы, кабана и зебу, звери символизируют божества, признанных зороастрийской религией. Л.Б.Чугасзян связывал их с геральдическими традициями местных правителей. Однако возможны и другие толкования.

Изучение источников позволяет поставить вопрос о возможной связи изображений зверей на одеждах сасанидского типа с Веретрагной, или Вэртрагной (букв. «Побивающий защиту») – древнего божества Победы, или Солнца, которому сам Ахура Мазда велел молиться. В «Бахрам-яште» Авесты описано различные воплощения Веретрагны: Ветер сильный, Бык золоторогий, Конь белый златоухий, Верблюд неистовый, «объятый страстью», Вепрь рассвирепевший, прекрасный юноша «пятнадцати годов», Варагн, «быстрейший из птиц», Баран горный дикий, «прекрасный, круторогий», Козел дикий остророгий, великолепный Воин, «златой клинок держащий». Однако число инкарнаций, а также образов, которые принимало «самое воинственное из небесных божеств» («Яшт», XIV: 1), «силою – сильнейший, защитою – прочнейший» («Яшт», XIV: 3), в зороастрийской традиции могло быть больше, чем это отражено в Авесте. Во-первых, потому, что формы реального бытования любой религиозной традиции обычно шире письменно зафиксированной. Сасанидская культура уходит своими корнями в глубокую древность и обнаруживает прямые связи с культурными традициями не только Ахеменидского Ирана и Парфии, но и Древней Индии; ведь не случайно Веретрагну связывают с ведическим божеством войны Индрой. Во-вторых, не все авестийские тексты сохранились до наших дней полностью, поэтому не совсем правомерно ограничивать сферу сакрального в зороастризме исключительно рамками дошедшего текста Авесты. Так, по мнению Л.М.Альбаума, В.А.Лившица, И.А.Аржанцевой и других исследователей, в росписях Афрасиаба в качестве определенно священных существ изображены и конь, и птицы (гуси). Наконец, вследствие того, что культ Веретрагны, по всеобщему признанию, появился раньше зороастризма, он мог иметь и собственную традицию, которая с течением времени развивалась, обогащалась, соединяясь с другими традициями. Поэтому вряд ли можно обнаружить прямую связь между этим культом и содержанием рисунков на кафтанах сасанидского типа правителей Кавказа и, соответственно, с их титулатурой: эта связь в значительной степени опосредована.

Тем не менее сакральный смысл рисунков, обусловленый их культовым содержанием, все же сохранился. Не случайно и львы, и кони, другие реальные и мифические существа (например, Симурги и Сенмурвы) на рисунках, украшающих царские и вельможные одежды, попоны верблюдов, так же как и каменные изваяния свирепых демонов и львов, которые и поныне встречаются в кладке стен древних иранских крепостей, имеют крылья. Не случайно также и то, что крылья на короне Хосрова II (590–628), изображенной на его золотом динаре, символизируют Веретрагну.

1. The Sassanian Inscription of Paikuli. Part 3.1. Restored text and translation by Prods O.Skjærvø. Wiesbaden, 1983, р. 73.

2. См.: Минорский В.Ф., История Ширвана и Дербенда, с. 112, примечание 14.

3. Колесников А.И. Иран в начале VII века (ПС. Вып. 22 (85)). Л., 1970, с.20.

4. Hudūd al-‘Ālam. ‘The Regions of the World’. A Persian Geography (372 A.H. – 932 A.D.). Transl. and explained by V.Minorsky. With a preface by V.V.Barthold, transl. from the Russian. London, 1937.

5. Китаб райхан ал-хака’ик ва-бустан ад-дака’ик ли-Аби Бакр Мухаммад б. Муса б. ал-Фарадж ад-Дарбанди. Арабская рукопись из коллекции ИИАЭ ДНЦ РАН. Фонд 14, опись 1, инв. № 219.

