Пятница, 15.12.2017
Мой сайт
Меню сайта
Категории раздела
Кавказская Албания [0]
Ислам в Лезгистане [10]
Геополитика на Кавказе [1]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2011 » Июль » 1 » У России "тырят" даже воду
11:36
У России "тырят" даже воду

Пресная вода становится сильным аргументом в международной политике. Дело в том, что через несколько десятков лет вода, по мнению некоторых экспертов, может стать вровень с нефтью, газом и золотом. К сожалению, в нашей стране, где находится едва ли не половина всех мировых запасов пресной воды, пока не уделяют серьёзного внимания для её сохранения и рационального использования.

В прежние времена на Руси была поговорка: "Сколько стоит Москва с её дворцами и золотым убранством? Всего три хороших летних дождя!" Урожай для людей куда дороже, чем все сундуки золота, над которыми чахнут отдельные сановные рыцари в своих подвалах. Столетиями эта поговорка являлась основой государственного строительства. И только в наше время о ней забыли.

"Мы живем, под собою не чуя страны", - эти слова поэта можно было бы поставить эпиграфом ко всей нашей нынешней жизни. Не чуем, когда более пятидесяти процентов воды российской реки Самур уходит, по старой памяти, в соседнюю Республику Азербайджан. Не чуем, когда дагестанские поля высыхают от недостатка влаги. Не чуем, когда тысячи людей уезжают из насиженных мест в поисках лучшей доли, потому как выжженная земля не родит. Не чуем страны, когда уникальный реликтовый лес в Южном Дагестане высыхает только из-за того, что Россия не в состоянии отстоять свои законные интересы. Когда наше государство теряет миллионы долларов только потому, что чиновники не могут или не хотят решить проблему, от которой во многом напрямую зависит судьба и благополучие этого северокавказского региона

С депутатом Государственной Думы Махмудом Махмудовым мне удалось пройти на территорию главного пропускного пункта на границе России и Азербайджана (без депутата, члена российско-азербайджанской комиссии, решающей вопрос самурской воды, такой вояж был бы неосуществим). После проверки документов в сопровождении пограничника подходим к государственной границе. И уже здесь возникают первые вопросы. Нейтральная полоса, которая пролегает аккурат по руслу Самура, отодвинута в глубь российской территории. Там, где должен стоять наш пограничник, красуется азербайджанец в форме. На недоуменный вопрос представитель погранслужбы пожимает плечами: "Это вопрос к дипломатам"

Итак, щит с надписью "Россия" отодвинут метров на триста в глубь нашей территории. Мне не удалось сфотографировать самурский водозабор. Пришлось довольствоваться созерцанием полноводного русла до него и практически пересохшего после. Хотя и этого достаточно. Кстати, по словам Махмуда Махмудова, занимающего в этом вопросе принципиальную позицию, реальные данные по забору воды азербайджанской стороной многим более, нежели отмечено в документах, - 60-70 процентов. Кстати, именно эти цифры объясняют тот факт, что самурский лес сегодня находится на грани исчезновения.

В России, да и в мире найдется не много заповедников, сравнимых по красоте и многообразию природы с реликтовым самурским лесом. Пятисотлетние дубы, обвитые тропическими лианами, десятки видов птиц и зверей, сотни ручьев со звенящей родниковой водой. Все это великолепие должно в ближайшем будущем исчезнуть с лица земли. О том, что нарушен баланс так называемого "экологического пропуска" воды, говорит и тот факт, что уровень грунтовых вод в районе устья понизился на три метра. Все это грозит крупномасштабной экологической катастрофой. Устье Самура является местом нереста уникальных каспийских рыб: кутума, шемаи, каспийской воблы. Поэтому всякое уменьшение сброса в головном гидроузле, который азербайджанская сторона считает своей территорией, напрямую влияет на численность каспийской фауны.

Спор по поводу сброса воды из пограничной реки начался сразу после развала СССР. Однако вот уже второе десятилетие переговоры по этой проблеме не продвинулись ни на литр. Азербайджан продолжает откачивать воду из России. Казалось бы, в таком спорном вопросе было бы разумнее обратиться к международному праву, которое согласно Хельсинкской конвенции 1966 года кроме прочего гласит: водозабор в пограничных реках должен осуществляться 50 на 50, за вычетом экологического сброса. Но противоположная сторона отмахивается от общепринятого подхода.

