Понедельник, 24.04.2017
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Кавказская Албания [0]
Ислам в Лезгистане [10]
Геополитика на Кавказе [1]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2011 » Июль » 25 » ДАГЕСТАНЦЫ - ЛЮДИ БЕЗ РОДИНЫ
20:12
ДАГЕСТАНЦЫ - ЛЮДИ БЕЗ РОДИНЫ

Как бы мы ни хотели называть дагестанцев дагестанцами, они остаются, прежде всего, даргинцами и табасаранцами, ногайцами и аварцами. По крайней мере, внутри Дагестана этнического единства не наблюдается. И у каждого народа есть этнические границы, внутри которых он привык жить - для людей это и есть Родина. Но сегодня сложилась парадоксальная ситуация: большинство дагестанцев, даже находясь в Дагестане, или живут вне Родины, или оказываются дома на вторых ролях. Или, что еще хуже, могут свою Родину потерять.

Ногайская пустыня

Хуже всего дела, судя по всему, у ногайцев. Их в Дагестане не так много - менее 100 тысяч, но это большая часть ногайского народа. Их Родина - это степь, в недавнем прошлом пригодная для выпаса скота. Сейчас в дагестанской ее части можно использовать лишь десятую часть земли - это результат хищнической формы хозяйствования, в которую выродилось в Дагестане отгонное животноводство. Самое обидное то, что растранжирили степь не сами ногайцы, веками кормившиеся с этой земли и содержавшие ее в полном порядке, а пасущие здесь скот горцы.

По мнению ученых Дагестанского научно-исследовательского института сельского хозяйства, до превращения северного Дагестана в пустыню осталось два-три года. Уже сейчас в Ногайских степях живут менее половины дагестанских ногайцев. После превращения ее в Ногайскую пустыню там никого (или почти никого) не останется. То есть дагестанские ногайцы полностью лишатся своей Родины.

Не избегут подобной проблемы и ногайцы-рыболовы прибрежного поселка Сулак, хоть и живут они в ста километрах от Ногайской степи. Они стремительно теряют свою привычную работу - за рыбой приходится плавать уже к казахским берегам Каспия, а скоро рыбы в доступной сулакцам акватории совсем не останется. Конечно, можно тут винить и самих сулакских ногайцев - они ведь ловят красную рыбу, то есть занимаются браконьерством. Но альтернативы в поселке нет, людям надо кормить семьи.

Ногайцам - и степнякам, и рыболовам - придется податься в города или в Кумыкские степи южнее Терека, где часть их живет и сейчас. Но это может привести к ассимиляции ногайцев, частичной или полной. Ведь уже не первое десятилетие наблюдается пусть вялая, но ассимиляция ногайцев близкими им по языку тюркоязычными кумыками. От ногайцев могут остаться только разрозненные группки, находящиеся на грани исчезновения.

Русские go home?

Еще одной жертвой так называемого отгонного животноводства по-дагестански стали русские, населяющие расположенную на юго-востоке Ногайской степи дельту Терека, то есть город Кизляр с одноименным районом плюс Тарумовский район. Здесь наряду с хищническим пожиранием степи идет экспансия горцев, которые сегодня составляют большинство населения этого региона. Русские сейчас третий по численности народ в дельте Терека после аварцев и даргинцев. Это, пожалуй, самая грандиозная за последнее время этническая трансформация в Дагестане, произошедшая буквально на глазах одного поколения.

Еще два-три десятилетия назад русские в Дагестане уступали по численности лишь аварцам и даргинцам. Часть их населяла как раз дельту Терека, часть жила в городах, прежде всего в Махачкале. Когда-то города Кизилюрт и Избербаш тоже были русскими, сейчас это соответственно аварский и даргинский города. Всплеск антирусских настроений, начавшийся еще в 80-х годах и не прошедший до сих пор, стал вторым фактором, вытеснившим большую часть русских из Дагестана, на этот раз не только из Кизляра и окрестностей, но и из Махачкалы и других городов.

Численность русских в республике уменьшилась более чем в три раза и продолжает уменьшаться. Сейчас их в Дагестане немногим более 100 тысяч. Кто-то может сказать, что русские как пришли сюда когда-то, так и ушли на свою историческую родину, и ничего страшного не произошло. Но эти люди здесь родились, многие из них живут здесь не в первом и не во втором поколении. И массовое бегство русских из Дагестана - это сотни тысяч поломанных судеб.