6. Именно это значение персидского названия города зафиксировано в ряде источников. Грузинский историк XI в. Мровели объясняет: «Дарубанди, что в переводе значит «замкнул ворота» (Леонти Мровели. Жизнь картлийских царей. Извлечение сведений об абхазах, народах Северного Кавказа и Дагестана. /Перевод с древнегрузинского, предисловие и комментарии Г.В.Цулая. М., 1979, с. 26). Буквальное значение названия Дарбанд – «запор двери (ворот)».

7. The Derbend-Nameh, or the history of Derbend, translated from a select turkish version and published with the text and with notes, illustrative of the history, geography, antiquities ect. occuring throughout the work by Mirza Kazem-Beg. SPb., 1851, folios 18а-18б.

8. Дербент-наме (Румянцевский список) //Шихсаидов А.Р., Айтберов Т.М., Оразаев Г.М.-Р. Дагестанские исторические сочинения. М., 1993, с.38.

9. ‘Аджа’иб ад-дунйа (Чудеса мира). Критический текст, перевод с персидского, введение, комментарий и указатели Л.П.Смирновой. М., 1993, л. 204б.

10. Hamzae Isphahanensis Annalium. Libri X. Edidit I.M.E. Gottwaldt. Tom I. Textus arabicus. Petropoli sumtibus editoris. Lipsiae in commissis apud Leopoldum voss. MDCCCXLIV, р. 57.

11. Рисале-йе Бабийе. Сборная рукопись Ms. 9 из Берлинской Библиотеки (Der koeniglichen Bibliothek zu Berlin), секция 2, лл. 73a-98a.

12. Рукопись В 764 из академической коллекции рукописей СПб ФИВ РАН, л. 4б; Мухаммед Аваби Акташи. Дербент-наме. /Пер. с тюркского и арабского списков, предисл. и библиография Г.М.-Р.Оразаева и А.Р.Шихсаидова. Комментарии Г.М.-Р.Оразаева. Махачкала, 1992, с. 41.

13. Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда X-XI веков. М., 1963, с. 31.

14. Ср. со значением слова ﻥﺎﻴﻫﺎﭙﺴ сипахийан, означающего «солдаты».

15. Yacut’s geographishes Worterbuch, I, p. 438.

16. И.М.Готвальд, издавший текст Та’рих ал-Исфахани, привел этот титул в чтении ﻩﺎﺷﻧاﺭﻐﺒ (б.г.раншах). В.Ф.Минорский (История Ширвана и Дербенда X-XI веков, с. 135) предложил чтение «Гаран-шах» с переводом «царь гор», сопоставив титул с названием Гарчистан в Афганистане. Д.Н.Маккензи (1971, 35) действительно объясняет пехлевийское слово gar [в транслитерации gl] как «гора»; однако грамматическая конструкция фразы такова, что буква ба в указанном титуле является составной частью слова, а не предлогом. Вариант чтения баграншах и перевод его в качестве «шаха кабанов» (см.: Гаджиев М.Г., Давудов О.М., Шихсаидов А.Р. История Дагестана, с. 177) не подтверждается ни одним из известных словарей. Незначительная конъектура, устраняющая объяснимое разночтение арабского рукописного текста, позволяет восстановить титул как ﻩﺎﺷﻧاﺭﻴﻌﺒ ба‘ираншах (от перс. ба‘ир «верблюд», а также любое иное животное); изображения крылатых верблюдов зафиксированы в настенных росписях. Вопрос о том, к кому относился данный титул, остается открытым.

17. Hamzae Isphahanensis Annalium, р. 57-58.

18. Гаджиев М.С. К интерпретации бронзовой статуэтки воина из Гигатля (Дагестан) // Культуры степей Евразии второй половины I тысячелетия н.э. (Из истории костюма). Т. 1. Материалы III Международной археологической конференции. Самара, 2001. С.76-86.

19. См.: Марковин В.И. Культовая пластика Кавказа //Новое в археологии Северного Кавказа. М., 1986; Давудов О.М. Некоторые культовые места Горного Дагестана //Горы и равнины Северо-Восточного Кавказа в древности и средние века. Махачкала, 1991.

20. Гаджиев М.С. К интерпретации бронзовой статуэтки, с. 76-86.

21. См.: Альбаум Л.И. Живопись Афрасиаба. Ташкент, 1975, табл. VI.