Было бы интересно обратиться и к доводам азербайджанской стороны. Но вычленить аргументы, по которым наш южный сосед, по сути, обкрадывает Россию, удалось с большим трудом. Как ни удивительно, но азербайджанцы, как и некоторые сестры-республики, отделившись от союзного государства, наотрез отказываются принимать минусы этого шага. Главным в их аргументации является то, что во времена Союза был установлен именно такой ценз - большая часть воды уходила в направлении Баку. Тогда головной узел построили на территории Магарамкентского района Дагестана.

А в связи с тем, что административная граница между Азербайджаном и Россией во времена СССР носила условный характер, эксплуатацию гидроузла отдали другой стороне в связи с тем, что азербайджанский населенный пункт территориально находился ближе к водозабору И до сих пор вопросы межгосударственного использования водных ресурсов реки Самур регулируются протоколом от 7 октября 1967 года, утвержденным бывшим Минводхозом СССР! При этом начисто забывается, что в СССР недостаток водных ресурсов в Дагестане компенсировался из союзной казны. Таким образом, Россия сегодня попала в совершенно неприемлемое положение, когда по сути должна дотировать бывшую союзную, а ныне суверенную республику как бы по старой памяти.

Граница, разделяющая Россию и Азербайджан, прошла по сердцу каждого лезгина. Занимающий одно из лидирующих положений в регионе лезгинский народ, по сути, оказался разделенным пополам. Часть его проживает на территории Дагестана, другая часть, около миллиона, в приграничных районах Азербайджана, общая численность населения которого немногим более 8 миллионов). Это также последствия развала СССР, где административные границы между республиками были во многом условными. Однако в этом вопросе (в отличие от проблем с забором воды из российской реки) до сих пор ни у кого не появилось желания хоть как-то облегчить участь этого уникального этноса. Так еще около года назад общение ближайших родственников, проживающих по разные стороны границы, было упрощенным, сейчас же произошло неизбежное - люди реально оказались в разных государствах и в гости друг к другу должны ездить по загранпаспорту. Пока все попытки решить вопрос, в частности через приграничное сотрудничество (чем активно занимаются и члены Совета Федерации), натыкаются на серьезные препоны. При этом отношение к гражданам неазербайджанской национальности в Азербайджане иное, нежели в России.

При желании с небольшой погрешностью можно посчитать, сколько дагестанцев (а это 1/8 населения) занимают властные посты в Азербайджане и сколько азербайджанцев активно участвуют в политической жизни России. И здесь сравнение будет отнюдь не в пользу нашего соседа. А это, между прочим, опять же так называемое наследие Союза, с которым в данном случае азербайджанская сторона не желает считаться.

Другой вопрос, возникающий в связи с межгосударственным сотрудничеством, - ежегодное дотирование Россией азербайджанской экономики через гастарбайтеров. По оценке компетентных органов, каждый из более двух миллионов азербайджанцев (почти четверть населения страны), выезжающих к нам на заработки, ежегодно привозит домой от 200 до тысячи долларов. Получается, что наша страна вкачивает в экономику южного соседа примерно миллиард долларов каждый год. И это лишь самые скромные прикидки, основывающиеся на официальных данных. На деле же эта цифра, скорее всего, окажется в несколько раз больше

Увы, но подобные аргументы наверняка не будут иметь силы в решении самурской проблемы. Во всяком случае, их не примут в расчет. Не произойдет этого хотя бы потому, что Самур-Апшеронский водоканал ежегодно приносит Азербайджану миллионы, если не миллиарды долларов. Столько же теряет российская экономика.

Председатель Совета Федерации Сергей Миронов неоднократно акцентировал внимание общественности и российских политиков на том, что в нынешнем веке пресная вода становится едва ли не самым сильным аргументом международной политики. Во всяком случае, через несколько десятков лет вода может стать вровень с нефтью, газом и золотом. К сожалению, наша страна, в которой находится едва ли не половина всех мировых запасов пресной воды, пока не уделяет серьёзного внимания этому вопросу. Но если сейчас не предпринять необходимых мер, то в будущем может быть просто поздно.

Так, к сожалению, с запозданием было принято решение о строительстве на нашей территории водозабора выше самурского гидроузла, да и сами работы идут по вялотекущему графику. Причем позиция наших госчиновников, в том числе из МИД России, весьма неопределенная. Очень хотелось бы задать вопрос, в том числе и исполняющему обязанности российского посла в Азербайджане, почему до сих пор переговоры не введены в рамки международной Хельсинкской конвенции? Почему по-прежнему российские интересы отстаивают в основном лишь народные избранники - депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации, а чиновники сегодня, как и десятилетие назад, хранят "нейтралитет"? Кстати, неоднократно предпринимались попытки затормозить строительство того же российского водозабора. Учитывая, что не только северные районы Азербайджана питаются самурской водой, но и столица (Баку более чем на 40 процентов зависит от количества воды, поступившей в Самур-Апшеронский канал), можно представить, какие силы задействованы на то, чтобы чинить препоны этому процессу.