Кумыки: дома в гостях

Кумыкские степи тоже страдают от варварского отгонного животноводства. Но главная проблема здесь та же, что и в дельте Терека - массовое заселение равнины горскими народами, прежде всего опять же аварцами и даргинцами.

Численность даргинцев в традиционно населенных кумыками приморских и предгорных районах между Махачкалой и Дербентским районом уже близка к численности самих кумыков. Одной из горячих точек стал в последнее время Карабудахкентский район, где конфликты между даргинцами Губдена и окрестностей и кумыками, составляющими большинство населения района, чудом не переросли в кровопролитие. Подпитывает противостояние и активное переселение даргинцев на приморские земли района (кстати, аналогичная ситуация наблюдается и в соседнем Каякентском районе).

Еще большая напряженность в северной части кумыкских земель, между дельтой Терека и предгорьями. Там противостояние идет прежде всего между кумыками и аварцами. Но, по большому счету, "линия фронта" проходит между кумыками, чеченцами-аккинцами и ногайцами с одной стороны, и всеми дагестанскими горцами (аварцами, даргинцами, лакцами, лезгинами) с другой. Первые называют себя коренными и этим обосновывают исключительное право на главенство на этих землях. Вторых такая постановка вопроса не устраивает, причем согласно российской Конституции они как раз и правы, потому что имеют право жить и работать в любой точке России, в том числе и здесь. Это деление на своих и чужих особенно ярко проявляется в Костеке, где уже 14 лет продолжается противостояние кумыков и даргинцев.

Кумыки, конечно, остаются жить на своей земле, такого права их никто пока не лишает, как это происходит с ногайцами. До тех пор, пока и здесь степь не выродится от поощряемого дагестанским руководством варварского хозяйствования. Но уже сегодня кумыки оказались на своей Родине в меньшинстве и на вторых ролях, чем недовольно большинство представителей этого народа. Это недовольство раз за разом выливается в конфликты с горцами, и нет никаких гарантий, что напряженность не будет нарастать.

Бывшие горцы

Как известно, процесс переселения горцев на равнину был запущен и поддерживался отнюдь не самими горскими народами, а советским и постсоветским дагестанским руководством. Вместо того чтобы развивать горы, все строили на равнине, особенно вдоль автомобильной и железнодорожной магистрали Хасавюрт-Махачкала-Дербент. А живущих в стороне горцев просто туда сгоняли. Выросшие на равнине города, промышленные предприятия, транспортные магистрали, каналы создавались в том числе и горцами, все это происходило в нечеловеческих условиях. Поэтому нынешнее поколение горцев и воспринимает в штыки все попытки коренных народов урезать их в правах - их предки заплатили своими жизнями и здоровьем за переселение и все эти советские ударные стройки.

Все это ведет к тому, что фактически лишаются Родины и горские народы. Обжитые ими низменность и предгорья, покрытые степью, морское побережье - это все равно не горы. Если бы были в горах полноценные города, как в Японии, Швейцарии или даже Грузии, - неужели горцы стремились бы за тридевять земель в тот же Кизляр? Их лишали и продолжают лишать Родины их же соплеменники, находившиеся и находящиеся у власти и либо не видящие этой проблемы, либо видящие и усугубляющие ее, считая это проявлением горского патриотизма.

Отдельно стоит отметить переселение в 1944 году части лакцев из лакских гор в Ауховский район, в дома депортированных Сталиным чеченцев-аккинцев. Сейчас чеченцы-аккинцы никак не вернутся на Родину - дагестанское руководство при попустительстве руководства российского не спешит решать проблему воссоздания Ауховского района. А лакцы теряют Родину уже во второй раз - их, обжившихся в Новолакском районе, гонят в окрестности Махачкалы - уже на третью Родину. Все это сопровождается, как водится, межнациональными конфликтами - уже чеченско-лакскими.

Южный Дагестан: game over?

Южный Дагестан, как известно, регион особый, существующий как бы отдельно от остального Дагестана. Там в миниатюре отображается та же самая проблема миграции горских народов на равнину. Происходит экспансия горцев, прежде всего лезгин и табасаранцев, в низменный Дербенский район и находящиеся внутри него города Дербент и Дагестанские Огни (последний уже стал преимущественно табасаранским). Живущие здесь азербайджанцы оказались в меньшинстве.