22. М.В.Цоцелия полагает, что «если в III-IV вв. сасанидское влияние лишь поверхностно коснулось высшего слоя картлийского общества, то в последующие века оно распространилось и на население Картли» (см.: его же. Из истории взаимоотношений Картли с сасанидским Ираном. Тбилиси, 1975, с. 19).

23. Картлис цховреба (История Грузии). Грузинский текст. Издание С.Г.Каухчишвили. Т.I. Тбилиси, 1955. Т. II. Тбилиси, 1959, с. 201-204.

24. Очерки истории Грузии в восьми томах. Т. II. Тбилиси, 1988, с. 74.

25. Орбели И.А. Бахрам Гур. //Избранные труды. Ереван. 1963, с. 554.

26. Там же, с. 550.

27. Там же, с. 554.

28. Меликишвили Г.А. К истории древней Грузии. Тбилиси, 1959, с. 392-393; Калинина Т.М. Сведения ранних ученых Арабского халифата. Тексты, перевод, комментарий. М., 1988, с. 69 и др.

29. Hudūd al-‘Ālam, р. 67, 161. Примечательно, что Ибн Хурдадбих в IX в. называл Каспий «морем Гургана», имея в виду, конечно же, историческую Гирканию (Ибн Хордадбех. Книга путей и стран /Перевод с арабского, комментарии, исследование, указатели и карты Наили Велихановой. Баку, 1986, с. 124).

30. Philip Huyse. Die dreisprachige Inschrift Šaburs I, р. 23.

31. Back M. Die Sassanidiscen Staatsinschriften. Teheran-Liege, 1978, р. 271.

32. MacKenzie D.N. A concise Pahlavi dictionary, р. 86.

33. Название исторической области Гурзиван около города Балх, этимология которого представляет интерес в связи с его созвучием с топонимом Гурзан, связано не с волком (гург), а скорее с гюрзой (среднеперс. гарзаг, новоперс. гарза, см.: A concise Pahlavi dictionary, р. 35). Эту мысль, сославшись на М.Бака, высказал А.И.Колесников, отметив, что Балх расположен рядом с пустыней.

34. Liber expugnationis regionum auctore Imamo Ahmed ibn Jahja ibn Djabir al-Beladsori /Ed. M.J.de Goeje. Leiden, 1866, р. 196.

35. По произволу переписчика (лат.)

36. Подробнее об этом см.: Гаджиев М.С. Лпиния (исторические факты, локализация, этническая принадлежность) //Дагестан в эпоху Великого переселения народов. Махачкала, 1998, с. 16.

37. Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда X-XI веков. Приложение III. Ал-Мас‘уди о Кавказе (далее – ал-Мас‘уди. Мурудж), с. 214. Ср. с буквами ГН на грузино-сасанидских монетах, выпускавшихся с 80-х гг. VI в. от имени картлийского эрисмтавара Гургена (?) (Цоцелия М.В. Из истории взаимоотношений Картли с сасанидским Ираном, с. 28).

38. Руи Гонсалес де Клавихо. Дневник путешествия в Самарканд ко двору Тимура (1403-1406). Пер. со староиспанского, предисл. и коммент. И.С.Мироковой. М., 1990, с. 72, 154, 159, 180, 194.

39. Гаджиев М.Г., Давудов О.М., Шихсаидов А.Р. История Дагестана, с. 145.

40. Орбели И.А. Бахрам Гур, с. 551.

41. Правда, так называли лишь особую категорию людей, которых во время набегов на Грузию уводили в рабство в Нагорный Дагестан и поселяли там отдельно от местных жителей.

42. Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда, с. 34-35.

43. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран, с. 17.

44. Philip Huyse. Die dreisprachige Inschrift Šaburs I. An der Ka‘ba-i Zardušt (SKZ) (Corpus inscriptionum iranicarum. Band 1). London, 1999, р. 23.