Кроме прочего, без решения вопроса о принадлежности главного водозабора невозможно решить и проблему центрального пограничного пропускного пункта, лежащего на пути главной транспортной артерии, соединяющей Россию и Азербайджан. Ведь если мост через Самур так и останется за азербайджанской стороной, то проезд через него наверняка станет дополнительной статьей расхода для россиян. К слову, практически на всей протяженности пограничной части русла Самура полосатые столбы располагаются на нашем берегу и зачастую отсекают плодородные поля, на которых веками трудились дагестанцы. Почему и как это произошло, описывать не имеет смысла. Скорее всего, и это далеко не случайность. Разумеется, граница между нашими странами еще не делимитирована, но при таком отношении нетрудно догадаться, в чью пользу окажется решение. А если так, то 38 километров Самура из пограничной реки под разговоры о нашем общем прошлом и нынешних проблемах бывших союзных республик может в одночасье превратиться в азербайджанскую часть русла. При этом тот же нефтепровод Баку - Джейхан (в обход России) - акт не вполне дружественный по отношению к нам. Во всяком случае, он никак не стыкуется с постоянным апеллированием к прежней братской дружбе.

Последние инициативы России, направленные на то, чтобы торговать энергоресурсами с развитыми европейскими партнерами напрямую и исключить зависимость от восточно-европейского транзитного кордона, недвусмысленно иллюстрируют новую позицию нашей страны, реально вставшую на путь политического и экономического прагматизма. Но почему эта политика осуществляется только на Западе и совершенно не затрагивает южных регионов?..

Сейчас же азербайджанская сторона активно ведет реконструкцию Самур-Апшеронского канала для увеличения его пропускной способности почти вдвое. В этом случае Россия не получит и того минимума, который есть сегодня, не говоря уже о том, что это является смертным приговором для самурского заповедника.

справка "ПГ"

Река Самур, берущая начало в дагестанских горах, более чем на 95 процентов формируется на территории Российской Федерации. Лишь 38 километров реки протекает по границе Азербайджана c Россией. Однако самурский водозабор распределяет воду реки по отдельной схеме: более 50 процентов воды уходит в Азербайджан - на орошение полей и обеспечение городов питьевой водой. Около 32 процентов впадает в Каспийское море, и лишь 17 процентов идет на нужды России.

мнение законодателей

Махмуд МАХМУДОВ

депутат Государственной Думы, член Комиссии Государственной Думы по проблемам Северного Кавказа

К сожалению, несмотря на длительные переговоры, проблема водозабора из головного гидроузла на реке Самур остается. Необходимо, наконец, сесть за стол переговоров, решив раз и навсегда этот вопрос. При этом хочется заметить, что позиция России не в том, чтобы как-то ущемить права Азербайджана, а в том, чтобы соблюсти интересы всех сторон. И чем раньше мы сможем закрыть эту тему, тем будет лучше для всех. Ведь незакрытый спор даже между добрыми соседями всегда мешает дальнейшему налаживанию отношений.

Шамиль ЗАЙНАЛОВ

член Совета Федерации, заместитель председателя Комитета по природным ресурсам и охране окружающей среды

Вопрос самурского гидроузла очень непростой. Он очень болезненно воспринимается азербайджанской стороной. Несмотря на то что более 90 процентов реки протекает по территории России, азербайджанская сторона настаивает на получении более 50 процентов воды с головного гидроузла в Самур-Апшеронский канал. Когда российская сторона поставила вопрос о строительстве водозаборов выше по течению Самура, наши партнеры стали реагировать несколько нервозно. Несомненно, этот вопрос очень важен как для России, так и для Азербайджана. Разумеется, мы не ставим вопрос так, что если на 96 процентов река формируется в России, то и распределение должно быть таким же: 96 процентов воды нам и 4 процента Азербайджану. Мы настаиваем на разумном решении вопроса, и чем раньше это произойдет, тем лучше будет для всех сторон.

Александр РЖЕШЕВСКИЙ

Южный Дагестан

http://www.pnp.ru/archive/17860110.html

Просмотров: 361 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Июль 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017