Но главная проблема здесь - это отравление реки Самур потревоженным меднорудным месторождением Кизил-дере в Ахтынском районе. В советское время здесь провели геологоразведку, но разрабатывать месторождение не стали - без катастрофических последствий для Самура и его бассейна это было невозможно. Но разведывательные скважины не законсервировали должным образом, и это привело к отравлению Самура ядовитыми соединениями тяжелых металлов. Теперь самурскую воду почти от самых верховьев и до устья пить категорически нельзя, но ее пьют и используют для полива, в том числе в стотысячном Дербенте, куда самурская вода поступает по специальному каналу.

Употребление этой воды не только подрывает здоровье пользующихся ею людей, но может привести и приводит к рождению детей с врожденными отклонениями. А ведь в отравленной части бассейна Самура, в Дербенте и окрестностях живут почти все 100 тысяч дагестанских азербайджанцев, значительная часть табасаранцев - несколько десятков тысяч, тысячи представителей других народов и почти весь полумиллионный лезгинский народ, включая тех лезгин, что живут в Азербайджане, на правобережье Самура. Подрывается генофонд этих народов, и лезгинского в первую очередь. И хотя лезгин с их Родины никто не гонит, в скором времени она может стать непригодной для жизни.

Все дороги ведут...

Особо стоит выделить города, где живут большинство дагестанцев. Здесь, конечно, не горы, не предгорья и не равнины, здесь антропогенный ландшафт, вроде бы чужой и горцам, и степнякам. Но города стали Родиной для сотен тысяч людей, живущих здесь на протяжении нескольких поколений. И вот эту новую родину горожане тоже могут потерять, и в первую очередь это касается махачкалинцев.

Махачкала перегружена уже сегодня. Исчезновение Ногайских степей через несколько лет может добавить городу еще десятки тысяч оставшихся без отгонного животноводства горцев. По мере вырождения кумыкских степей сюда будут тянуться те же горцы вместе с теряющими Родину кумыками, продолжая увеличивать пухнущий город. Если побегут жители Южного Дагестана (а начало уже положено - к примеру, уже сейчас ведется целенаправленное заселение лезгинами поселка Семендер в Махачкале), системы жизнеобеспечения дагестанской столицы развалятся окончательно. Махачкалинцам придется бежать - но куда? В другие города, создавая там те же проблемы. В оскудевшие кумыкские степи, чтобы добить их окончательно. Или в Россию - еще дальше от своей Родины.

Где находится Ботлих?

Очевидно, что проблема потери Родины коснулась жителей всех регионов Дагестана: и Ногая, и дельты Терека, и Кумыкской равнины, и Высокогорного Дагестана, и Южного Дагестана, и даже городов, в первую очередь Махачкалы. Это главная причина межнациональных конфликтов в Дагестане. Но в перечне проблем, названных приоритетными нынешним дагестанским руководством, они не названы. И хотя проблемы эти достались в наследство от предшественников, решать их надо.

Правда, надежд на это мало. Президент Муху Алиев стимулировал горскую экспансию на равнину и в обкомовском прошлом, и в бытность председателем Народного собрания. Ту же политику продолжает он и теперь. Отгонное животноводство по-прежнему любимый конек Алиева. Можно вспомнить также его активное лоббирование интересов "Русской медной компании", позарившейся на месторождение в Кизил-дере. Осложняет ситуацию то, что президент Алиев - формалист, подменяющий реальное решение проблем простым соблюдением формальностей. Та же проблема оттока русских из дельты Терека его не волнует. Зато он был против того, чтобы Кизлярский район возглавил аварец Сагид Муртазалиев - не соблюдалась русская квота, район должен был номинально оставаться русским. Его не интересует право народа жить на своей земле - зато он дрожит над соблюдением "национальных квот" при распределении высших должностей.Понятно, что развивать те же горы невероятно сложно. Но сложно не значит невозможно. Когда понадобилось разместить горную бригаду в Ботлихе, в горах появились прекрасные дороги, новый газопровод, новые линии электропередачи. Ведь Ботлих находится не на берегу Каспия!

Блог Руслана Салахбекова

http://salahbekov.livejournal.com/43494.html

Просмотров: 275 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Июль 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017