45. Hamzae Isphahanensis Annalium, р. 57.

46. Nyberg H.S. Hilfsbuch des Pehlevi, р. 215.

47. MacKenzie D.N. A concise Pahlavi dictionary, р. 78. Ср. с именем «храброго Шаргира – царя леков» (Хоренаци, Каланкатваци), образованным, возможно, от среднеперсидского šagr («лев») с последующей метатезой, а также именем более позднего героя лезгинского эпоса Шарвили (Шар-вали). А.И.Колесников считает, что имя Шарвили скорее просиходит от иранского šahr, т.е. šahr-walī, или вали-йе шахр («градоначальник»). В лезгинском эпосе Шарвили фигурирует в качестве народного героя, который многократно вступал в схватку со львами и неизменно выходил из них победителем.

48. Fazl-i-Ali М. A dictionary, р. 356.

49. Картлис цховреба, I, с. 344.

50. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран, с. 61. Н.Велиханова (1986, 161) предложила чтение этого титула, зафиксированного в одном из списков сочинения Ибн Хурдадбиха («редакция Б»), как шайраншах, отметив, что «редакция А» дает другую форму: ширйаншах (там же, с. 161).

51. Hudūd al-‘Ālam, р. 404.

52. Ал-Мас‘уди. Мурудж, 191.

53. Kitâb al-Masâlik auctore al-Istakhri. Ed. M.J.de Goeje. Leiden, 1870, р. 189.

54. Yacut’s geographishes Worterbuch, I, р. 438.

55. Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда, с. 114.

56. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран, с. 61.

57. Альбаум Л.И. Живопись Афрасиаба, табл. LIII.

58. История агван Моисея Каганкатваци. /Перевод К.Патканова. СПб, 1861. Т. II, с. 39.

59. Hudūd al-‘Ālam, р. 456.

60. Мухаммед Аваби Акташи. Дербент-наме, с. 142-143.

61. Ал-Йа‘куби. Та’рих, I, р. 203.

62. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран, с. 57, 118, 119.

63. Маркварт, Streifzuge, 273, 275, 278-280; Hudūd al-‘Ālam, с. 391, Калинина Т.М. Сведения ранних ученых Арабского халифата. Тексты, перевод, комментарий. М., 1988, с. 138.

64. Калинина Т.М. Сведения ранних ученых Арабского халифата, с. 138.

65. Фавстос Бузанд. История, с. 15.

66. Liber expugnationis regionum auctore Imamo Ahmed ibn Jahja ibn Djabir al-Beladsori, р. 196.

67. Kitâb al-Boldân auctore Ahmed ibn Abî Jaqûb ibn Wadhih al-Kâtib al-Jakûbî /Ed. M.J.de Goeje (BGA. VII). Leiden, 1967, II, р. 447.

68. Все эти версии приведены в специальной статье М.Р.Гасанова (К вопросу о происхождении Табасаран //Дагестан в эпоху Великого переселения народов. Махачкала, 1998, с. 64-76).

69. Исключение составляют источники, составленные на древнеармянском языке, которые приводят различные искаженные формы этого топонима среднеперсидского происхождения (Таваспаран, Таваспарк, Табатаран и др.).

70. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран, с. 109.

71. Yacut’s geographishes Worterbuch, I, р. 201.

72. Ал-Гарнати. Тухфат ал-албаб ва нухбат ал-а‘джаб //Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в Восточную и Центральную Европу (1131-1153 гг.). Публ. О. Г. Большакова и А. Л. Монгайта. М., 1971, с. 49.

73. Fazl-i-Ali М. A dictionary, р. 315.

74. Мухаммед Аваби Акташи. Дербент-наме, с. 45.

75. Дорн Б. Каспий, с. 625.

76. The Tajārib al-umam or History of Ibn Miskawayh (Abu ‘Ali Ahmad b.Muhammad) ob. A.H. 421. Reproduced im facsimile from the MS at Constantinople in the Āyā Sūfiyya Library. With a preface and summary by Leone Caetani. Vol.1. Leyden, 1909, р. 47.

77. История Армении Фавстоса Бузанда. Пер. М.А.Геворгяна. Ереван, 1953, с. 134

78. Захир ад-дин Мар‘аши. Та’рих-и Табаристан ва-Ру’йан ва-Мазандаран. СПб., 1850, с. 15.

79. Дорн Б. Каспий, с. 625.

80. Мухаммед Аваби Акташи. Дербент-наме, с. 45.

81. Ал-Гарнати. Тухфат ал-албаб, с. 49. Это сообщение ал-Гарнати выводит за пределы этимологии названия Табарсаран другие значения сар – «вершина», «отдаленная часть чего-либо» и др. Кроме того, персидский табар-дар означает «дровосек» или «воин с боевым топором», но термин табар-сар в подобном значении не зафиксирован.

82. Fazl-i Ali, p. 317.

83. The Derbend-Nameh, or the history of Derbend, р. 135, 140.

84. Достоверность самого сообщения, призванного легитимировать власть Аглабидов, вызывает сомнения (о приходе к власти в Баб ал-абвабе Аглабидов см. ниже).

85. Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда, с. 165.

86. Коковцов П.К. Еврейско-хазарская переписка в Х веке, с. 28.

87. Там же, с. 76.

88. Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа, с. 136.

89. Мухаммед Аваби Акташи. Дербент-наме, с. 45. Рукопись ???

90. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран, с.69.

91. Бустан ас-сийаха Зайн ал-абидина аш-Ширвани. Рукопись из коллекции СПб ГПБ им. М.Е. Салтыкова-Щедрина (ПНС, 131, л. 92б).

92. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран, с.61.

93. См.: Атлас к путешествию академика Б.А.Дорна по Кавказу и южному побережью Каспийского моря, табл. XIV, 14.

94. Альбаум Л.И. Живопись Афрасиаба, табл. XXVI.

95. Дебиров П.М. История орнамента Дагестана, 83.

96. Мухаммед Аваби Акташи. Дербент-наме, с. 45.

97. Liber expugnationis regionum auctore Imamo Ahmed ibn Jahja ibn Djabir al-Beladsori, р. 196.

98. Ал-Мас‘уди. Мурудж, с. 204.

99. Liber expugnationis regionum auctore Imamo Ahmed ibn Jahja ibn Djabir al-Beladsori, 197.

100. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран, с. 362.

101. Liber expugnationis regionum auctore Imamo Ahmed ibn Jahja ibn Djabir al-Beladsori, р. 197.

102. Hamzae Isphahanensis Annalium, р. 57.

103. Ал-Мас‘уди. Мурудж, с. 203.

104. Саидов М.С., Шихсаидов А.Р. «Дербент-наме» (К вопросу об изучении) [Сводный перевод с арабского] //Восточные источники по истории Дагестана. Махачкала, 1980. С. 26-27.

105. Лившиц В.А.Новые парфянские надписи из Туркмении и Ирака //Эпиграфика Востока. Т. 22. Л., 1984, с. 22-23.

106. См.: Liber expugnationis regionum auctore Imamo Ahmed ibn Jahja ibn Djabir al-Beladsori, р. 196.

107. Ал-Мас‘уди. Мурудж, с. 203-204.

108. Liber expugnationis regionum auctore Imamo Ahmed ibn Jahja ibn Djabir al-Beladsori, р. 197.

109. Гаджиев М.Г., Давудов О.М., Шихсаидов А.Р. История Дагестана, с. 161.

110. Коковцов П.К. Еврейско-хазарская переписка в Х веке, с. 67.

111. Елишэ. Слово о войне армянской. Пер. с древнеармянского акад. И.А.Орбели. Новая редакция К.Н.Юзбашяна. М., 2001, с. 238.

112. Артамонов М.И. История хазар. Издание второе. СПб., 2001, с. 370, 374.

113. Hamzae Isphahanensis Annalium, р. 57.

114. Browne E. Some account of the Arabic work entitled “Nihayatu’l-irab fi akhbari ’l-Fars wa ’l-‘Arab” //JRAS. London, 1900, р. 227; см. еще: Гаджиев М.С. Лпиния, с. 33.

115. Колесников А.И. Иран в начале VII века, с. 112.

А.К.Аликберов

http://www.caucasian-albania.net/?p=49

Просмотров: 844 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017